uspeh
2
All posts from uspeh
  uspeh in Alenarus,

Некоторые высказывания Уоррена Баффета, одного из представителей "Стоимостного инвестрования"

О цели.

Я никогда не пробую перемахнуть через планку, установленную на высоте 7 футов; я оглядываюсь вокруг в поисках подходящих планок на высоте 1 фут, через которые запросто смогу переступить.

Как говорил Уэйн Гретцки, идите туда, куда двигается шайба, а не туда, где она сейчас.

Чтобы быстро проплыть 100 метров, лучше плыть по течению, чем сначала долго отрабатывать и шлифовать свой гребок.

Если вы решили ехать по главной трассе от Нью-Йорка до Чикаго, то нечего выходить в Алтуне и устраивать какие-то непонятные скоки в боки.

Я часто чувствовал, что гораздо полезнее анализировать банкротства и прочие провалы в бизнесе, чем деловые успехи. В школах бизнеса принято изучать именно успехи. Но мой партнер Чарльз Манджер говорит, что единственное, о чем он хочет знать, – это где ему предстоит умирать. Тогда он ни в коем случае не пойдет в указанное место.

О деньгах.

Деньги до некоторой степени и иногда позволяют вам находиться в более интересном окружении. Но они никак не могут повлиять на то, сколько людей вас любит или насколько вы здоровы.

О репутации.

Требуется 20 лет, чтобы выстроить себе репутацию, и пять минут, чтобы разрушить ее. Если ты задумаешься об этом, то многие вещи станешь делать совершенно по-другому.

О богатстве.

Кто-то сидит сегодня в тенечке, поскольку этот кто-то давным-давно посадил дерево и ухаживал за ним.

Я всегда знал, что непременно стану богатым. Не припомню, чтобы я когда-либо усомнился в этом хоть на минуту.

Располагая достаточным количеством информации для посвященных плюс миллионом долларов, вы через год запросто сможете разориться.

О мнении.

В конечном итоге я всегда верю собственным глазам, а не чему-то другому.

Вообще-то, я покупаю дорогие костюмы. Они просто выглядят на мне дешево.

Взгляд в зеркало впечатляет больше, чем что бы то ни было.

О менеджерах.

У нас просто нет в распоряжении достаточного количества святых, чтобы укомплектовать штатное расписание хотя бы одного большого учреждения, которое требует от своих сотрудников добровольно действовать против их собственных интересов и материального благополучия.

Если они нуждаются в моей помощи, чтобы управлять предприятием, то, вероятно, и у них, и у меня есть проблемы.

В состоянии ли вы доходчиво объяснить рыбе, на что похожи прогулки по суше? Одинь день пребывания на земле стоит тысячи лет разговоров на эту тему, и один день управления бизнесом обладает точно такой же ценностью.

О работе.

Если вы хотите знать, кто я такой – так я реалист. Я всегда понимал, что мне непременно должно нравиться дело, которым я занимаюсь. О, возможно, было бы очень недурно оказаться ведущим игроком в команде главной бейсбольной лиги, но вот тут-то на сцену и выходит реализм.

Не то чтобы я так хотел иметь деньги. Мне интересно делать деньги и наблюдать, как они растут.

Я – самый везучий парень в мире в смысле того, чем я зарабатываю на пропитание. Никто не может заставить меня делать вещи, в которые я не верю или которые считаю глупостью.

У меня есть чистый холст и много красок, и я могу рисовать на нем то, что хочу. Теперь у меня больше денег, и масштаб событий укрупнился, но я получаю от этого процесса ровно столько же удовольствия 10 или 20 лет назад, когда все происходило с куда меньшим размахом.

Когда я каждое утро захожу в свой кабинет, то чувствую себя так, словно попал в Сикстинскую капеллу и собираюсь там писать красками.

Процессом я наслаждаюсь гораздо больше, чем доходами, хотя научился мириться и с ними тоже.

Я сам выбрал себе в сотрудники каждого человека, с которым сейчас работаю. В конечном итоге, именно это оказывается самым важным фактором. Я не сотрудничаю с людьми, которых не люблю или которыми не восхищаюсь. В этом ключ ко всему. Это напоминает вступление в брак.

