Борис Кагарлицкий
7
All posts from Борис Кагарлицкий
Борис Кагарлицкий in Борис Кагарлицкий,

Капитализм печатного станка

Избирательная кампания 2016 года в России входит в финальную стадию. Власти обещают считать по-честному. «Единая Россия» пытается удержать имеющиеся позиции. «Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР стараются извлечь выгоды из социально-экономического кризиса, переживаемого страной. А малые партии мечтают воспользоваться изменением правил, чтобы прорваться к вожделенным думским мандатам, потеснив «большую четверку».

На этом фоне особую активность проявляет новое политическое образование — «Партия Роста», созданное бизнес-омбудсменом Борисом Титовым и активно раскручивавшееся официальными масс-медиа на протяжении прошедших нескольких месяцев.

Политическая родословная «Партии Роста» восходит к «Союзу правых сил» и «Правому делу» — либеральным проектам 2000-х годов. Несмотря на постоянное переформатирование, подобные проекты раз за разом проваливались, не получая поддержки не только среди масс российского населения, но и у самой буржуазии. В самом деле, зачем делать ставку на полумаргинальную политическую партию, отторгаемую гражданами, если можно просто напрямую договориться о решении своих проблем с чиновниками?

Вопреки либеральным мифам, ни частное предпринимательство, ни рынок сами по себе гражданское общество не создают. Оно возникает в процессе борьбы социальных низов за свои права — те самые права, которые современные неолибералы стремятся свести к минимуму или вовсе отменить.

Однако отличие «Партии Роста» от её потерпевших неудачу предшественников состоит в том, что на сей раз буржуазно-либеральный проект пытается мимикрировать под социально-нейтральный и даже в какой-то мере под левый. Ради этой цели в избирательный список были внесены перебежчики из других партий. Не только представители «Яблока» и ЕР, но и люди, хорошо знакомые публике своими выступлениями на левом фланге. Из «Справедливой России» в «Партию Роста» привлекли Оксану Дмитриеву и её мужа Ивана Грачева, а из коммунистического движения — Ирину Комолову. Все они ещё недавно критиковали свои прежние организации за недостаток радикализма, пытаясь нащупать себе нишу «слева» от своих внутрипартийных оппонентов. Но оказавшись в политическом вакууме, искать новую нишу себе предпочли не слева, а справа.

Увы, перемещение подобных людей в партию Титова больше говорит об уровне их политической принципиальности, чем о «сдвиге влево» наших системных либералов. Хотя программные заявления «Партии Роста» и её пропаганда старательно избегают привычных либеральных клише, содержательно нам предлагается либо всё тот же старый продукт в новой упаковке, либо странный и эклектичный набор лозунгов, мутная смесь идей, противоречащих друг другу.

«Партия Роста» ведет предвыборную борьбу под лозунгом «Экономика превыше всего». Смысла в этих словах немного, но впечатление получается неприятное. Похоже, соединили в одно целое два хорошо известных лозунга прошлого — немецкое «Германия превыше всего» и брежневско-советское «Экономика должна быть экономной».

Однако шутки в сторону. Какую, собственно, экономику предлагают нам Титов и его сторонники? Фактически нам обещают построить «капитализм с человеческим лицом», имея в виду, что у нас буржуазный порядок плохой и неправильный, а на смену ему придет хорошая экономическая модель, которая, как говорится в манифесте партии, «была успешно реализована во многих развитых государствах мира». Нам обещают внедрить в России «социальное партнерство» и обеспечить «благосостояние для всех». Это, конечно, здорово. Но вот беда: примерно то же самое обещают и все остальные партии, от «Единой России» до ЛДПР. По крайней мере, мало кто решается открыто проповедовать социальную безответственность и обещать гражданам, что в случае своей победы он лишит их возможности достичь благосостояния. Такая предвыборная программа была бы, конечно, не слишком популярна, но, во всяком случае, оригинальна.

