Basilio
23
All posts from Basilio
  Basilio in Basilio,

Великая Победа. Помним и гордимся.

С праздником! Помянем дедов и прадедов...

 

- Георгий Константинович, важно услышать от вас отцовское слово, обращенное к молодежи.

- Я считаю, что молодежь принесла главную жерт­ву войне. Сколько прекрасных молодых людей мы по­теряли! Сколько матерей не дождались с войны детей! С командного пункта я много раз видел, как молодые солдаты поднимались в атаку. Это страшная минута: подняться в рост, когда смертоносным металлом про­низан воздух. И они поднимались. Многие из них толь­ко-только узнали вкус жизни. Девятнадцать-двадцать лет — лучший возраст в обычной человеческой жизни.  Все впереди…  А для них очень часто впереди был толь­ко немецкий блиндаж, извергавший пулеметный огонь. На Висле, я помню, увидел плачущего солдата. Ока­залось, солдат рассказывал о своем друге, только что погибшем молодом лейтенанте... Дорогой ценой доста­лась нам мирная тишина, возможность учиться, рабо­тать, ездить куда захочется. Мы, люди старшего поко­ления, этого не забудем. Важно, чтобы и молодые не забывали. Еще я хотел бы сказать молодым людям: охотники до нашей земли и наших завоеваний по-прежнему есть и, думаю, долго еще не переведутся. И потому в лю­бой момент надо быть готовым к суровому часу. Какими я хотел бы видеть нынешних молодых за­щитников Родины? Знающими и выносливыми. Армия сейчас оснащена сложнейшей техникой. Изучить ее, ко­нечно, труднее, чем в годы моей молодости научиться управлять конем и владеть шашкой. Но каждое время ставит перед солдатом свои задачи. К минувшей войне ваши ровесники мастерски овладели танками и самоле­тами. Нынешняя техника тоже по силам молодым, цеп­ким умам. Учитесь! Знайте, что наши враги не сидят сложа руки.

Маршал Жуков Георгий Константинович (27 апреля 1970 г.)

Строки из писем и дневника Адольфа Павленко, 19 летнего русского солдата, погибшего 14.10.43 года под высотой 191,6 в рай­оне ст. Опухлики Невельского района, там же и похо­ронен.

4 августа 1942 г.

Мой адрес:  Полевая почта  1526, взвод ПВО. На нашем участке сейчас затишье, и странно, что где-то на юге идут ожесточенные бои. Живем в блин­дажах, вырытых в земле и укрепленных от мин. По тревоге бежим к пулемету. Я сейчас командир отделе­ния (сержант), и в моем подчинении расчет зенитного пулемета. Мы на Воронежском фронте. По ту сторону До­на — немцы. Погода у нас хорошая, стоят хлеба, сол­нечно. Кроме еды из полевой кухни, варим картошку.  С  пулеметом заняли позицию в подсолнухах.

16-17 августа 1942 г.

Затишье сменилось ожесточенными боями. Пятый   день   наш   взвод  находится     па   передовой. Кое-кто уже  погиб,   некоторых  ранило.  Одного парня я всю ночь тащил к переправе. Вернулся к нашим — их тоже осталось двое. Тя­желые предчувствия...

11 октября 1942 г.

Вчера получил два письма, одно с запасом бумаги. Богатство! Нашим ребятам по почте приходит иногда бандероль с тетрадями, свернутыми в рулончики, а од­ному даже газета на армянском языке приходит из Еревана. Решал сегодня задачу по полету снарядов в возду­хе и пришел к уравнению. Можно ли его решить? В письме сделал запрос своим университетским препода­вателям. Надо сбивать самолеты...

5 ноября 1942 г.

Находимся недалеко от истоков великой русской реки. Стоим уже два часа. Из вагона видно: замерзли лужи и озера. Зима. В проезжающем эшелоне видел земляков с Украины.

15 ноября 1942 г.

В нашем взводе огромные перемены. Получили по­полнение. Пришли новые люди. Получили также два новых автомобиля и крупнокалиберные зенитные пу­леметы. Теперь мы сила... Впереди фронт, третий мой фронт. Первый под Красным Лиманом, второй — Во­ронежский, и вот сейчас...

1 января 1943 г.

С Новым годом! Поздравление мое опоздает, но лучше поздно, чем никогда. Праздновали вчера — сто граммов водки, пшеничный суп и пшенная каша, дре­безжание патефона из командирского блиндажа. Но было что-то и радостное. Что-то уже впереди забрез­жило...

9 января 1943 г.

Сбили два вражеских самолета!

19 января 1943 г.

Сегодня узнали, что Сталинград теперь совсем наш. Это отлично. Это отлично!

28 января 1943 г.

Вчера немец целился прямо в нас. Несколько сна­рядов упало шахматным порядком в районе машин. Но мы невредимы. Получили несколько книжек — чей-то подарок фронтовикам. Ребята сразу распределили: «Это читать, а это на курево». У нас новый командир взвода из Рубежного, слав­ный старик с усами Тараса Бульбы. Герой Советско­го Союза. Вчера ночью были в бане. Далеко пришлось идти, пурга, ветер, но вымылись хорошо. Бумаги по-прежнему нет. Пишу на обертке пшенного концентра­та. И еще прошу: нельзя ли где-нибудь раздобыть на­ставление по пулемету ДШК -12,7 мм? Хочу сделать прибор для определения расстояния до самолета. По этому случаю нужны и таблицы тригонометрических функций. Если можно, пришлите.

1-15 марта 1943 г.

Передовая. Живем как кроты, беспрерывно копаем окопы и блиндажи. Все время светят ракеты и пуле­метная трескотня. Читал присланную вами «Развитие взглядов на стро­ение солнечной системы». В главе «Кеплер» не во всем разобрался. Читаю, правда, минутными урывками. Я рад, что не утратил интереса к миру. Мне кажется, ин­терес этот даже и обострился. То же самое наблюдаю и у товарищей: жадно ждут писем, просят рассказать о прочитанном. А ведь каждого из нас в любой момент может настигнуть пуля или осколок. Вчера схоронили связиста. Бугорок и березовый столбик... Не хочется верить, что и твоя жизнь в любой момент может окон­читься так же.

1-3 апреля 1943 г.

Весна  принесла  воду  и  грязь.  В  лощинах  —  море воды. Дороги превратились в сплошные болота. Делаем   в   наших   кротовых  норах  сложные  водостоки.   Во  всех  блиндажах посредине вырыты ямы,  куда  стекает  вода.  Из этих ям воду непрерывно надо вычерпывать 5 котелками. От такой работы пальцы одеревенели, пот­рескались,  плохо держат  карандаш,  плохо  будут  слу­шаться, случись разбирать пулемет. Но погода свои ми­лости делит поровну между нами и  немцами. Молчат. Тоже, наверное, воюют с водой.

14 апреля 1943 г.

Хороший день. Приятно дремать на солнце после тяжелых ночных работ. По телу разливается непонят­ная нега, и утверждается горячее желание жить и жить. Сегодня ветер качает на уцелевших столбах про­вода. Они тревожно гудят, и в памяти всплывают об­рывки воспоминаний. Мне уже скоро двадцать. Вспо­минаю школьные годы. Университет. Почему-то утвер­ждается чувство, что не смог я взять всего, что следо­вало, от этих быстро, очень быстро промчавшихся двад­цати лет. Уже два года воюем. Втянулись. Никто не жа­луется. В который раз вспомнил вчера Короленко: «А все-таки впереди огоньки...» Твердо убежден, что после войны мы снова заживем кипучей, счастливой жизнью. Хорошо бы и мне до этой жизни дожить. Встретиться с матерью, отцом, братом...

10 мая 1943 г.

«О, Павленко, тебе снова куча писем!» — с таким возгласом обычно передается мне почта. Спасибо вам! На фронте письма для человека — главное богатство. Получил также перевод на 150 рублей. Но это напра­сно. Деньги тут ни к чему, даже карандаш негде купить. Особое спасибо за стихи Пушкина. Читал с на­слаждением. Подумал: где-то есть сейчас не тонюсень­кая книжечка, как у меня, а толстенный том Пушкина. Мне кажется, читал бы и читал сейчас без передыха. Почему-то дома у меня совсем не проявлялись склон­ности к литературе. Возможно, я толком не понимал, что такое  литература и как много может дать она че­ловеку... Небо покрыто редкими белыми тучами, ласково гре­ет солнце, поют птицы. Как будто и нет войны. Но стоит повернуть голову, и радостное настроение сразу же исчезает — в полкилометре от меня немцы.

2 июня 1943 г.

Уже июнь. Два года войны. Для меня как будто вчера было лето 1941 года: экзамены в университете, строительство укреплений под Киевом, мучительный пе­реход на восток, тоска по брату и маме. Ее глаза и морщины стоят передо мной. Невырази­мо велико желание увидеть родных, разбросанных по белому свету. Вот-вот 22 июня, а за этой датой сколь­ко еще будет событий... Днем стрельбы почти не слышно. И только ночью  строчат пулеметы. Но это ненадолго. Это тишина пе­ред бурей.

6-8 июня 1943 г.

Был проливной дождь. Каждая ямка полна воды. Тучи комаров грызут лицо и руки. Все деньги отдал в «общую шапку». Вчера утром погиб наш товарищ. У него дома, притом в городе, ос­талось шестеро детей. Пошлем деньги. Напишем пись­ма. Представляю, какое горе придет в эту семью...

1-4 июля 1943 г.

У  нас дожди. После поста сижу в блиндаже, читаю  газеты. Теперь вряд ли у кого есть сомнения, что пе­сенка государств оси уже спета. Неясно лишь, когда будет финал и кто из нас увидит этот счастливый день... Распотрошил присланный вами «Задачник по воздуш­ной стрельбе»: вырезал тригонометрические таблицы, оставил некоторые страницы, остальное отдал курцам.

7 августа 1943 г.

Все  мы  охвачены   огромным  энтузиазмом   в   связи с наступлением наших войск и освобождением Орла и Белгорода. У нас затишье. Сегодня я даже выкупался по-на­стоящему — влез в воду и выкупался. Чудеса! Пропал карандаш, бесповоротно и неизвестно как. Чувствую себя разорившимся миллионером. Хорошо, что был в кармане НЗ — огрызок величиной с па­лец. Живем большими надеждами. Каждая сводка те­перь очень радует. Дорогая Родина скоро будет сво­бодной.

7 сентября 1943 г.

Очень хочется получить карту европейской части СССР. Хочется отмечать и видеть каждую точку ос­вобожденной земли. Не присылайте письма с сообще­нием вроде: «Наши войска заняли Харьков». Такие но­вости мы узнаем вовремя.

6 октября 1943 г.

Здравствуй, дорогой отец!

Пишу в обстановке, которая, несомненно, приведет к перерыву нашей почтовой связи. С часу на час мы должны выступить. Однако ты пиши мне по прежнему адресу. Будем надеяться...

Слышно артиллерийскую канонаду, рев самолетов — наступление началось.

Твой   сын.