Никита Петров
10
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Фондовый скейт

Сегодня все прогрессивное человечество отмечает международный день скейтбординга. Я было уже решил сделать легкий воскресный пост про этот спорт, даже картинки подобрал, но что-то потянуло меня проверить связь скейтбординга и фондового рынка. Таковой обнаружено не было, зато на глаза попалась любопытнейшая старость из «Коммерсанта» от далекого 1998 года (прошлое тысячелетие!) «Господин составитель». Рассказывает она про «Скейт-пресс» - одно из первых российских рейтинговых агентств. Не мог не поделиться этой статьей. А раз картинки уже были подобраны, все равно их публикую – не пропадать же работе.

Человек, составляющий рейтинги, всегда стоит над схваткой. Когда его одноклассники играют в футбол, он судит матч. Когда уже бывшие его одноклассники играют в акции, он оценивает эффективность их работы. Именно этим и занимается Сергей Скатерщиков, совладелец, президент и по совместительству главный специалист одной из ведущих российских рейтинговых компаний — "Скейт-пресс".

Это было в конце 1992 года. Мне нужен был телефон компании, о которой обычно писал Сергей, тогда возглавлявший фондовую группу газеты "Коммерсантъ-Daily". На вопрос, как его найти, мне ответили: "Пойдешь в конец коридора и там увидишь огромного, ну просто огроменного бугая. Это и есть Скатерщиков". В конце коридора вместо "огроменного бугая" я обнаружил худого, ну просто худющего молодого человека среднего роста, сосредоточенно набиравшего на клавиатуре: "Провести десять дней в Орландо и Нью-Йорке за $1800 и 89 тыс. рублей предлагает фирма 'Скейт-пресс', 27 октября открывающая прием заявок на тур". Это и был Скатерщиков, делавший первые шаги по раскрутке своего детища.

Прошло почти шесть лет. С тех пор Сергей почти не изменился — все такой же "бугай", все так же самозабвенно раскручивающий уже не только "Скейт-пресс", но как минимум еще три компании. Но не будем забегать вперед и ознакомимся с выдержками из заметки, над которой Сергей работал в тот дождливый осенний день и которая была опубликована в газете "Коммерсантъ-Daily" в рубрике "Туризм недели":

В Орландо предстоит экскурсия во всемирно известный Музей моря. Блуждая по стеклянным лабиринтам аквариумов, кишащих разнообразными морскими тварями, можно погрозить пальцем кровожадному крокодилу и полюбезничать с очаровательным электрическим скатом...

В Нью-Йорке туристы заглянут в итальянский ресторан и попробуют спагетти — гордость неаполитанских поваров. В программе: гуляния по ночному Бродвею, ужин в русском ресторане на Брайтон-Бич. Не останется без внимания и Манхэттен, самый дорогой квартал Нью-Йорка, купленный в 1757 году завоевателями Нового Света всего за $246 у краснокожих туземцев...

Но, видимо, посещение достопримечательностей Америки за $1800 и 89 тыс. рублей вдохновило немногих. Во всяком случае, ни в одном нынешнем пресс-релизе группы компаний "Скейт-пресс" упоминания о туристическом бизнесе я не нашел. Экскурсия по российскому фондовому рынку? — Пожалуйста. Прогулка по сети Internet? — К вашим услугам. Организация road show для российских эмитентов на американском фондовом рынке? — Мы всегда открыты для сотрудничества. Так, может быть, упоминание "Скейт-пресс" рядом с электрическим скатом — это случайность? Тем более что уже на следующий день Сергей так же сосредоточенно сочинял текст про конъюнктуру российского фондового рынка, вставляя излюбленные фразы "Для анализа были привлечены специалисты агентства 'Скейт-пресс'" и "По данным агентства 'Скейт-пресс'". Но нет, соседство "Скейт-пресс" с экзотическими рептилиями не случайность.

