Никита Петров
6
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Финансисты-аферисты: Гриша Лернер

Российская земля всегда была богата талантами, в том числе в сфере финансовых афер. Особенно урожайными на мастеров по данному профилю оказались ревущие 90-е. Имена большинства героев этого смутного времени уже забылись, хотя их биографии достаточно любопытны. Сегодня предлагаю вспомнить о Григории Лернере, который в 2003 году удостоился достаточно объемной статьи в «Коммерсанте».

В Израиле подошел к концу срок заключения бывшего президента Первой российско-израильской финансовой компании Григория Лернера — специальная комиссия постановила скостить на треть полученные им шесть лет, и, если ничего не изменится, на следующей неделе предприниматель выйдет на свободу. Скорее всего, он опять займется финансовым бизнесом, который уже принес ему славу одного из самых известных аферистов нашего времени.

Умный мальчик, далеко пойдет

Пресс-секретарь тюрьмы города Аялон Орит Мессер-Харель утверждает, что Григорий Лернер "сидит в одиночке, а еду покупает в хорошей тюремной столовой, где каждый может себе купить, что захочет. С нетерпением ждет, когда его выпустят. Ходит гулять, читает книги, бегает и загорает. К нему частенько наведывается семейство". Вообще-то, продолжает пресс-секретарь, "выпустить его собирались за хорошее поведение и за то, что его уже считали не опасным для общества. Но так как государственная прокуратура Израиля подала кассацию на решение о досрочном освобождении, то окончательное решение примут в середине февраля. Хотя могут и раньше".

Имя Григория Лернера обросло слухами и легендами, и уже непонятно, где правда, а где вымысел. Это неудивительно, особенно если учесть, что Григорий Лернер был предпринимателем первой волны. Большинство из них теперь на кладбище. Но Лернер выжил.

Он не боялся спорить даже с ореховскими бандитами, которые в начале 90-х годов в Москве всем казались самой страшной силой. Страшнее были только "подольские". В 1997 году "ореховские" потребовали с Григория Лернера $25 млн. А он отвечал им, что "вы еще в армиях на коммунистов работали, когда меня жулики на зоне в кузнице сжечь пытались. Вы еще имени Иваныча (Сергей Иванович Тимофеев, известный чуть ли не всей Европе и Америке просто как Сильвестр.— Ъ) не слышали, когда я под чеченским ножом сидел. Вы еще рубль криминальный не заработали, когда я в 1988 году отдавал Иванычу — не ему (он с меня никогда гроша не брал), а пацанам — по 100 тыс. руб. в месяц".

"Ореховские" свои миллионы так и не получили: в 1997 году в Израиле арестовали Григория Лернера, а в Испании — вымогателя, ореховского "авторитета" Сергея Буторина по прозвищу Ося. Осе дали девять лет. Хотя есть данные, что незадолго до посадки Лернер все-таки ему заплатил.

Так или иначе, господин Лернер никогда не бедствовал. Умный мальчик, не из самой бедной семьи московских евреев. Мама — журналист, папа — инженер, окончил журфак МГУ, но при этом всегда имел склонность к бизнесу, который в те времена назывался спекуляцией: джинсы, валюта, чеки и сертификаты "Березки"..

Но для Григория это был не уровень. Другое дело — стройотряды. Именно там молодой человек и обрел себя: работа снабженцем — дело нешуточное. За что и сел: в 1982 году Григорий Лернер получил свои первые пять лет за хищение социалистической собственности. Год ходил под конвоем, потом за примерное поведение был переведен на "химию", а там и амнистия подоспела.

Потом работа в столичном кооперативе "Азербайджанская кухня" принесла бывшему зэку кое-какие деньги, на которые он смог-таки осуществить свою заветную мечту. Григорий стал настоящим предпринимателем: он открыл частный ресторан. Тут-то и началось самое интересное.

Правильный выбор

Наехали бандиты. Григорий Лернер сделал правильный по тем временам выбор — он "лег" под Сильвестра. При этом никогда не считал последнего "крышей" — а в глаза и за глаза называл исключительно партнером и Иванычем. Согласно официальным данным, предприниматель Лернер получил тогда во Фрунзенском отделении Госбанка 50 тыс. руб. (большая по тем временам сумма), начал издавать репринтные книги и попутно организовал первый кооперативный банк в столице — Партнер-банк. К лету 1989 года Лернер получил право на ведение внешнеэкономической деятельности. Его фирма стала первой частной коммерческой структурой Советского Союза, получившей такую привилегию. Но за нее тоже пришлось заплатить.

В 1990 году против Григория Лернера опять было возбуждено уголовное дело. На этот раз ему инкриминировали хищение 35 млн руб.

Григорий Лернер: Будучи президентом совета консорциума ЛОМОС в 1989 году, я взял кредит именно на эту сумму на три года под залог — который, кстати, в несколько раз превышал сумму кредита. Меня обвинили в растрате кредитных средств.

Обвинение было абсурдное: срок возврата кредита еще не наступил. К тому же он был нецелевым, поэтому только меня касалось, как именно мне его тратить. Главное, чтобы проценты платил вовремя. Я и платил, пока не арестовали счета в 1990 году. Кроме того, меня обвинили в том, что я тратил деньги на представительские расходы или неявную рекламу: у меня были шикарные офисы, дорогие машины. Что не могло не мозолить глаза органам внутренней безопасности и вообще было несопоставимо с их психологией. Впрочем, и у сотрудников в нашем консорциуме тоже оказались с психологией странные вещи. Они считали преступлением получать большую заработную плату. Например, в тысячу долларов. В результате давали показания о ста долларах. Были и другие расхождения в цифрах при постройке офисов, покупке машин, которые осложняли мое положение.

Арестовала меня швейцарская полиция во время очередной встречи с бизнесменами в цюрихском офисе. Надели наручники и отвезли в тюрьму. Спросили, не хочу ли я ехать в Союз,— я сказал: нет. Провел я год в одиночной камере в центре Цюриха, пока решался вопрос о моей выдаче России. Через год меня выдали, основываясь на соглашении между царской Россией и Швейцарией 1878 года "О выдаче террористов и преступников". Законно до меня такая судьба постигла только одного убийцу градоначальника в начале века.

Привезли в "Матросскую тишину", в 4-й следственный изолятор, где сидели руководители путча. Ковровые дорожки. Камеры на двоих. Охранники — очень вежливые майоры. Мата не слышно. Разговаривали только на "вы".

Сильвестр

Все кончается. Закончилась эта история — началась другая. В 1993 году Сильвестр через своих людей в 20 банках получил кредиты, которые потом были переведены на счета частных фирм. Затем суммы конвертировались и под фиктивные контракты были переведены в Израиль и Швейцарию на счета фирм Seven Starts Ltd. и Sit AG. Руководителем Seven Starts Ltd. является Григорий Лернер, который осенью 1993 года опять был объявлен в федеральный розыск за хищения и мошенничества.

Однако это не помешало Григорию Лернеру завести такие тесные связи с финансовым истэблишментом, что уже он сам не разбирал, где чьи деньги. Правда, после этого следователи стали получать данные о том, что все структуры господина Лернера были созданы только для того, чтобы выжать как можно больше денег практически ниоткуда. Сумма уже полученного дохода оценивалась в $200 млн, но доказать, откуда они взялась и сколько ушло на сторону, сыщики так и не смогли.

Банкиры тоже в подробности не особенно вдавались, а когда разобрались, было уже поздно. Первым в 1995 году был застрелен глава Мосстройбанка Михаил Журавлев. Следом было совершено покушение на заместителя председателя Промстройбанка Станислава Дегтярева. Но тот остался жив: граната на растяжке перед его дверью взорвалась, не причинив банкиру практически никакого вреда.

В итоге следствие выяснило, что многие аферы Григория Лернера сводилась к тому, что с помощью нескольких коммерческих структур он выманивал у финансовых учреждений деньги в виде заведомо невозвратных кредитов. И на этом все.