Социальное государство в условиях Западной Европы было завоевано борьбой трудящихся, которая велась отнюдь не под умеренными и прагматическими лозунгами. И эти завоевания оказываются утраченными всякий раз, когда натиск слабеет, а левое движение утрачивает свой классовый и наступательный характер.

Дело, конечно, не только в силе классовой мобилизации. Без программы даже самым радикальным борцам за прогрессивные преобразования не обойтись. И если «Партия Роста» пытается выступить в роли коалиции умеренных профессионалов, то она теоретически должна была бы предложить некоторые идеи, способствующие развитию общественной дискуссии.

Увы, таких идей в арсенале партии нет. В своей предвыборной агитации партия Титова использует программные тезисы участников Столыпинского клуба, выдвигая доклад «Экономика роста» в качестве предвыборной программы. Идея предложить экспертный доклад в качестве избирательного документа не столько оригинальна, сколько свидетельствует о непонимании людьми, так поступившими, сути политического процесса. Но это было бы ещё полбеды, если бы сам документ давал нам хоть какие-то позитивные ориентиры в борьбе с кризисом.

Между тем ничего, кроме призыва запустить на полную мощность печатный станок, наводнив страну свежими, пахнущими типографской краской, купюрами, нам не предлагается. В некотором смысле презентуемый столыпинцами и «Партией Роста» подход — это своего рода вывернутая наизнанку позиция Алексея Кудрина.

Если вернувшийся в правительство бывший министр финансов призывает ни при каких обстоятельствах, ни за что, ни для чего деньги не печатать, то «Партия Роста» наоборот искренне уверена, будто проблемы можно решить просто напечатав нужное количество банкнот.

Средства, по утверждению авторов программы, пойдут на реализацию стратегических проектов. Распределять их предполагается с помощью «ответственных» чиновников. Чем заканчиваются такие проекты, очевидно: без радикальных структурных преобразований, без изменения характера государственной власти, без национализации ресурсов и без формирования принципиально нового государственного сектора, качественно отличающегося от нынешних госкомпаний, мы получим ровно то же, что уже имеем сегодня.

При теперешнем уровне коррупции на всех уровнях власти для российского избирателя это означает лишь одно – новые «распилы» и коррупционные скандалы. «Дополнительные» финансовые средства будут выведены в офшоры или разворованы. Они не создадут нового массового спроса «снизу». К сожалению, ни Борис Титов, ни Сергей Глазьев, выступающий у нас главным околовластным «кейнсианцем», не мыслят системно и не отдают себе отчет в том, что экономические проблемы невозможно решить без изменения структуры власти и собственности, в конечном счете – способа производства.

Поскольку капитализм, предлагаемый «Партией Роста», должен быть социально ориентированным, то в предвыборной кампании доминирует соответствующая риторика. Но, увы, и здесь промахнулись. В потоке абстрактных социальных лозунгов то и дело вылезает совершенно неожиданная конкретика, свидетельствующая о привычном для либеральных кругов презрении к большинству избирателей. Так, озаботившись проблемами участия молодежи в бизнесе и общественной жизни, представители «Партии Роста» начинают атаковать старшее поколение и пенсионеров, которые вроде как жируют за счет энергичной и деловой молодежи. Пропаганда как минимум странная для партии, выступающей за «благосостояние каждого гражданина», но вполне естественная для российских либералов.

«Левый дрейф» Титова и его соратников вряд ли кого-то убедит и принесет им предвыборные очки. Было бы преувеличением даже обвинять деятелей ПР в попытке обмануть избирателей. На волка в овечьей шкуре они не тянут: слишком беспомощны. Но в одном отношении история с «Партией Роста» является позитивным симптомом: стремясь получить поддержку в обществе, даже последовательные либералы и поборники прав бизнесменов пытаются мимикрировать под левых. А это значит, что левые идеи и лозунги в обществе потенциально востребованы.

Рабкор.ру