Экономический географ

Сергей родился в Москве 5 мая 1972 года. Как вспоминает его мама Ирина Малахова, к четырем годам он умел читать, а в пять сочинял стихи. Его творческие порывы были оценены. И не только мамой, но и комиссией 91-й экспериментальной школы Академии педагогических наук, одной из лучших в Москве. Так же легко Сергей прошел собеседование при переходе в маткласс. В городе таких классов в то время было совсем немного, и учились в них люди со всей Москвы.

"В матклассе я стал троечником,— говорит Скатерщиков.— Почти все, кто со мной учился, уехали за границу и работают в инвестиционном бизнесе. Они выигрывали матолимпиады, я же в них даже никогда не участвовал".

Зато в гуманитарных дисциплинах ему не было равных. Вот что рассказывает окончивший ту же школу Игорь Тросников, ныне начальник отдела финансов издательского дома "Коммерсантъ": "Впервые я узнал о Сергее, когда учился в шестом классе. Школа поехала на весенние каникулы в Волгоград. По возвращении написали сочинение о поездке. Оказалось, что лучше всех написал какой-то четвероклассник — Сергей Скатерщиков. Уже позже, когда мы познакомились, я узнал, что он пишет статьи в разные газеты. При этом он говорил, что рано или поздно будет заниматься журналистикой".

И действительно, Сергей серьезно готовился к поступлению на журфак МГУ и даже окончил Школу юного журналиста при факультете. Но поступил на географический. Сам Скатерщиков объясняет это тем, что на журфак был очень высокий конкурс. Он же хотел поступать наверняка, а с географией у него всегда был полный порядок. К тому же географический факультет когда-то окончила его мама.

Забегая вперед отмечу, что университет Сергей закончил в 1994 году по специальности "Экономическая география зарубежных стран". Диплом писал на совершенно бредовую (это его личная оценка) тему, пытаясь обосновать существование науки под названием финансовая география. Впрочем, ничего удивительного в подобных исканиях нет: все, кто знает Сергея, утверждают, что у него всегда было много свежих идей. И рано или поздно они воплощались в жизнь.

Информированный брокер

Сергей рано начал самостоятельно зарабатывать на жизнь. "В детстве,— вспоминает он,— я играл за юношескую команду филевского 'Метеора'. Когда мне было четырнадцать, увидел объявление о наборе молодых арбитров. Прошел собеседование и был зачислен, кажется, в 22-ю бригаду Всероссийской коллегии судей. В конце концов стал судьей первой категории. За работу в поле получал 5 рублей за матч, на линии — 3 рубля. В месяц это давало 60-70 рублей — хорошее подспорье при 40-рублевой стипендии. Бросил я это занятие, когда меня попросили судить матч с женскими командами. Если на поле матом ругаются мужики — это терпимо. Если женщины — ужасно".

Следующим "подспорьем" стала торговля ценными бумагами. Скатерщиков занялся этим бизнесом уже на первом курсе геофака. Как вспоминает Игорь Тросников, любимой фразой Сергея в то время была: "Деньги на географии сделали Колумб и Кортес, всем остальным они ничего не оставили".

Затем он извлекал из дипломата таинственные бумаги с загадочными цифрами и начинал рассказывать о каких-то брокерских конторах. Одна из них называлась "Руна", она работала в фондовой секции РТСБ (ныне РБ). С ее хозяином Константином Корищенко, ныне главой департамента Центрального банка по операциям на открытом рынке, Сергей познакомился в 1991 году на дне рождения у приятеля. Когда Сергей сказал, что ищет работу, Корищенко пригласил его к себе.

В "Руне" Скатерщиков проработал недолго — полгода. Его опять увлекла журналистика. Во второй раз Сергей заболел ею в августе 1991 года. Вспомнив, что перо можно приравнять к штыку, он решил бороться с ГКЧП вполне цензурной бранью — на фонарных столбах в районе Арбата появились отпечатанные на машинке листовки с хроникой событий и подобающим моменту комментарием. Путч, как известно, был подавлен, что же касается Сергея, то он окончательно определился в выборе профессии. Борьбу с рудиментами коммунистического прошлого он оставил другим, сам же занялся приближением светлого капиталистического будущего. Сидя на Новом Арбате, он делал все на той же машинке ежедневную сводку биржевых новостей, а затем бежал на Пушкинскую площадь, чтобы отправить ее по факсу в редакцию "FM-радио". Уже тогда это называлось рассылкой финансовой информации в режиме "он-лайн".