Первый номер

Потом Григорий Лернер уехал в Израиль, где взял себе имя Цви Бен-Ари. Создал Первую российско-израильскую финансовую компанию, которую благословил тогдашний премьер России Виктор Черномырдин.

При этом, чтобы не сильно страдала его любимая женщина, Ольга Жлобинская, он предпринял конкретные шаги для ее утешения. Так, перед отбытием из России скорбящая по мужу Сильвестру женщина вместе с близким другом (бывшим начальником охраны Сильвестра) организовала несколько фиктивных фирм. Это надо было для оформления кредитов. Потом полученные средства, как обычно, обналичивались, конвертировались и переправлялись в Швейцарию или Израиль.

Там, на исторической родине, началась настоящая жизнь господина Лернера. Он оборудовал себе на тель-авивской набережной разнузданно шикарный офис, весь уставленный антиквариатом. Ездил на бронированном "Мерседесе" в сопровождении "джипов" с мигалками и охраной, перекрывая движение. В общем, вел себя чисто по-московски, как конкретный пацан при бабках. В Израиле это не принято. То есть совсем.

За год до ареста его честно предупредили в полиции: "Деньги есть — купи удочку, лови рыбу — тебя никто не тронет. А примешься за старое — пеняй на себя". Он не послушался.

Задерживая господина Лернера в 1997 году, полицейские подозревали его в причастности к убийству Михаила Журавлева и покушению на Станислава Дегтярева, а также в махинациях на сумму более $100 млн. Обширные же связи господина Лернера с российскими криминальными кругами, в частности с Сильвестром, под прикрытием и с помощью которого он проворачивал многомиллионные аферы, позволили израильской полиции поставить его не просто в первую пятерку представителей русской мафии, действующей на территории страны, а вообще отметить его первым номером.

В апреле 1998 года Григорию Лернеру вынесли приговор. Но срок он получил только за финансовые махинации: признан виновным по 13 из 15 пунктов обвинений; шесть лет тюрьмы и штраф в $1,4 млн. Поскольку деньги он так и не заплатил, ему добавили к основному сроку еще два года. Таким образом, господин Лернер должен был выйти на свободу в 2005 году. Однако ему удалось сократить свой срок. Он обратился в специальную комиссию, которая рассматривает условно-досрочные освобождения заключенных, и комиссия свое решение уже вынесла.

"Поскольку мой подзащитный вел себя примерно и не нарушал режим, комиссия решила сократить его срок пребывания в тюрьме Аялон на треть",— сказал адвокат господина Лернера Моша Фридман.

По израильским законам решение комиссии о помиловании в течение недели может оспорить прокуратура. Что она и сделала. Прокурорский протест будет рассмотрен не раньше чем на следующей неделе. Но даже в том случае, если господина Лернера освободят, он еще два года не сможет выезжать из Израиля и должен будет постоянно отмечаться в полиции.

***

В ПОРЯДКЕ ПЕРЛЮСТРАЦИИ

Чисто деловая переписка

Добрый день, Степан!

Ситуация на 5.03.97 г. следующая.

I. Вся основная работа ведется с Токобанком.

а) подписано с ним соглашение о его вхождении в холдинг на 51%, б) открыт им корсчет в Кипрском банке, в) подписано соглашение о депозите (неснижаемом остатке его средств на счете в Кипрском банке) в линии от 5 до 25 млн $ под залог 100% акций Кипрского банка и 100% акций холдинга.

2. Холдинг получил 33% акций австро-израильско-российской компании по высоким технологиям с участием правительства России и г-на Строева. Эти 33% также идут в залог Токобанку.

Все документы были подписаны в прошлую пятницу 28.02.97 г. и в понедельник 3.02.97 г. должны были быть утверждены Правлением и Советом банка — т.к. один из акционеров банка Европейский банк реконструкции и развития — у них такая система.

Внезапно вышла непредвиденная заминка — против перевода первой суммы 5-10 млн выступил первый зампредседателя правления Мельников — до этого он был начальником департамента валютного контроля ЦБ России и одним из близких друзей М. И. Журавлева — по его инициативе в 1994 году Журавлев отказался стать акционером Кипрского банка.

