Владимир Шумилов
-14
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

В ответе за государство: юристы увидели риски госкорпораций от дела ЮКОСа

ВЭБ на прошлой неделе стал первым госпредприятием, официально признавшим риск ареста своих активов в связи с делом ЮКОСа. Другие госкорпорации пока не спешат хеджироваться. РБК разбирался, насколько высоки их риски

Госкорпорации под риском

«События во Франции и Бельгии показали, что существует риск ареста не только имущества государства, но и имущества компаний с государственным участием», — говорит РБК партнер адвокатского бюро Herbert Smith Freehills Алексей Панич. В связи с этим ВЭБ «находится в группе риска и должен быть готов к защите свой собственности за рубежом». Под угрозой может находиться и собственность других госкорпораций. «Поскольку такие структуры принадлежат государству, хотя и не являются суверенными агентами, в принципе они могут столкнуться с арестом активов», — подтверждает специалист по международному арбитражу, партнер французской юрфирмы Betto Seraglini Жюльен Фуре.

Сейчас в России работает пять структур с юридическим статусом «госкорпорация». Помимо ВЭБа это «Росатом», «Ростех», АСВ, Фонд содействия реформированию ЖКХ. В июле президент России Владимир Путин подписал закон о создании еще одной госкорпорации — Роскосмоса.

Имущество российских компаний за рубежом входит в группу риска, признавал в июне этого года в интервью РБК глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, комментируя череду арестов российских активов в Европе. «Мы проходили такого рода испытание по делу компании Noga, которая в течение ряда лет провоцировала власти некоторых стран на принятие таких мер. Тогда наши правовые службы смогли эту проблему решить, и у меня есть основания полагать, что и с нынешней ситуацией мы справимся», — сказал он.

Алексей Панич поясняет РБК, что имущество ВЭБа, а также любых других российских компаний с государственным участием не должно подвергаться аресту во исполнение арбитражных решений по ЮКОСу, поскольку они являются независимыми юридическими лицами и их имущество не является имуществом Российской Федерации. Арбитражное решение против России нельзя исполнять за счет имущества других лиц. Но на практике иностранные суды могут руководствоваться такой трактовкой, что имущество госкорпораций принадлежит Российской Федерации. «То есть сначала арестовывают, а потом разбираются», — говорит он.

Речь идет о практике применения за рубежом концепции ограниченного государственного иммунитета. Эта концепция предполагает, что иностранное государство, его органы и организации, а также их собственность теряют иммунитет, если активы связаны с коммерческой деятельностью. «Это классическое разделение между суверенными актами, которые защищены, и коммерческой деятельностью, на которую иммунитет не распространяется», — говорит Фуре. Соответствующие законы приняты в США, Канаде, Великобритании, Австралии, ЮАР и Сингапуре, в судебной практике концепция ограниченного иммунитета реализуется во Франции, Дании, Норвегии, Греции, Италии и Германии, добавляет Панич.

Риск ареста активов госкорпораций исключать нельзя, согласен адвокат, управляющий партнер юридической фирмы ЮСТ Евгений Жилин. В последнее время в праве многих государств наметилась тенденция к снятию так называемой корпоративной вуали, объясняет он. Это означает, что государство в определенных случаях может признаваться ответственным за действия компаний со 100-процентным госучастием, и наоборот, по обязательствам государства взыскание может в определенных ситуациях обращаться на активы, принадлежащие ему опосредованно. Поэтому превентивные меры, которые предпринимает ВЭБ, правильные, считает Жилин, поскольку суд, услышав аргументы ответчика, нередко принимает решение об отмене ареста.

Подробнее на РБК: