Никита Петров
16
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Pro-биржа

В субботу выпивал со старым знакомым, топ-менеджером брокерской компании. Настроение у него в целом бодрое, народ на биржу идет, ИИС открывает, валюту покупает, на срочке колбасит. А вот по поводу регулятора, ЦБ то бишь, он грустит. Вроде, говорит, вменяемый, а фондовый рынок не любит. Тот же тов. Швецов на разных мероприятиях неоднократно говорил, что биржа в России не выполняет своих функций по привлечению ресурсов в экономику, является машиной для спекуляций и, в силу этого, не особо нужна. Правда, такие мысли возникают не только в России. Ричард Уитни, которого еще называют гением Уолл-стрит (ну, называли до судимости), даже статью в защиту биржи в свое время написал. Ей сегодня с вами и делюсь.

Один из парадоксов современной жизни в том, что очень многие из ее учреждений неправильно воспринимаются почти пропорционально их реальной полезности обществу. Несомненно, это относится и к фондовым биржам. Многие люди видят в фондовом рынке только его преходящую спекулятивную внешнюю сторону. Они никогда не заглядывают под эту беспокойную пену и пузыри в огромные экономические течения, движущиеся внутри. При таком близоруком взгляде фондовые биржи выглядят простыми игорными казино, где бездумные ставки могут делаться на ничего не значащие колебания цен. Кажется, нет необходимости говорить, что если это правда, то чем раньше все фондовые биржи упразднить, тем лучше.

Непонимание природы и функций рынков ценных бумаг особенно велико во время депрессий, когда сокращение рентабельности в промышленности неизбежно уменьшает кредит и снижает цены на ценные бумаги и товары. Инвесторы и спекулянты одинаково несут тяжелые убытки и очень по-человечески желают найти козла отпущения во многих случаях за их собственные ошибки в решениях. Нельзя с легкостью напасть на теоретический закон спроса и предложения. Всегда гораздо легче критиковать фондовые биржи. Подобные периодически повторяющееся волны ошибочного мнения не следует воспринимать слишком серьезно. В конце концов, если не доводить дело до полной революции во всей нашей экономической системе, нам всегда будут нужны фондовые биржи. С возобновлением нормальной экономической деятельности, что отразится в росте цен ценных бумаг, агитация против них быстро исчезнет. Однако весьма прискорбно, что такие предубеждения получают распространение во времена серьезного напряжения в финансовом положении, когда каждое усилие должно быть направлено на восстановление стабильных условий вместо того, чтобы быть растраченным в борьбе с глупыми экономическими заблуждениями и фальшивыми панацеями. Точный диагноз всегда должен оставаться первым необходимым шагом эффективного подлинного лечения.

Как возникли фондовые биржи

Фондовые биржи развивались постепенно на протяжении нескольких веков. Чтобы понять их функции в настоящее время, необходимо рассмотреть их прошлую историю. Как означает их название, они организации, при помощи которых деньги могут быть обменены на ценные бумаги или ценные бумаги на деньги. До семнадцатого века не существовало реальной фондовой биржи в нашем понимании этого слова, потому что не было выпусков акций или облигаций. Но, когда государственное финансирование стало вершиться созданием национальных долгов и выпуском государственных облигаций в большей степени, чем частными финансовыми операциями монархического правителя, началось инвестирование в ценные бумаги. Тут же сразу возникла потребность в рынке, где эта новая форма собственности могла бы быть быстро оценена, куплена и продана.

Подобным же образом, пока торгово-промышленное предприятие оставалось малым бизнесом, фирмы нуждались в небольшом капитале и редко организовывались как акционерные компании; поэтому не существовало облигаций или акций компаний и не было необходимости для них в рынке. Но с приходом промышленной революции паровую тягу впервые использовали на транспорте и в промышленном производстве; промышленным предприятиям стал необходим огромный капитал. В результате стали быстро образовываться акционерные компании, и начался частый выпуск корпоративных ценных бумаг. Облигации и акции новых компаний, созданные таким образом, в свою очередь нуждались в рынке, где они могли бы легко продаваться и покупаться. Эти самые условия возникли во всех современных странах, в одних раньше, в других позже. Но везде эффект был один и тот же – настоятельная необходимость в постоянном и надежном рынке как для государственных ценных бумаг, так и для ценных бумаг компаний.

