Никита Петров
3
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Клан кибергангстеров

На следующей неделе Совбез РФ собирается обсудить план противодействия отключению России от глобального интернета. Безусловно, само по себе возникновение такой угрозы кажется не очень вероятным. Как минимум, в силу того, что США в последние годы активно развивают не только теорию, но и практику кибервойны, что, например, хорошо проявилось в совместной американо-израильской операции против Ирана («Олимпийские игры», затем вирус Stuxnet, потом Flame). В итоге, даже если отбросить пропагандистскую составляющую, наиболее вероятный потенциальный противник как раз должен быть заинтересован в подключении России к WWW. Впрочем, похоже, случись что, мы можем запустить в ответ штрафные батальоны хакеров. По крайней мере, такое впечатление у меня ложилось после прочтений статьи из французского Le Monde Informatique от 2012 года, которая называется «Как Россия стала сверхдержавой киберпреступности». Делюсь с вами этой старостью.

В 2011 году более трети мирового «рынка» киберпреступности пришлось на Россию. Такой резкий рост объемов мошенничества в сети как внутри, так и за пределами страны превратил ее в настоящую сверхдержаву в сфере цифровой преступности. К подобному выводу приходит аналитический центр Group-IB в исследовании «Русский рынок компьютерных преступлений, состояние и тенденции». Как следует из анализа данных, которые были получены от государственных источников и партеров центра, в 2011 году объем мирового «рынка» киберпреступности достиг отметки в 12,5 миллиарда долларов, 4,5 миллиарда из которых пришлось на российских и русскоязычных преступников (тех, кто живет за пределами страны).

Процветающий внутренний рынок

В то же время, собранная самим центром информация указывает на то, что за прошлый год российский рынок киберпреступности вырос вдвое по сравнению с 2010 годом и составил 2,3 миллиарда долларов. С учетом 143-милионного населения страны, этот уровень можно считать чрезвычайно высоким. На первом месте стоит онлайн мошенничество, объем которого достигает миллиарда долларов. Далее идут рассылка спама с 830 миллионами долларов, внутренний рынок Cybercrime to Cybercrime с 230 миллионами долларов и DDoS-атаки с 130 миллионами долларов.

Кроме того, помимо поразительного роста объемов, Group-IB отмечает укрепление позиций российской киберпреступности. В настоящий момент в этой среде все большее место занимают более крупные и лучше организованные группы, которые находятся под контролем «классических» преступных группировок. В исследовании также приводятся убедительные доказательства сотрудничества этих групп и зарождения крупного рыка Cybercrime to Cybercrime, главная задача которого - поддержание этой преступной деятельности.

Неэффективность российских законов

Сам факт того, что исследование было произведено российским аналитическим центром, придает ему еще большую значимость. Специалисты рассказывают о различных методах и тенденциях рынка (например, вредоносном ПО), которые показывают, что Россия представляет собой один из важнейших полюсов в мире киберпреступности. Так почему же стране удалось завоевать столь прочные позиции в этой сфере? Помимо традиционного аргумента о низких зарплатах российских программистов Group-IB поднимает вопрос недостаточности государственного контроля и неэффективности законодательства.

Так, аналитики приводят пример Евгения Аникина и Виктора Плещука, которым в 2008 году удалось похитить 10 миллионов долларов у Royal Bank of Scotland, взломав платежную систему WorldPay. Российский суд приговорил их к условным срокам тюремного заключения. «Из-за несовершенства правовых норм Российской Федерации, отсутствия жестких санкций, устойчивой правоприменительной практики и систематического повышения квалификации по вопросам противодействия компьютерным преступлениям злоумышленники несут ответственность несоразмерную совершенным деяниям», - отмечается в исследовании. Как считает генеральный директор Group-IB Игорь Сачков, «деятельность компьютерных преступников из России обходится мировой экономике в миллиарды долларов ежегодно».