Aleksandr Kramar
26
All posts from Aleksandr Kramar
Aleksandr Kramar in Aleksandr Kramar,

Размеры коррупции в России (цифры). Жизнеспособность режима Путина. Об обратной связи власти и народа

Три статьи на общую тему: " О России и существующей власти".
Первая - о размахе и схемах коррупционного и криминального ( что в стране нашей переплелись "эротично"):)) воровства в России. Вторая - о факторах, поддерживающих и разрушающих режим. Третья - о проблемах "взаимоотношений" власти и народа.
Сокращал - как мог! Но, всё равно, получилось "мнага букффффф"... Ну, ладно уж, так и быть: третью можно не читать..., но первую и вторую - рекомендую:))))) 

Десять бюджетов


«При устройстве на работу ты должен задать три вопроса: что, где и как? Что можно украсть? Где можно украсть? И как можно украсть?» Так учил жизни студента-практиканта бригадир овощебазы в одном из рассказов Сергея Довлатова. Времена не поменялись. Об этом говорят яхты олигархов, огромные коттеджи чиновников и шикарные машины силовиков. Тогда воровали огурцами, сейчас - миллиардами...
Сколько же реально разворовано при российской демократии?
Почему в самой богатой
по природным ресурсами стране в мире так много бедных?
И как решить проблему тотальной коррупции?
Об этом в эфире радио и телевидения «Комсомольской правды» мы поговорили с профессором МГУ Маратом Мусиным, автором книги «Бизнес в стиле РАСПИЛ».

«У ПРОВЕРЯЮЩИХ ОЧКИ ЗАКЛЕЕНЫ ДОЛЛАРАМИ»

- Марат Мазитович, может, я ошибаюсь, но складывается впечатление, что в России ворует каждый второй чиновник и скрывается от налогов каждый второй бизнесмен...

- Вместе с моими студентами и коллегами мы проанализировали работу более миллиона компаний. Оказалось, что 738 тысяч из них в своей финансовой отчетности имеют признаки хищений и легализации. При этом в 80% случаев это сделали 5% самых богатых компаний. Если брать аналогию с «ЮКОСом», то все первые лица этих фирм должны сесть на срок от 5 до 10 лет. При этом около 500 тысяч компаний не воруют. По крайней мере, наш анализ не выявил у них нарушений.

- Как я понимаю, речь идет лишь о частном бизнесе. А госучреждения и гос­компании вы тоже проверяли? Вряд ли они все сплошь белые и пушистые...

- Нет, конечно. Но две трети бюджетных организаций не воруют. Хотя причина банальна - там просто нечего красть. Руководители остальных увлеченно заносят деньги в высокие кабинеты, чтобы им выделили больше казенных средств. Там, где дают много и крадут больше. К примеру, мы нашли 89 млрд. рублей, которые напрямую отмывались бюджетными организациями через фирмы-однодневки. Выполнили работу, за которую у нас люди в контрольно-надзорных органах зарплату получают. Видимо, у проверяющих очки заклеены долларами.

- Хм, статистика впечатляет. Но каким образом вам удалось проверить более миллиона компаний?

- Мы разработали специальный фильтр выявления подобных нарушений. Внесли их характеристики в компьютерную программу. И она в автоматическом режиме отсеивает подозрительные операции. Затем эксперты вручную проверили получившуюся группу риска. Бывает так, что одна фирма-однодневка обслуживает сразу сотни и даже тысячи компаний. Значит, все ее клиенты попадают в нашу базу потенциальных воров.

- А откуда у вас информация по всем банковским операциям? Она же явно не в открытом доступе находится...

- Не могу раскрывать все секреты. Но мы сотрудничаем с рядом силовых и финансовых структур, делаем для них исследования. И всю полученную информацию сохраняем в своих базах данных.

ВСЯ ПРИБЫЛЬ ОСТАЕТСЯ В ОФШОРАХ

- Можно ли посчитать, сколько бюджет потерял из-за различных махинаций?

- По нашим оценкам, за несколько последних лет мимо казны прошло примерно 27% ВВП (макро-экономический показатель, отражающий совокупную стоимость всех произведенных в стране товаров и услуг. - Ред.). Это примерно 15 трлн. рублей.

- Боюсь спросить, а сколько же всего ушло налево с начала 90-х годов?

- По неофициальным данным одного из финансовых ведомств, с 1992 года вывезли за рубеж около $3,17 трлн. (примерно 100 трлн. рублей, или почти 10 годовых бюджетов нашей страны. - Ред.). Кроме того, есть и так называемые «карманные деньги», которые украдены через фирмы-однодневки и остались в России. Они пошли на то, чтобы купить дорогую машину, коттедж и так далее. Но за рубежом оседает примерно в пять раз больше.