Необходимость в дисциплине

Форма, которую приняли такие рынки ценных бумаг в конечном счете, также приблизительно одинакова во всех современных странах, и она прошла очень похожий путь естественного развития. Самые ранние рынки ценных бумаг и здесь, и в Европе возникли из уже существовавших оптовых рынков материалов и товаров. В Лондоне первые фондовые брокеры собирались в здании лондонской биржи, первоначально возведенной в качестве здания для купцов. В Нью-Йорке первые фондовые брокеры появились на коммерческих аукционах, проводимых на причалах у начала Уолл-стрита и в расположенных рядом кафе, которые часто посещали торговцы. Однако по мере того, как объем сделок с ценными бумагами рос, наступила вторая стадия эволюции. Фондовые брокеры и дилеры ценных бумаг стали организовывать отдельные рынки на улицах. В Лондоне они толпились в аллее Иксчендж, в Париже на улице Кьянкапуа, а в Нью-Йорке в нижней части Уолл-стрита под традиционным платановым деревом. С 1792 по 1817 гг. Нью-Йоркская фондовая биржа собиралась как рынок на обочине, а в наше время Нью-Йоркская биржа на обочине проводила свои встречи в нижней части Брод-стрита, пока не переехала в закрытое помещение в 1921 году.

Дисциплина и саморегулирование фондовой биржи основываются непосредственно на возможности исключать, временно отстранять или наказывать своих членов. Повсеместный опыт показывает, что на практике невозможно регулировать и контролировать рынок на улицах города, потому что брокеры, применяющие бесчестную тактику, не могут быть исключены, и сделки с непригодными ценными бумагами не могут быть предотвращены. Соответственно, в каждом важном финансовом центре первоначальные рынки на обочине постепенно переместились в помещения, приняли уставы, регламентирующие действия своих членов, и усилили эти правила своей властью отказывать в допуске членам биржи, нарушавшим их правила. На такой твердой основе повсеместно выросли скрупулезные и обеспечиваемые применением силы законы поведения членов фондовой биржи.

Это наложение порядка и дисциплины на фондовый рынок, вызванное организацией фондовых бирж, одна из наиболее важных функций, и любое полное описание ее многочисленных ответвлений само по себе занимает приличный объем. Особенно полный свод правил с течением времени создан Нью-Йоркской фондовой биржей; им должны соответствовать ценные бумаги, обращающиеся за допуском к сделкам в зале биржи; условия получения права на биржевую котировку на Нью-Йоркской фондовой бирже самые придирчивые и глубокие в мире, включая настойчивые требования обязательной гласности и других возможностей, предназначенных для информирования и защиты инвестирующей публики. Допуск в членство фондовой биржи не просто вопрос покупки "места", ибо претендент должен быть выбран официально, и, если его прошлое каким-то образом сомнительно, он не будет допущен. Методы, которые члены фондовой биржи и их фирмы применяют в своих делах, также подлежат полному и в то же время детальному регулированию правилами и конституцией фондовой биржи. Руководящий комитет биржи может назначать за действия своих членов суровые наказания, которые вряд ли могут быть успешно наложены в публичном суде.

С экономической точки зрения, основная функция фондовых бирж в предоставлении ценных бумаг в более готовом для покупки виде, чем это могло быть при иных обстоятельствах. Насколько необходима эта услуга, должно быть очевидно любому, кто задумается, что на самом деле означают экономия и инвестирование. Основополагающая причина, по которой мы, близорукие люди, тем не менее готовы отказать себе в получении наслаждений от насущных желаний и удовольствий, чтобы сэкономить наши деньги и инвестировать их в ценные бумаги, в том, все мы очень хотим иметь резерв средств, к которому можно обратиться в критической ситуации. Но если ценные бумаги, в которые инвестированы сбережения, не могут быть быстро проданы – в любое время, когда бы ни пожелал их владелец, одно из наиболее важных преимуществ экономии будет сведено на нет.

Основная функция

Организуя рынок ценных бумаг, поддерживая современную телеграфную связь со всеми частями страны и аналогичную, почти мгновенно действующую тикерную систему для передачи и распечатывания текущих котировок, Нью-Йоркская фондовая биржа способна привлекать цены спроса и предложения на котируемые на ней ценные бумаги со всех частей страны и даже из-за ее пределов. Без этой организации и этих услуг, которые она поддерживает, реальная обращаемость котируемых ценных бумаг может оказаться сомнительной и ненадежной, что и имеет место с теми бумагами, что не допущены на биржу и торгуются на внебиржевом рынке.

Будучи всегда важным, этот фактор обращаемости имеет жизненно важное значение во время самых трудных периодов депрессии. В то время, когда никакая другая форма собственности не была готова для немедленной продажи, держатели ценных бумаг всегда могли воспользоваться рынком ценных бумаг, чтобы получить деньги. Задача сохранения таким образом фондовой биржи открытой и поддержания ее функционирования не всегда бывает легкой, хотя, как ни странно, власти фондовой биржи иногда подвергаются ожесточенным нападкам со стороны близоруких людей в то самое время, когда свободный и открытый рынок ценных бумаг, который они поддерживают в условиях огромных трудностей, почти единственное препятствие на пути полного прекращения кредита.