В самом начале 1992 года, потратив около $100, на пару с мамой Сергей зарегистрировал агентство "Скейт-пресс", не побоюсь сказать, первую в России компанию, специализирующуюся на сборе и распространении он-лайновой финансовой информации. Ну и еще немного на туристическом бизнесе. Дело в том, что в 90-м году Ирина Малахова ушла из Академии наук и создала Школу менеджмента, которая среди прочего занималась еще и туризмом (отсюда и заметка про Орландо и Нью-Йорк). Бизнес шел не очень хорошо, зато к 1992 году у нее был огромный опыт работы с отчетностью. По словам Сергея, именно маме принадлежит заслуга в организации бухучета в "Скейт-пресс".

Освобожденный от сдачи балансов, Сергей сконцентрировался на расширении бизнеса. Но бизнес расширяться не хотел, несмотря на то что среди клиентов появилось несколько газет, например "Коммерсантъ", и даже банки, в частности АвтоВАЗбанк. Для успеха этого было явно мало. И тем не менее у Сергея появились партнеры — по большей части его однокурсники и однокурсницы. Вспоминает одна из них, Елена Чернышкова, работающая в "Скейт-пресс" до сих пор: "Когда Сергей предложил мне работу, я согласилась. Причем не из-за зарплаты. Он заразил меня идеей".

Идей было много, а дохода по-прежнему мало, потому, рассказывает Сергей, "мы приняли решение разбежаться по разным средствам массовой информации. Летом 1992 года меня пригласили в 'Коммерсантъ-Daily', другие партнеры пошли в 'Финансовую газету', 'Аргументы и факты', 'Экономику и жизнь'. Позже работали в 'Финансовых известиях', в 'Сегодня', в 'Московских новостях'. Так получилось, что почти во всех этих газетах мы отвечали за освещение событий на фондовом рынке". Экономия на фонде заработной платы налицо, но это оказалось ошибкой: некоторые в "Скейт-пресс" так и не вернулись.

И вот однажды в "Скейт-пресс" обратился человек, не знавший, куда вложить ваучер. Затем последовали звонки с просьбами помочь с продажей акций, и вскоре "Скейт-пресс" начал приторговывать мелкими пакетами ценных бумаг. Но и этот бизнес шел не ахти как успешно. Да и неудивительно: работа с акциями не входила в список перспективных проектов агентства. Но один из партнеров-однокурсников, Валерий Сотников, настолько загорелся идеей расширения этого бизнеса, что сумел убедить Скатерщикова создать собственную брокерскую фирму. Так в 1993 году появилась компания "Тринфико", где около половины акций принадлежало "Скейт-пресс".

Идея иметь в обойме две компании, одна из которых влияет на цены через информацию, а другая снимает с рынка сливки, пока другие изучают ленту новостей, чрезвычайно плодотворна, но за ее воплощение в некоторых странах привлекают к уголовной или административной ответственности. Например, в США. Но тогда российский фондовый рынок был так же далек от американского, как Москва от Вашингтона. И тем не менее, по словам Сотникова, Сергей настоял на том, что брокерский и информационный бизнес необходимо развести, и в 1994 году "Скейт-пресс" вышел из состава учредителей "Тринфико". Другим же профессиональным участникам рынка он-лайновая информация была по-прежнему не нужна. Им нужны были личные консультации. Сергей попробовал себя и в этом бизнесе. Один мой знакомый, работавший в крупной компании, в шутку называл свою должность так: "координатор взаимодействия Скатерщикова с брокерами". Сергей консультировал его, а он — брокеров.

В начале 1994 года все резко изменилось. Российские инвесторы помимо телефона научились пользоваться еще и модемом. Московские и даже региональные банки установили информационно-дилинговые системы Reuters. На рынке появились нефтяные акции, на которые набросились иностранцы, привыкшие тратить деньги на он-лайновую информацию. Но самое главное, мощно заявили о себе конкуренты — AK & M, "АФИ-Интерфакс", "Финмаркет" и другие информагентства. Первые два к тому же получили хорошую финансовую поддержку. И тогда Скатерщиков, которому помимо опыта работы на этом рынке похвастаться по большому счету было нечем, решил действовать.

Агент влияния

Но к разделу рынка он-лайновой финансовой информации на русском языке Сергей опоздал — занявшись им одним из первых, качественный скачок он прозевал. Тогда было решено продавать информацию на английском языке — иностранным инвесторам. Это потребовало совершенно иного подхода к работе.

Во-первых, нужно было научиться уже никогда не опаздывать. В прямом смысле этого слова — почти все, с кем я беседовал, отметили непунктуальность Сергея. Говорят, что этот недостаток он сумел исправить. Во-вторых, уже нельзя было сидеть на двух, а то и трех стульях, и Сергей всецело сконцентрировался на "Скейт-пресс". В-третьих, пришлось освоить международные стандарты подачи информации. Наконец, в-четвертых, как можно громче заявить о себе. И здесь — как нельзя кстати — случился большой скандал.

В начале 1993 года "Скейт-пресс" начал рассчитывать ставку MIBOR, российский аналог LIBOR (London Interbank Offered Rate). Через полгода тем же занялись еще несколько информагентств, в том числе Информационный консорциум, созданный при участии Банка России. В результате появилось несколько MIBOR`ов. Разгорелся нешуточный спор вокруг авторских прав и методики расчета. Нельзя сказать, что Сергей вышел из этой схватки победителем, но и проигравшим его назвать нельзя: "Скейт-пресс", который поссорился с Центральным банком России, заметили на Западе. Вскоре Скатерщикову предложили сотрудничество такие известные информационные агентства, как Reuters, IFC, Bloomberg, Datastream/ICV. Он, конечно же, не отказался.

Это был первый крупный успех. Но для закрепления на рынке, не говоря уже о расширении бизнеса, нужны были совершенно другие деньги. Их мог дать только стратегический инвестор. Вскоре он появился — в 1996 году "Интерфакс" и "Индепендент-Медиа" предложили Сергею продать контрольный пакет акций "Скейт-пресс". Он выбрал "Индепендент-Медиа" и 22 декабря 1997 года продал 65% акций, но с правом обратного выкупа, которым в любой момент может воспользоваться.

Сумму, полученную от сделки, Сергей не называет. Но, судя по всему, деньги это немалые. Во всяком случае, их хватило на то, чтобы создать и раскрутить еще три компании. Одна занимается созданием русскоязычных web-сайтов и Internet-рекламой, другая — информационной поддержкой выхода российских акций на мировой рынок, третья — созданием электронной фондовой биржи в Internet. Еще немного денег осталось на то, чтобы запустить новые продукты в "Скейт-пресс". А именно рейтинги акций, инвестиционных фондов и долговых (государственных и муниципальных) обязательств. Первыми двумя удивить кого-то сложно. Ими с разной степенью успешности занимается около десятка российских компаний. А вот рейтингами государственных и муниципальных обязательств — почти никто. По сути, это первый шаг к созданию кредитного рейтинга российских регионов. Неудивительно, что почти сразу же после публикации первого такого рейтинга к Сергею обратилось одно из западных агентств с предложением создать на базе "Скейт-пресс" местное кредитно-рейтинговое агентство.

Его названия Сергей тоже не называет, тем более что после кризиса на фондовом рынке переговоры были приостановлены. Очевидно только, что это кто-то из трех китов — Standard & Poor`s, Moody`s или Fitch IBCA. Зато можно легко догадаться, с кем хотел бы работать сам Скатерщиков. В пресс-релизах группы компаний "Скейт-пресс" утверждается, что для создания рейтингов "использованы принципы агентства Standard & Poor`s". Кстати, одного из немногих, кому удалось сделать неплохие деньги на географии после Колумба и Кортеса.