Константин Сонин
-1
All posts from Константин Сонин
Константин Сонин in Константин Сонин,

Все остальное не в счет

Чикагский университет - самый молодой из великих мировых университетов, поэтому, в отличие от Оксфорда, Гарварда, Йеля, Университета Пенсильвании он не органически рос в течение столетий, а развивался по плану, который изначально предполагал построение современного университета. Собственно, понятие исследовательского университета, уже включившее и германскую традицию университета как научного центра и американскую традицию liberal arts college, было сформулировано в виде конкретных программ создателями Чикаго, Стэнфорда, Джона Хопкинса, Корнелла во второй половине XIX века. В этом преимущество "позднего входа" - то, что предшественники постигали на своем опыте, можно взять сразу в виде "лучшей практики", а известных на чужом опыте ошибок избежать. Соответственно, именно в этих университетах сильна традиция постоянного осмысления и обсуждения собственного развития.

Неудивительно, что в XXI веке именно Чикагский университет стал первым большим университетом, занявшим официальную позицию по поводу "свободы самовыражения". Вызовы в нашем веке если и не совсем новые, то и не совсем обычные - сейчас самой большой угрозой свободе самовыражения является то, что всё больше и все лучше организованные группы людей - прежде всего студентов - чувствуют себя обиженными или оскорбленными чьим-то взглядом или позицией. В редакционной статье USA Today, опубликованной 16 сентября, очень хорошо описаны стоящие перед университетами проблемы - и отмечается, что слишком малое их число пока последовало примеру Чикаго.

Ниже я привожу собственный перевод (при помощи и дружеской поддержке нескольких профессиональных переводчиков) заявления Чикагского университета, сформулированного специальной комиссией в январе 2015 года. В июле Принстон, первым из других крупных университетов, официально объявил о том, что присоединяется к позиции Чикаго.

Резолюция специальной комиссии Чикагского университета по поводу свободы слова в стенах университета

Со дня своего основания Чикагский университет уделяет особое внимание сохранению и распространению важнейшего элемента своей культуры – свободы самовыражения . В 1902 году, в речи, посвященной десятилетию университета, его президент Уильям Рейни Харпер заявил: «Принцип полной свободы слова при обсуждении любого вопроса с самого начала считается в Чикагском университете фундаментальным» и «этот принцип не может ставиться под сомнение – ни сейчас, ни когда-либо в будущем».

Тридцать лет спустя группа студентов пригласила Уильяма Фостера, кандидата в президенты от Коммунистической партии США, для выступления в университете. Это вызвало бурю протестов и внутри университета, и за его пределами. Тем, кто осудил университет за то, что это выступление было разрешено, тогдашний президент университета Роберт Хатчинс ответил: «наши студенты... должны иметь возможность обсуждать любую существующую проблему». Он настаивал, что «верное средство» от идей, с которыми мы не согласны, «заключается не в их запрете, а в их открытом обсуждении». В другом выступлении Хатчинс добавил, что «путь к лучшей жизни невозможен без свободы исследований», что «университеты существуют именно для того, чтобы такие исследования проводились» и что «без этого они перестанут быть университетами».

В 1968 году, когда университеты переживали очередной бурный период, новый президент Чикагского университета Эдвард Леви в своей инаугурационной речи указал «те ценности, которые с самого начала и по сей день, определяли университет». Для Чикагского университета, пояснил Леви, самой главной ценностью является «свобода интеллектуального поиска». Эта свобода, по его словам, «получена нами в наследство».

Недавно президент Ханна Грей подчеркнула, что «образование не предназначено для того, чтобы давать людям чувство комфорта; оно предназначено для того, чтобы заставлять их думать. Университеты должны создавать условия, максимально способствующие серьезным размышлениям, а, значит и серьезным разногласиям, независимым суждениям и критике устоявшихся предположений».

В словах Харпера, Хатчинса, Леви и Грей содержится дух и суть Чикагского университета. Чтобы обеспечить возможность для свободного и открытого изучения любых проблем, университет предоставляет всем членам своего сообщества максимально широкую свободу – говорить, писать, слушать, спорить и учиться. Не считая тех случаев, когда ограничения необходимы для обеспечения нормальной работы университета, Чикагский университет полностью уважает и защищает право всех членов университетского сообщества свободно «обсуждать любую существующую проблему».

Конечно, идеи разных членов университетского сообщества будут зачастую противоречить друг другу. Однако в задачи университета не должна входить защита людей от идей и мнений, которые кажутся им ненужными, неправильными или даже глубоко оскорбительными. Несмотря на то, что университет ценит вежливость и корректность в спорах, и на то, что все члены университетского сообщества несут общую ответственность за поддержание климата взаимного уважения, соображения относительно корректности и взаимного уважения никогда не должны использоваться для ограничения дискуссий, какими бы оскорбительными и неправильными не казались обсуждаемые идеи кому-то из членов сообщества.

Свобода дискуссий и споров не означает, конечно, что любой человек может говорить что угодно и когда угодно. Университет может ограничить свободу высказываний, которые противоречат закону, несправедливо очерняют какого-то конкретного человека, являются угрозами или домогательствами, без оснований нарушают право на частную жизнь или конфиденциальность информации, или каким-то другим образом мешают работе университета. Кроме того, университет может, в разумных пределах, контролировать время, место и способ выражения своего мнения, чтобы не нарушалась нормальная работа. Но это всего лишь редкие специфические исключения из общего принципа свободы высказываний и жизненно необходимо, чтобы эти исключения никогда не использовались университетом для того, чтобы ограничивать совершенно свободное и открытое обсуждение идей.

Коротко говоря, принципиальная позиция университета состоит в том, что спор или обсуждение не могут быть ограничены из-за того, что высказанные идеи кажутся кому-то из членов университетского сообщества или даже большинству членов оскорбительными, глупыми, аморальными или ошибочными. Каждый член сообщества – а не университет как организация – имеет право решить, как относиться к высказанным идеям, и действовать в соответствии со своим решением, не ограничивая свободу высказываний, а открыто и активно критикуя идеи, которые ему не нравятся. Одна из главных задач университета как образовательного учреждения – максимально способствовать тому, чтобы члены академического сообщества могли эффективно и ответственно участвовать в спорах и дискуссиях.

Поскольку университет считает защиту и распространение свободы самовыражения своим важнейшим принципом, члены университетского сообщества должны неуклонно следовать этому принципу. Можно критиковать и оспаривать взгляды, высказанные в университете, критиковать и оспаривать тех, кого пригласили выступить в университете, но нельзя мешать другим высказывать свои идеи, даже если они кажутся неверными и заслуживающими презрения. Святая обязанность университета – не только поддерживать живые и свободные дискуссии и споры, но и защищать свободу самовыражения от попыток её ограничить.

Как отметил Роберт Хатчинс, без постоянной заботы о свободе интеллектуального поиска университет перестаёт быть университетом. Для Чикагского университета эта забота – основа его величия, его драгоценное наследство и то, на что он будет опираться в будущем.

Оригинал