Все дни сейчас организовывается лоббирование и давление на этого Мельникова, который в банке отвечает за международные трансакции. Подключили всех от Строева и Вавилова до Березовского и Гусинского, уверен, что победим.

Это основное, чем сейчас занимаемся.

II. Шафранник. Назначен Президентом специально созданной Лужковым Центральной Топливной компании, куда входит обеспечение нефтью и нефтепродуктами всего Московского региона — 12 млн тонн нефти ежегодно. Также дал согласие на вхождение в холдинг на 25% акций и вложение в трансации 5 млн $ компании + 5 млн $ своих собственных.

Как ты знаешь, я с ним виделся 10 дней назад. Снова увижусь и подпишу окончательные бумаги на следующей неделе в Эллате, т. к. он будет в Египте встречаться с Арабскими нефтяниками.

III. Ежедневно на Пушкинскую после нашей рекламы в

- Коммерсант

- Сегодня

- Деньги

- Финансовые известия

- Комсомолка

- Коммерсант weekly

- + 65 региональных газет

раздается 30-40 звонков, из них 10%, кто хочет дать денег; Дмитриев и Дегтярев целыми днями встречаются с ними.

Это общая картина.

Для меня задача #1 дожать Токобанк и я убежден, что сделаю это в ближайшее время и это решит все наши проблемы.

И последнее. Существует все еще возможность, что Березовский выкинет Дубенецкого из Промстройбанка и посадит туда Дегтярева, многие признаки указывают на это, но реальная информация о реальности и сроках это дела будет до 15 марта...

СТЕПАН!

Давай попробуем еще раз — последний разобраться в случившемся.

1. Ты прав, что я взял твои и Культика деньги, чтобы частично ими расплачиваться с ПСБ — ты только не прав, что я не говорил тебе, что я их пока (прошлый год Люксембург) отдать не могу.

2. Ты прав, что из 12,6 то что мы получили 50% твои и тратить я их могу только по согласованию с тобой. Ты только не прав в том, что 1 млн. М и 2 раза из 4-х венгерских, я согласовал с тобой что будем платить даже из своих (моих, наших) в надежде на приход большей суммы.

3. Ты прав, что отдав Д. за Феликса долю, ты имеешь полное право получить 750 в любое время, а не кормить Феликса и его штат, т. к. доходов никаких нет.

4. Ты прав, что не должен нести расходы за провал с ПСБ потому что с тобой я не договаривался о долях в игре с ПСБ, но ты не прав, что я не говорил об этом с К. в Австрии (Вене), когда я летал к Дегтяреву и Новикову в горы. В тот день К. покупал для себя и для Вас кепки.

5. Ты прав, что я должен тебе следующую сумму — в млн $6,186. Она складывается: 50% от 10,4 = 5,2 — это венгерские. 750 — Феликс. 236 — осталось моего долга тебе.

Но ты не прав только в одном — что я привык общаясь с вами (с 1988 г) сам решать куда, когда и сколько тратить и никогда у меня отчета никто не требовал.

Пример. Получили от Банка 10 млн. Я сообщил С. И. или Д. и дальше я говорил какой у меня план их вкладывать (Кипр, Израиль, офис, машины, создание компаний в Люкс или еще что-то плюс содержание своего штата, плюс доли посредникам, плюс Уголек, плюс, плюс, плюс...).

Когда нужны были деньги вам С. И. или Д. говорили пошли туда столько (1 млн Васе на Украину, 1,3 млн Осетину в Америку, 2,4 — Бородатому в США, ребятам столько-то, дай денег Гликланду и пр. и пр.). Часто я сопротивлялся иногда нет, но не было того, чтобы сделали дело разделили и начали новое дело. Дело всегда текло, переходя из одного в другое, а в принципе это было одно дело, то же что делается сейчас, привлечение денег разными путями, но одним способом — разводкой вкладчиков...

Стилистика и орфография автора сохранены.