dburygin 1
-9
All posts from dburygin 1
dburygin 1 in dburygin,

Об угрозе растущего неравенства доходов

Давно хотел написать этот пост. Предполагая, что ХТ посещает достаточно серьезная и интересующаяся аудитория, которая не только желтуху любит почитать под пивасик. Речь пойдет об одной из главных проблем в мире. Решение одной этой проблемы может привести к удивительным результатам. Об этом была главная нашумевшая книга прошлого года - "Капитал в 21 веке" Т. Пиккети.

Речь о растущем неравенстве распределения доходов в мире. В этом посте я покажу, что проблема касается абсолютно всех и очень сильно затрудняет жизнь, по крайней мере, 90% населения земного шара. Для начала – немного (даже много) статистики, которая говорит сама за себя.

Уже больше ста лет экономическое неравенство высчитывается по индексу Гини, который разработал итальянский статистик Коррадо Гини в 1912 году. О рассчитывается по шкале от одного до единицы (если все богатство мира будет в руках одного человека, то индекс Гини будет в этом случае 1, если все люди обладали бы одинаковым состоянием, индекс равнялся бы 0).

В СЩА между 1947 и 1968 годами этот индекс упал до 0,386. И это самый низкий показатель в истории до сих пор. Между 1975 и 1985 годами В США индекс вырос с 0,397 до 0,419, в то время как в Великобритании, Голландии, Франции, Германии и Швеции он находился на уровне 0,200-0,300. Сейчас в США самый высокий показатель среди развитых стран (0,476 в 2013 году).

Нобелевский лауреат Саймон Кузнец (тот самый создатель показателя ВВП, я уже писал о нем здесь) еще в 1950-х начал вычислять неравенство распределения доходов. Британский ученый Энтони Аткинсон в работе «On the Measurement of Inequality» 1969 года развил этот подход. И, наконец, Томас Пиккети и Эммануэль Саез, опираясь на работы Аткинсона еще в 2003 году доказал, что индекс Гини недооценивает экономическое неравенство.

Согласно Пиккети, к 1910 году богатейшим 10% населения принадлежало 80–90% всего мирового богатства, а богатейший 1% населения владел 50–60% богатства. В период 1914–1950 годов, из-за мировых войн и введения прогрессивного налогообложения в следствие экономических кризисов. Рост экономики превышал рост доходности капитала, который упал с 4–5% до 1–1,5%. В 1928 году 1% богатейших американцев зарабатывал 24% всех доходов в стране. В 1944 году этот показатель снизился до 11%, но уже в 2012 году опять вырос до 23%.

Собственно, ситуация начала меняться в 1980-х годах и продолжила в 1990-х, когда в США и Великобритании начали стремительно сокращать прогрессивный подоходный налог. В результате доходы топ-менеджмента выросли до небывалых высот, причем экономические кризисы на такой дисбаланс никак не повлияли. Пишет Пиккети и о России, где состояния богатейших людей (тут уже речь не о 1%, а намного, намного меньшем количестве) образовались только вследствие перехода государственной собственности в частные руки (ситуация не изменилась, естественно).

В США об этой проблеме говорят все политики, демократы и республиканцы, просто потому что она очевидна всем. Главная проблема – неравенство возможностей, с самого раннего возраста. Привилегии, которые дарит наследственное богатство, позволяет намного раньше начинать строить карьеру и накоплять капитал, сокращая, соответственно, возможности у тех, кто этими привилегиями не обладает. Начинается все с образования (вот тут подробно об этом). Это также усиливает агрессивную конкуренцию. Я в прошлый раз писал о том, что сегодня в мире мы имеем ситуацию конкуренции «всех со всеми». Это означает дезинтеграцию, агрессию, увеличивает уровень ненависти в отношениях между людьми. Кроме того, растущее сокращение социальных расходов, когда экономика служит богатейшим, несет еще ряд последствий, которые, я думаю, всем и так очевидны.

Очевидно также, насколько неравенство распределения доходов угрожает демократии. Стив Фрейзер в работе «The Age of Acquiescence: The Life and Death of American Resistance to Organized Wealth and Power», что проблема социального неравенства в Америке состоит в том, что в этой ситуации как бы нет виновных, хотя есть жертвы: о проблеме просто говорят, что она есть. Причина в том, что она связана с фундаментальными основами капитализма и рудиментами «холодной войны»: критиковать капитализм в Америке, даже сейчас – это все равно, что критиковать социализм в СССР. Хотя, конечно, в последнее время в США ситуация меняется, о чем говорит хотя бы популярность книги Пиккети.

Аткинсон в работе «Inequality: What Can Be Done» предлагает пятнадцать шагов против роста неравенства, в том числе: программа по снижению безработицы, сберегательные облигации, прогрессивный налог, монополия государства на фундаментальное развитие в области технологий, государственные фонды финансирования образования для каждого, глобальные налоги на богатство и налоги для международных корпораций и другие.

Исследователи компаративной политологии Альфред Степан и Хуан Линц рассматривают влияние социального неравенства на принятие решений правительством. Они сравнивают количество «игроков вето» в разных странах (это те, кто могут блокировать любое правительственное решение). В США это, например, Сенат и Палата представительств. Половина из 23 стран, рассмотренных Степаном и Линцем, имеют только одного «игрока вето» при только одном парламенте. В Швейцарии и Австралии их три, в США их четыре. В сравнении с индексом Гини: чем больше в стране «игроков вето», тем больше в ней неравенство доходов.

Дальше еще интереснее. Из тех 23 рассмотренных стран 8 обладали верхними палатами. Степан и Линц рассчитали соотношение объема населения и количество мест в палате и вычислили показатель степени представительства. В США, как выяснилось, наименьший показатель представительства в верхней палате (Сенате), что также коррелирует с индексом Гини – чем меньше представительства в верхней палате, тем больше пропасть между богатыми и бедными.

Главная идея бестселлера Пиккети, секрет его резонансности в том, что капитализм в его нынешнем виде предполагает дальнейшее увеличение неравенства доходов в 21 веке, если не предпринять каких-то шагов. В ближайшие десятилетия ожидается, что рост экономики развитых стран не будет превышать 1,5% в год, а размер глобального капитала превысит размер глобального дохода примерно в 7 раз (какая часть этого капитала принадлежит меньшинству, я подробно описал).

Из всего описанного можно сделать два вывода. Первый: неравенство доходов касается каждого, это не дела какого-то 1%. Каждый человек, за чертой бедности, со средним доходом, с доходом выше среднего, сталкивается с этой проблемой каждый день, это выражается в атомарности и тотальной агрессивной конкуренции. Второй вывод: изменить что-то могут только государства, причем, на международном уровне, скоординировав действия. Нужно просто поработать над прогрессивным налогом. Но делать это пока никто не собирается, потому что государству богатство меньшинства всегда выгоднее. Так международные курорты превращаются в премиальные, государство изо всех сил старается привлечь мировую финансовую элиту. Так Лужков когда-то поднял цены на недвижимость в Москве, прекратив строить массовое жилье где-то, кроме окраин – и привлек миллиарды долларов инвестиций в городской бюджет.

В общем, выводы неутешительные.