Fine Wine Experts
1
All posts from Fine Wine Experts
Fine Wine Experts in Fine Wine Experts,

Элрой Димсон, «Цена вина». Доходность винных инвестиций за 112 лет

Потрясающе трудоёмкое и абсолютно убедительное, колоссальное научное исследование вина как предмета инвестиций проделал Элрой Димсон и его соавторы. Димсон – профессор Cambridge Judge Business School и London Business School. Димсон проанализировал большой массив сделок по вину инвестиционного качества за последние 112 лет и показал, какую доходность приносят винные инвестиции, в абсолютном выражении и относительно других классов активов. Также он показал взаимо- действие между потреблением и ценностью владения при ценообразовании дорогих вин и показал, что инвестирование в вино приносит измеряемую эмоциональную пользу. 

сследователи собирали данные по сделкам с пятью винами категории Premier Cru из Бордо: Lafite, Latour, Haut Brion, Margaux и Mouton. Период за который были собраны данные: с 1900 и до конца 2012 года. По первоисточникам Димсон и его команда тщательно воссоздали уникальную базу данных по истории цен на вино, используя данные аукционного дома Christie’s и Berry Bros & Rudd, старейшего и крупнейшего лондонского винного дилера. Характер данных: цены сделок по шато, году производства, году продажи и виду сделки (через дилера или на аукционе). 

Исследователи также использовали данные о ежегодном объеме продукции, чтобы оценить влияние предложения на цены, и записи о температуре в течение сезо- на созревания и дожде в течение сезона урожая, чтобы отличить миллезим качественный и не очень. Обработав информацию о 9492 зарегистрированных и описанных сделках с вином, Димсон оценил реальную (с учётом инфляции) среднюю годовую доходность инвестиций в вино на промежутке с 1900 по 2012 г., после расходов на страхование и хранение, в размере 4,1% годовых. Это соответствует номинальной (без учёта инфляции) среднегодовой доходности в размере 8,2%.

Это второе место по доходности среди всех рассматриваемых Димсоном активов за указанный промежуток времени. На первом стоят акции. А как насчёт риска? Учитывая всё что мы прежде знали про волатильность акций и вина, акции – неоспоримо более волатильны. В разы более. Но оказывается, что вино продемонстрировало очень высокую волатильность во время Второй Мировой войны. 

Цены на него взлетели с началом войны, а после окончания пришли в норму. Сказался факт гитлеровской оккупации Франции и невозможность поставок из Франции в Великобританию. Надо учесть, что исследователями брались для сравнения именно цены сделок на вино в Великобритании, и цены именно британских акций. Если бы можно было исключить этот период как нерепрезентативный, то мы уверены, волатильность вина была бы не более волатильности облигаций (как это и есть на последних 10-20-летних промежутках времени). В исследовании неоднократно упоминается, что вино это актив с ограниченным предложением и неограниченным спросом со стороны тех, кто может себе это позволить. И этот спрос приобрёл поистине всемирный характер только в последние 30-40 лет. 

Исследование отмечает, что доходность вина была бы исторически больше, если бы его доступность для потенциальных потребителей была исторически такой же, как сейчас. И мы подтверждаем эту мысль: рост числа ультрахайнетов и рост размера мирового богатства (global wealth) – вот что является непреодолимым фактором роста цен на вино категории Grand Cru. Старые вина, живопись, первые издания и редкие марки часто называют активами страсти или эмоциональными активами. Владение ими имеет неденежные преимущества, которые можно описать как психологическую прибыль. Это не вполне метафора — в случае с вином психологическую прибыль можно даже подсчитать. Поведенческая теория финансов утверждает, что инвестиции в финансовые активы затра- гивают и человеческие эмоции. Димсон и его коллеги-исследователи приняли во внимание двойную при- роду вина: продукта потребления (предмета роскоши) и предмета коллекционирования. Одна их целей работы Димсона заключалась в том, чтобы смоделировать эффект старения (выдержки) на цену вина.

Кроме того, они обнаружили, что цены на вина высокого и низкого качества миллезима меняются по- разному. Цена вина низкого качества сначала падает, до тех пор пока текущая стоимость владения не превысит ценность потребления, и тогда цена начинает расти вместе с возрастом вина. Цена вина высококачественного миллезима серьезно растет, пока вино не вызреет, затем стабилизируется, а затем снова начинает расти, когда начинает преобладать ценность вина как предмета коллекционирования. Исследование как само собой разумеющееся утверждает, что вино инвестиционного качества – это мейнстрим в портфеле богатых частных лиц. 