- Неужели так легко определить, какие деньги потрачены на дело, а какие ушли в чьи-то карманы? Наверное, в компаниях тоже не дураки сидят, хорошенько заметают следы...

- По слабому звену всегда можно вскрыть любую систему, какой бы сложной она ни была. Суть всех коррупционных схем в том, что на каком-то этапе вы должны деньги физически украсть. Вот эту точку и надо засечь. К примеру, если у вас подпольный цех по производству наркотиков, то наступает момент, когда вы должны вбросить эти грязные деньги в легальный сектор экономики. Возникает точка - фирма специального назначения. А у любой однодневки есть характерные особенности, которые отличают ее от честных компаний.

- Какие основные способы увода средств за границу?

- Возьмем целлюлозно-бумажную промышленность, которую мы тщательно проверили. К примеру, тонна целлюлозы официально продается на экспорт (то есть уходит с российской территории) за $250, а буквально «через метр» (в Китае) уже стоит $350. Куда делась разница? Осталась в офшорной посреднической фирме. Естественно, с этой разницы, осевшей на счетах посредника, никакие налоги в нашу казну не платятся (см. графику).

 



«УБИРАТЬ ПАРАЗИТОВ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕПОЧКЕ»

- По-вашему, все очень просто вычисляется. Почему же никто не пользуется этим, чтобы ловить казнокрадов? Где разбирательства, суды, посадки?

- Проблема в том, что вся система построена на откатах, распиле и коррупции. И никто в этой вертикали не заинтересован в ее изменении. Их дети учатся в Лондоне, а деньги лежат на счетах в зарубежных банках. Какой им смысл что-то менять?

- Неужели ничего нельзя сделать? Ведь есть же эффективные западные и восточные практики, где проблему коррупции более-менее решили...

- На мой взгляд, есть несколько возможных решений. Во-первых, как французский президент Шарль де Голль боролся с коррупцией среди судей? В один день всех до единого уволил и поставил на их место заранее подготовленных студентов. Кстати, многие менеджеры именно так теперь и поступают. Наше государство должно делать так же. Во-вторых, надо продвигать таланты. Если бизнесмен не украл ни копейки, создал новый бизнес с нуля, дал кучу рабочих мест, то его надо освободить от налогов и пусть он еще активнее развивается.

- Но ведь, как мы выяснили, и большинство бизнесменов далеко не ангелы?

- Да, но их честность напрямую зависит от неподкупности проверяющих. Надо понять одну вещь - в нынешней модели проедания национального богатства мы долго не протянем. Какого черта мы сырьё на Запад гоним? Мы должны продукты переработки: шины, полипропилен и прочую "нефтехимию" экспортировать. В лесной отрасли - то же самое. Но не выходит, потому что каждый посредник в цепочке накручивает себе домик в Ницце. И ларчик просто открывается. Нельзя одновременно делать дешевую и качественную продукцию (чтобы успешно конкурировать на мировом рынке) и строить себе домик в Ницце на украденные деньги. А продажа сырья это позволяет. Так что единственный путь - убирать паразитов в экономической цепочке.

- Что случится со страной, если кардинально не изменить систему?

- Такой беспредел в экономике долго продолжаться не может, поскольку нарушаются главные экономические, юридические и моральные законы. Тем более что Америка уже очень четко показала (на примере Ливии), что проблему системной коррупции они будут использовать, чтобы уничтожить и оккупировать ресурсные страны. Принцип понятный: разделяй и властвуй. Они будут использовать любые противоречия в социуме, которые, между прочим, у нас заметно обостряются. А в том, что интерес иностранных государств к нам очень большой, сомневаться не стоит. В нашей стране находятся 25% мировых природных богатств и всего 2% мирового населения.



ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Марат Мазитович МУСИН. Доктор экономических наук, профессор МГУ, заведующий кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ. Занимал руководящие должности в крупных финансово-промышленных группах, банках и финансовых компаниях. Открыл новое научное направление - управление экономическими интересами. Автор 11 книг и 150 публикаций. Последняя книга - «Бизнес в стиле РАСПИЛ. Куда уходят богатства страны».

Другое мнение

Елена ПАНФИЛОВА, гендиректор АНО «Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл Россия»:

«Коррупцию нужно лечить кнутом и пряником»

- В борьбе с казнокрадами истина, как всегда, ровно посередине. Устойчивого результата можно добиться лишь сбалансированным сочетанием кнута и пряника. К примеру, в Средние века кресло каждого следующего судьи обивали кожей предыдущего. Но даже это не спасало от коррупции. Так что просто заменить всех судей или чиновников будет недостаточно. Должен быть жесткий внутренний контроль, чтобы новые люди через пару-тройку лет не превратились в своих предшественников. Иначе потом их придется снова менять - и так по кругу. Поэтому нужны кардинальные меры как по наказанию, так и по предотвращению коррупции. А для этого надо очень тонко настроить всю систему.