Другая функция фондовой биржи, часто неправильно понимаемая, касается установления цен в ее торговом зале. Иногда, когда ценовые тренды ценных бумаг не устраивают определенные группы людей или отдельных людей, они склонны обвинять в этом саму фондовую биржу. Это совершенно нелогично. Сама фондовая биржа не покупает, не продает ценные бумаги и не устанавливает цены. Действительная функция фондовой биржи поддержание открытого и свободного рынка по строгим правилам и с удобными возможностями, на котором каждый может без труда покупать и продавать. Цены на фондовом рынке последовательно отражают силы спроса и предложения, возникающие из ордеров на покупку и продажу, поступающих от всей публики.

Новый капитал для промышленности

Другая важная функция фондовой биржи, гораздо реже ценимая по достоинству, это ее стимулирующее воздействие, которое имеющийся рыночный механизм привносит в приток нового капитала в промышленность. Фондовый рынок не просто пассивное место встречи, где спрос и предложение сходятся вместе, – это динамичный механизм, посредством которого ценные бумаги могут быть проверены и постепенно распределены по инвесторам. Во многих случаях выпуску абсолютно новой ценной бумаги не удастся привлечь консервативных инвесторов, желающих видеть длительные и хорошо проверенные данные по рентабельности, стоящие за ценными бумагами, которые они покупают. Существование организованного рынка ценных бумаг позволяет осуществляться именно этому желаемому процессу "созревания" и, таким образом, постепенному переходу новых ценных бумаг в сейфы инвесторов. Выпуски новых ценных бумаг могут распространяться, потому что существует спад поглощения инвесторами старых выпусков. От этих процессов, в свою очередь, зависит финансирование крупной промышленности и торговли.

Мало кто спорит с этими и другими в равной степени базовыми функциями фондового рынка. Основной вопрос критики фондовой биржи – ее возможности в большинстве случаев используются для "спекуляции". Однако более тщательный анализ самой "спекуляции" без труда покажет, что ее нельзя отменить, потому что она нужна для сдерживания рисков, неизбежных и присущих владению ценными бумагами. Если бы фондовый рынок был доступен только для инвесторов, он не смог бы постоянно функционировать, следовательно, не мог бы делать ценные бумаги истинно и гарантированно оборачиваемыми. Более того, новые ценные бумаги могли бы выпускаться лишь с большим трудом, так как обычно именно спекулянт берет большую их часть, пока они не станут "выдержанными" и привлекательными для инвесторов. В действительности экономисты давно сравнивают экономическую функцию спекуляции с функцией страхования. И то, и другое – методы поглощения риска. На рынке ценных бумаг инвестор может избежать или переложить риски только благодаря присутствию и деятельности спекулянта. Инвестор может приобретать "выдержанные" выпуски, потому что спекулянт пожелал держать их до тех пор, пока они не стали "выдержанными". Когда его ценные бумаги начинают выказывать признаки ухудшения, инвестор может продать их в основном потому, что спекулянт возьмет их у него с рук долой вместе с риском, который они влекут за собой. Если эти риски владения не могут быть таким способом переведены на спекулянта по желанию инвестора, последний будет вынужден принять их сам, и само инвестирование станет по необходимости спекулятивным.

После больших колебаний цен ценных бумаг, произошедших по всему миру за последнее десятилетие, вполне естественно, что все должны очень хотеть видеть большую стабильность цен на фондовом рынке. Поэтому предложены многие внешне благовидные схемы для искусственной "стабилизации" фондового рынка. Беда с подобными планами в том, что им не удается проникнуть в действительную суть ситуации. Единственный способ стабилизировать цены ценных бумаг – это стабилизация рентабельности промышленного производства. До тех пор, пока рентабельность колеблется, цены ценных бумаг, которые от нее зависят, обязаны колебаться. Искусственные стабилизационные схемы для фондового рынка, при условии, что они действительно реальны, смогут только привести к манипулированию ценами ценных бумаг, что заставит их говорить неправду относительно стоимости ценных бумаг, которую они должны правдиво отражать. Любые такие искажения цен ценных бумаг, какими бы благонамеренными они ни являлись, вызовут опасность создания несоответствия между ценами и стоимостью, что может быть скорректировано только необычно сильными и внезапными ценовыми колебаниями.