Что ж, мы отметим что пока не у российских клиентов. Но российские клиенты быстро учатся, и быстро приобщаются к мейнстриму. Это исследование ещё раз подтверждает, что вино чрезвычайно конкурентоспособно как класс инвестиционных активов и с точки зрения доходности, и с учётом рыночного риска. Мы рекомендуем всем, кто интересуется винными инвестициями, ознакомиться с исследованием Димсона в первоисточнике. Оно намного богаче и интереснее короткого рассказа о нём. Dimson, Elroy and Rousseau, Peter L. and Spaenjers, Christophe, «The Price of Wine» (October 20, 2014). HEC Paris Research Paper No. FIN-2013-1019. Available at SSRN: http://ssrn.com/abstract=2321573 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2321573

Таблица изменения доходностей разных классов активов с 1900 по 2012 г., в арифметической и геометрической прогрессии, с учётом и без учёта инфляции, с демонстрацией стандартного отклонения и дисперсии годовых результатов. Bonds – это долгосрочные гособлигации. Bills – краткосрочные гособлигации. Все данные приведены в фунтах стерлингов. Просто исчерпывающе академическое исследование!

График доходностей разных активов, с поправкой на инфляцию. Цены в геометрической прогрессии. За последние 112 лет (XX и XXI век).

Вопросы и ответы 

Когда вы начнёте инвестировать в крымские вина? 

Боюсь что не скоро начнём. Кому их потом продать? Их никто в мире особо не знает. А в России мы их тоже не сможем реализовать на рынке, потому что по факту сейчас внутреннего винного рынка нет. 

Ведь в мире очень много хороших и даже отличных вин! Но в большинство из них нельзя инвестировать. Допустим купим мы его, а кому продать? Нет вторичного рынка, профессиональным торговцам- негоциантам оно не интересно. Мы же не умеем и не желаем сами торговать этим товаром и продавать конечному потребителю. И не хотим учиться, это не наш бизнес. Мы торгуем с профессионалами, и сбытом конечным потребителям не занимаемся. 

Взгляните, вот образцы вин, которые просто шикарны по соотношению рейтинг/цена. То есть при весьма высоком рейтинге (по 100-бальной шкале) у них очень низкие цены! То есть если вы просто винный ценитель, то купив и выпив это вино, вы получите большое удовольствие за очень небольшие деньги. И мы сами с удовольствием пьём такие вина. http://www.wine-searcher.com/topvalue.lml Почти ни одно из них не интересно нам как инвесторам. Причина: негоцианты его у нас обратно не купят. Это не подходящий товар для инвестиций. Даже с таким хорошим рейтингом. А у крымского, я не знаю, есть ли он вообще.

Самые важные тренды 2014 года для винных инвесторов 

Для российских винных инвесторов самыми важными трендами, которые также окажут и определяющее влияние на следующий 2015-й год, стали на наш взгляд: 

1. «Украинский» политический кризис в России и режим санкций от Запада; 

2. Принятие закона о КИК (контролируемых иностранных компаниях) в России, и дальнейшее усиление борьбы с офшорами и борьбы за возврат российских капиталов в российскую юрисдикцию и полная легализация. В мире есть ещё один важнейший тренд. В России его пока не очень-то замечают, но вскоре ситуация полностью изменится. 

Это: 3. Всемирная борьба с офшорами, и грядущая тотальная дискриминация офшорных капиталов в «белых» юрисдикциях. Это вопрос одного-двух ближайших лет. 

В связи с этим мы встречаем сегодня сильный интерес к винным активам у российских клиентов с точки зрения легального размещения капитала в низкорисковые активы в стабильной юрисдикции. Инвесторы, являющиеся российскими налоговыми и валютными резидентами, могут инвестировать в вино не меняя свой резидентский статус, не отчитываясь и не уплачивая налогов до получения доходов на руки и не подпадая под закон о КИК. Это очень привлекательно для многих.

Для зарубежных резидентов вино – не менее привлекательный актив. Вино хорошо знакомо банкирам на Западе и является обычным активом для их клиентов-хайнетов. Мы неоднократно указывали, что вино как актив носит антикризисный и антисанкционный характер.