Евгений БЕЛЯКОВ
http://digest.subscribe.ru/economics/news/n719495234.html


Когда конец?

Съезд «Единой России», на котором было объявлено о возвращении поста президента от Медведева к Путину, означает одну простую вещь: отныне путь к смене власти в России мирным путем закрыт.

Факторы, способствующие стабильности режима.

Цена на нефть

Пока цена будет высокой, режим будет стабильным
. Проиллюстрирую свою мысль следующим примером. В Европе в 1640 году вспыхнули сразу шесть революций: помимо Англии — в Неаполе, Каталонии, Португалии, началась фронда во Франции. А в 1644 году в Китае после крестьянского восстания, за которым последовало вторжение маньчжуров, пала династия Мин. В учебниках истории можно прочесть, что все эти революции случились от непомерных налогов, глупости Карла I, раздражения Неаполя властью испанцев.

Все это, без сомнения, так. Но 1640-е также очень хорошо известны астрофизикам: 1645–1715 годы — это так называемый минимум Маундера, годы уменьшения солнечной активности и резкого похолодания. Налоги налогами, но люди стерпели бы и налоги, и глупость правителей, если бы не были элементарно голодны.

Падение цены на нефть для России — то же, что похолодание для середины XVII века. Пока нефть не падет, не падет и режим.

Отсутствие молодежи

Средний возраст мужчины в России — 38 лет
. Для сравнения: в Египте средний возраст населения — 24,5 года, в Ливии — 24,5 года, в Палестине — 18 лет. Средний возраст в Дагестане и Чечне — 27 и 28 лет, и мы видим, что эти республики крайне неспокойны.

Свобода эмиграции

В отличие от тоталитарных режимов страны-паразиты, к числу которых относится путинская Россия, косвенно поощряют эмиграцию людей, склонных к свободе и независимости. Обычно общественно активная часть населения страны — "дрожжи" перемен и революций — это 4% населения. Для России это 6 млн человек. По крайней мере около трети этих людей просто покинули Россию.

Протест — не способ

Власть постоянно дает понять российским гражданам, что протест — это не способ решить проблему.

Возьмем историю президента Карачаево-Черкесии Мустафы Батдыева, чей зять расстрелял в своей резиденции семерых человек. Родственники погибших и возмущенное население дважды занимали Дом правительства, требуя отставки президента. Однако тот оставался на посту до 2008 года. Он не был отставлен именно потому, что этого требовал народ.

Возьмем историю с Химкинским лесом. Дорогу через него продолжают строить не вопреки протестам, а именно благодаря. Дело не в том, что Путину так дороги деловые интересы Ротенберга, а из принципа: раз чернь протестует, ее надо загнать пинками на место.

Такова установка режима. Нельзя проявлять слабость. В результате каждый человек, который хочет решить свою проблему, понимает, что публичными обращениями и протестами ее не решишь.

Факторы, дестабилизирующие режим.

Коррупция

В отличие от большинства классических диктатур, в которых диктатор опирается на народ и противостоит вместе с ним «злым чиновникам» (к такому типу относится Лукашенко), путинский режим устроен противоположным образом.

Чиновники получили право совершать любые преступления, жертвы этих преступлений всегда оказываются сами виноваты, а если они еще жалуются, то сами становятся преступниками.

Теоретически это должно привести к большой преданности чиновников Путину, на практике система идет вразнос.

Конкретный пример: «список Магнитского». Понятно, что не Путин украл из российского бюджета 230 млн долларов. Просто по мере того, как раскрывались все новые подробности этой кражи, перед Путиным вставала дилемма: либо сдать тех, кто ее совершил, либо последовательно защищать право чиновников на совершение любых преступлений.

Результат: страна утрачивает управляемость
, а масштабы воровства разрастаются до того, что бюджет перестанет к 2012 году сходиться при цене ниже 120 долларов за баррель.

Национализм

Одна из главных проблем режима — это растущий национализм, как русский, так и кавказский. Режим понимает эту опасность, но сделать ничего не может, как и в случае с коррупцией.

Национализм в России связан с двумя вещами: с проблемой Кавказа, в первую очередь Чечни, и с мигрантами из Средней Азии.

