Глеб Кузнецов
6
All posts from Глеб Кузнецов
Глеб Кузнецов in Глеб Кузнецов,

Первая революция. Когда коммерческий интерес важнее модернизации

Книга 2017 года для меня - книга Стивена Пинкуса "1688 год. Первая современная революция" про - понятное дело - Славную Революцию Вильгельма Оранского. Традиционные представления - "хороший" Вильгельм, вняв стонам подвергающегося насильственной католизации английского общества, приплыл с женой своей Марией и бескровно выставил из страны ее отца - короля Якова II, кровавого палача, упыря и негодяя (см. кучу литературы от Сабатини до вполне серьезных исторических книг).

Пинкус историю дает совершенно по-другому. Яков II не больший упырь чем все остальные. Более того, он - деятельный, образованный, работоспособный, умный монарх, опиравшийся на огромную популярность на начальном этапе правления. Его "вина" состоит лишь в том, что он хотел провести серьезную модернизацию общества и государства, ориентируясь на наиболее раскрученный на тот момент образец - французскую монархию Людовика XIV.

Сильная центральная власть, новая профессиональная армия, подчиненная королю, новое единое централизованное правительство, управляющее огромной империей, активная внешняя политика - просвещенный империализм, целью которого является расширение территории. Для всего этого нужны деньги - централизация и монополизация торговли и налогообложения с естественным ослаблением роли парламента и местного самоуправления.

Маневр в религии - полная религиозная свобода (возвращение гражданских прав не только католикам, но и крайним протестантам) при запрете на религиозные дискуссии. (Любопытно, что в результате победы Славной Революции католики и крайние протестанты получили всю полноту прав только через 130 лет в результате Билля о эмансипации).

История Революции Пинкуса - это история о сопротивлении модернизации, а вовсе не о победе "нового над старым". Сам он пишет про "конкуренцию модернизаций" (ему в конце концов надо продавать книгу в обществе, привыкшем к "хорошему" Вильгельму и "плохому" Якову), но в предложении Вильяма и Мэри не было изначально никакого образа будущего. Наоборот, сам Пинкус для объяснения произошедшего цитирует Берка: "Революция была совершена, чтобы сохранить наши старинные неоспоримые законы и свободы и ту старинную форму правления, которая только и является хранительницей законов и свобод. Самой идеи образования нового правительства довольно, чтобы наполнить нас отвращением и ужасом".

Пинкус подводит читателя к мысли о том, что Славная Революция - история о том, как разного рода пятая колонна - купчишки, регионалисты, болтуны-газетчики, мелкие муниципальные чиновники, земельные и торговые олигархи - отвергли модель сильного, современного централизованного государства и выгнали своего законного повелителя. С помощью иностранной интервенции избавились от деятельного, устремленного в будущее модернизатора.

Этим людям не нужны были территориальные приобретения, им важнее было отсутствие торговых ограничений. Их т.н. "толерантность" была связана только и исключительно с коммерческим интересом - слабое, а вернее не слабое, а "техническое" религиозное чувство приносит деньги, а искренняя вера (во что угодно вера, хоть религиозная, хоть политическая идеология) с сопутствующими убежденности репрессиям - нет.

Им не нужна была "армия нового образца" - она была слишком дорогой, по этой же причине им не нужен был империализм ради империализма, ради "места в мире". Величие суверенитета и суверена - его носителя они требовали заменить коммерческой привлекательностью юрисдикции.

Собственно, главным достижением революции в итоге и стало строительство этой самой юрисдикции в том числе в рамках контрактных, формально договорных отношений короля и общества. Городская буржуазия поняла, что если не будет четкого контракта, любой новый король рано или поздно захочет быть сувереном, реновировать все и вся (начав с них) и будет представлять угрозу "древним свободам и неоспоримым законам". Так появился "An Act declaring the Rights and Liberties of the Subject and Settling the Succession of the Crown" - Билль о правах 1689 года.

Суверен перестал быть мистической фигурой, быть сувереном - стало работой. На которую можно принять, а можно и уволить. Это - наряду с окончательным разводом "политического" и "религиозного" - и есть главный результат Славной Революции.

Закрывая книгу и оглядываясь по сторонам, испытываешь чувство радости и законной гордости. Быть в центре и участвовать в дискуссиях о суверенитете, месте религии в управлении, сильном государстве и сильном государе, целях империализма и территориальных приобретений и всем этом прочем, что бездуховные европейцы закрыли для себя давным давно, заново "придумывать" Локка и Гоббса, как будто путешествуя в машине времени - бесценно.