Издательство «МИФ»
1
All posts from Издательство «МИФ»
Издательство «МИФ» in Издательство «МИФ»,

Как строили Собор Парижской Богоматери

   Однажды утром жителей Парижа разбудил страшный грохот. Когда они увидели, что творится на одном из островов реки Сены, то застыли в изумлении. Рабочие сносили кафедральный собор. Епископ Морис стоял в стороне. Он не пытался помешать им, а наоборот, отдавал распоряжения. В ответ на возмущённые крики толпы он только разводил руками. «Я подчиняюсь воле Божьей», — говорил епископ и объяснял людям, что во сне ему явился огромный собор.

Морис де Сюлли даже взял палку и нарисовал на земле план здания. Когда люди сказали, что собор слишком велик, чтобы поместиться между окружавшими его домами, епископ лишь пожал плечами: «Мы их снесём». Морис де Сюлли был богатым человеком, он нанял для постройки собора лучших каменщиков, самых опытных плотников и известных художников, которых созвал со всей Франции. Работа шла полным ходом, и парижане тоже активно участвовали в ней. Тележки грохотали по мостам через Сену, костры нагревали котлы, где плавился свинец для крыш, на улицах витал запах свежесрубленной древесины. Пока каменщики не покладая рук трудились над резными украшениями в своих мастерских, художники придумывали рисунки витражей для окон. Епископ Морис дни напролёт совещался с архитекторами, которые проектировали церковь. И по мере того как росли стены здания, люди начинали понимать, насколько необыкновенным будет новый собор. Незадолго до этого аббат Сугерий совершенно по-новому перестроил часть старой церкви в мона- стыре Сен-Дени, что недалеко от Парижа. Вместо того чтобы укрепить колонны и стены, он сделал их настолько тонкими, насколько это было возможным, а окна — выше и шире, чем когда-либо до этого.

В отличие от других церквей, в храме Сен-Дени не царил мрак; свет пронизывал его насквозь. Аббат Сугерий внёс ещё одно новшество — стрельчатые арки. Они были прочнее полукруглых арок и, что особенно нравилось аббату, тянулись вверх, к небесам. Крыша, которую они поддерживали, тоже выглядела иначе. Она не была полукруглой и совсем не походила на туннель; она была будто составлена из клиньев, образуемых каменными рёбрами жесткости — нервюрами. Тени от них танцевали на стенах в свете солнца, лью- щегося из огромных окон. Епископу Морису нравилась церковь в Сен-Дени, и он хотел, чтобы главный собор Парижа был построен по-новому, в стиле, изобретённом аббатом Сугерием.

Сегодня мы называем этот стиль готикой, а собор Парижской Богоматери считаем первым большим готическим собором. Однако на строительство таких сооружений раньше уходили века. Каменотёсы собора состарились и передали свои молоты сыновьям. Епископ Морис так и не отслужил мессу у алтаря Нотр-Дам де Пари. Лишь спустя годы после его смерти жители Парижа увидели образ, явившийся епископу во сне. Собор Парижской Богоматери поднялся над городом, как гора над равниной. Путники издалека слы- шали звон его бронзовых колоколов и видели его огромные башни, а когда входили внутрь, то будто ока- зывались в другом мире. Никто до этого не думал, что церковь может быть таких размеров. В Нотр-Дам де Пари колонны взмывали вверх, к сводам, как стволы огромных каменных деревьев. Заострённые стрельчатые арки рядами поднимались к окнам, из которых водопадом лился свет.

В вышине висел готический стрельчатый свод, поддерживаемый нервюрами, напоминавшими ветви раскидистого дерева. Витражи огромных окон изображали истории из Библии и жития святых. Проходя через их красные, зелёные и синие стёкла, свет мерцал и переливался высоко над головами, в сводах потолка, и казалось, что над прихожанами раскинулись райские сады. Музыка, которая лилась с хоров, подхватывала это торжественное настроение, превращаясь в гимн во славу великого собора. В отличие от других храмов, собор Парижской Богоматери не выглядел тяжеловесной громадиной — он словно взмывал к небесам. При взгляде на него у прихожан возникало чувство, будто епископ Морис много лет назад действительно увидел образ рая на Земле.

Собор повторял план и внутреннее строение романских храмов, однако был существенно выше и светлее их, имел стрельчатые арки и своды и большие витражные окна.

Собор Парижской Богоматери стал первым готическим собором. В последующие триста лет по всей Европе, начиная с северных областей и вплоть до юга Испании, появилось множество храмов, построенных в этом стиле. Каким образом изменялась готика, можно увидеть, если сравнить окна этих церквей. Первые готические окна были простыми, заострёнными кверху проёмами, которые каменщики старались сделать как можно более высокими. Позднее мастера научились объединять их, создавая из витражных переплётов фантастические узоры. К концу эпохи Средневековья окна занимали уже всю стену и походили скорее на тонкую ажурную паутину. В церквях времён поздней готики поток солнечного света проходил через витражи, из-за чего вся церковь «горела» изнутри, будто объятая пламенем.

По материалам книги Великие здания