Я работаю с потрясающими людьми и делаю в этой жизни то, что действительно хочу делать. А почему бы и нет? Если кто-то сомневается, что я нахожусь в положении, позволяющем делать то, что мне хочется, то кто же тогда, черт побери, в нем находится?

То, чего не стоит делать вообще, не стоит делать хорошо.

Если вам действительно удалось с первого раза, перестаньте пробовать.

Единственный способ замедлить бег заключается в том, чтобы остановиться.

О сотрудничестве.

Это то же самое, как если у вас есть ребенок, имеющий проблемы; вы же не собираетесь продавать его через пять лет. В этом мы с вами партнеры. Не верю, что я мог бы чувствовать себя хорошо и хорошо о себе думать, если бы постоянно губил людей, которые мне доверились.

Об инвестировании.

Мы не занимаемся сталелитейным бизнесом в чистом виде. Мы не занимаемся обувным бизнесом в чистом виде. Мы не занимаемся в чистом виде никаким бизнесом. Мы прекрасно разбираемся в страховании, но мы не посвятили себя этому делу. У нас нет в голове такой установки, которая заставляла бы нас непременно идти по этой дороге. Посему мы можем взять капитал и переместить его в такие виды бизнеса, которые имеют смысл.

Я совершенствуюсь как инвестор, потому что я бизнесмен, и совершенствуюсь как бизнесмен, потому что я инвестор.

Я испытываю такие же чувства по отношению к менеджменту, как и к инвестированию: и тут, и там совершенно нет необходимости делать какие-то экстраординарные вещи, чтобы получать экстраординарные результаты.

Правило №1. Никогда не теряйте деньги. Правило №2. Никогда не забывайте правило №1.

С моей точки зрения, существует три базовые идеи – если они действительно вросли в несущую конструкцию вашего интеллекта, то я просто не представляю, каким образом вы бы не достичь вполне приличных результатов в работе с акциями. Ни одна из них не является слишком сложной. Ни одна не требует математического таланта или чего-нибудь в этом роде. Во-первых, Грэм говорил, что вы должны смотреть на акции как на маленькие частицы бизнеса. И, во-вторых, рассматривать рыночные колебания скорее как ваших друзей, а не как врагов, – нужно извлекать выгоду из безумия, а не участвовать в нем. Наконец, в-третьих, Грэм произнес два самых важных слова по поводу инвестировании – запас прочности (маржа безопасности). Думается, эти три идеи и через 100 лет, считая с сегодняшнего дня, будут по-прежнему тремя краеугольными камнями разумного инвестирования.

Когда надлежащий темперамент встречается с соответствующей интеллектуальной структурой, вы получаете рациональное поведение.

Если принципы могут устаревать, это уже не принципы.

Если у вас такое чувство, будто вы в состоянии то подключиться к танцу с ценными бумагами, то пропустить какой-то танец и при этом победить инфляционный налог, то я хотел бы быть вашим брокером – но не вашим партнером.

Я был бы последним уличным бродягой и носил на голове жестянку вместо шапки, если бы рынки всегда были эффективными.

Инвестирование на рынке, где люди верят в эффективность, напоминает игру в бридж с человеком, которому сказали, что нет никакого проку смотреть в карты.

Нынешние лекционные курсы по вопросам финансов могут помочь вам в одном – добиться средних результатов.

Тот факт, что люди будут полны жадности, страха или безумия, вполне предсказуемо. Непредсказуема лишь последовательность этих чувств.

Рынок существует только как контрольная точка, позволяющая увидеть, не предлагает ли кто-нибудь сделать какую-либо глупость. Когда мы вкладываем капитал в акции, то реально помещаем его в различные виды бизнеса.

(Джон Мейнард) Кейнс по существу советовал даже не пытаться угадать или вычислить, что сделает рынок. Выберите бизнес, в котором вы понимаете, и сконцентрируйтесь на нем.

По некоторым причинам люди черпают ключевую информацию из поведения цен, а не из реальных стоимостей. И уж наверняка не сработает такой поход, когда вы начинаете совершать действия, которых сами не понимаете или которые показались вам разумными, потому что на прошлой неделе они принесли кому-то хороший результат. Самая глупая и бессмысленная причина в мире для покупки акций – это исходить из того, что она повышается.

Цена есть то, что вы платите. Стоимость есть то, что вы получаете.

Для вычисления истинной ценности не существует никакой формулы. Вы просто должны хорошо знать тот бизнес, в котором собираетесь покупать пакет акций.

Оценка истинной стоимости любого бизнеса – это отчасти искусство и отчасти наука.

Большинство людей проявляет интерес к акциям в те периоды, когда это делают еще очень многие. А между тем время действовать наступает в тот момент, когда этого не делает никто другой. Вы не можете покупать то, что популярно, и при этом преуспеть.

Инвестирование – не та игра, где парень с коэффициентом интеллекта 160 побеждает парня с коэффициентом 130. Тут существен практический подход.

Если тот или иной бизнес успешно развивается, акции в конечном счете сделают то же самое.

Тот, кто инвестирует сегодня, не получает прибыли от вчерашнего роста.

Риск приходит от незнания того, что вы делаете.

Люди обычно предпочитают, чтобы им пообещали (предположительно) выигрышный билет лотереи, тираж которой состоится на следующей недели, чем гарантию разбогатеть, но медленно.

Только в тот момент, когда большая вода уходит, вы узнаете, кто плакал голый.

Мы не принимаем решений, основываясь на опубликованных оценках. Если бы мы хотели, чтобы нашим капиталом распоряжались фирмы “Moodys” и “S&P”, то сразу отдали бы свои деньги им.

Вы должны знать, как работает бизнес, и понимать язык бизнеса (финансовая отчетность), иметь хоть немного энтузиазма в данном деле и обладать определенными особенностями темперамента, которые могут быть более важными, нежели значение коэффициента интеллектуальности. Они-то как раз и позволят вам мыслить независимо и избегать различных форм массовой истерии, которые время от времени заражают инвестиционный рынок.

Когда вы сочетаете невежество и заимствование денег, последствия могут стать по-настоящему интересными.

О зарубежных рынках.

Достаточно трудно понять все особенности и тонкости той культуры, в которой вы не выросли, не говоря уже сразу о нескольких разнообразных культурах.

Вы должны вкладывать свой капитал в такой бизнес, которым может управлять даже дурак, потому что когда-нибудь у руля там действительно окажется дурак.

Определение великой компании такого – это компания, которая будет великой в течении ближайших 25 или 30 лет.

Я в состоянии заниматься этим, почти что, держа руки в карманах. Я действительно веду достаточно легкую жизнь.

Я всегда мыслю как человек, владеющий всем предприятием в целом. И если здешний менеджмент придерживается той же политики, которую продвигал бы я, владея всем бизнесом, это именно тот менеджмент, который мне по душе.

Мне нравиться такой бизнес, которым можно вообще никак не управлять, а он все равно делает кучу денег. Вот это – мой тип бизнеса.

О круге компетенции.

Очертите круг тех видов бизнеса, которые вы понимаете, и затем исключайте оттуда все, что вам не подходит по соображениям ценности (стоимости), не высокого качества менеджмента и нестабильности в трудные времена.

Самой важной вещью в определении вашего круга компетенции является вовсе не то, насколько велика его площадь, а насколько качественно вы обозначили его периметр. Если вы знаете его пределы, то ваши дела идут намного лучше, чем у кого-то другого, чей круг в пять раз больше вашего, но его границы весьма нечетко осознаются.

Об источниках информации.

Я читаю годовые отчеты компании, к которой присматриваюсь, и годовые отчеты ее конкурентов – это и есть главные источники информации и исходных материалов.

Читайте Бена Грэма и Фила Фишера, читайте годовые отчеты, но не составляйте уравнений с греческими буковками в них.

О продажи акций.

Мой любимый период времени, в течение которого я готов держать акции, – вечность.

Когда цена данной акции удвоиться, продавайте ее.

Если она не удваивается, не покупайте ее.

По материалам книги Джанет Лоу “Как инвестировать. Остроумные и мудрые мысли от Уоррена Баффета, величайшего инвестора в мире”.