Неспособность режима контролировать страну влечет за собой в том числе неспособность контролировать Кавказ. Вряд ли Кремль сейчас может в чем-то отказать Кадырову. Растущее понимание того, что победителем в русско-чеченской войне оказался Кадыров, превращает Россию в Веймарскую республику.

Второй фактор национализма — мигранты из Средней Азии. В отличие от выходцев с Кавказа они существуют на положении рабов и провоцируют примерно такую же агрессию, как, скажем, черные рабы на Ямайке порождали агрессию со стороны белых бедняков, которым надо было чувствовать себя выше кого-то.

Интернет

Растет число пользователей. В России сейчас около 60 млн человек входят в Сеть.

Десять лет назад, когда Путин пришел к власти, он первым делом взял телевидение. Монополия на телевидение привела к монополии на новости. Новостью долгое время было то, что сообщают по телевидению.

Интернет привел к качественно новой ситуации. Новостью сейчас является то, что обсуждается в интернете. Когда в 1997 году машина тогда еще главы ГКУ Владимира Путина задавила 5-летнего Дениса Лапшина, это не вызвало никакого резонанса, потому что этого не было в телевизоре. Когда в феврале 2010 года «Мерседес» вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова снес «Ситроен» с двумя женщинами, это — благодаря интернету — стало уже событием национального масштаба.

Общественное мнение

В России стало модно презирать режим. Над режимом в частных разговорах издеваются самые высокопоставленные чиновники и самые приближенные к Кремлю олигархи. Даже в глянцевых журналах, по определению предназначенных для состоятельных господ, тонкое издевательство над Кремлем является must. Если экономически ситуация скорее сравнима с годами позднего Брежнева, то интеллектуально она похожа на 1989 год — когда режим критиковали везде, кроме гостелевидения.

Отсутствие защитников

У режима нет людей, которые готовы за него умереть. Президент Гаити Дювалье опирался на тонтон-макутов (добровольцев из народа, убивавших оппозиционеров), Ахмадинежад (нынешний президент Ирана)— на «Стражей революции» (военизированные формирования религиозных исламистских фанатиков), Каддафи — на людей своего племени.

Прослойка выходцев из ФСБ, на которую опирается Путин, достаточно многочисленна, чтобы обворовать всю Россию, но недостаточно сильна и мотивирована, чтобы сохранить Путину власть.

Примечательно, что как только Путин отстраняет от власти очередное политическое ничтожество, им лишь и вызванное из небытия, ничтожество сразу принимается ругать режим. Эти люди готовы воровать за Путина, но умирать за Путина они не готовы. Они пользуются режимом, а не служат ему.

Одним из самых важных обстоятельств является то, что все факторы, способствующие стабильности режима, мало менялись за последние десять лет, за исключением цены на нефть: но и она не переходила красную черту. Что же касается дестабилизирующих факторов, они постоянно и стабильно росли. Коррупция только росла, национализм только рос, поддержка режима в обществе (и даже в силовых структурах) только падала.

Вероятность «арабской весны» в России на порядок ниже, чем в переполненных молодежью Тунисе и Египте, однако степень нестабильности режима нарастает. Там, где народ не принимает участия в управлении посредством выборов, он обыкновенно рано или поздно принимает участие в управлении посредством мятежей и революций.

Юлия Латынина
http://digest.subscribe.ru/economics/society/n719479185.html

 

Народ не выходит на связь

Для разведчика, работающего за границей, нет большей беды, чем потеря связи. Без радистки Кэт даже самые ценные сведения, добытые умом и талантом Штирлица, большой ценности не представляют. Без связи и успех не успех...

Перед выборами видим, что руковод­ство страны старается быть поближе к народу. И Д. Медведев, и В. Путин много ездят по матушке-России. Недавно пресс-служба президента сообщила, что Дмитрий Анатольевич посетил все регионы России, побив по проделанному километражу достижения всех предыдущих лидеров. Более того, президент потребовал, чтобы и министры, и другие ответственные лица больше бывали на местах, чаще общались с народом. Чуть ли не каждый день мы теперь видим, как они открывают новые цеха, крутят вентили газопроводов, заходят на тучные поля и свинофермы, жмут руки энергетикам в новеньких спецодеждах, пьют вместе с селянами чай-кофе и «гуторят за жизнь».

Но связь не улучшается. Сигналы о положении на местах наверх не идут. Как и во времена КПСС, лучше проходят рапорты о победах. Громко отрапортовали о том, что после прошлогодней засухи уродился славный урожай. А вот о том, что для вывоза зерна, как и угля, катастрофически не хватает вагонов и судов, сообщить «не успели». Пришлось губернатору А. Тулееву звонить на самый верх: дайте вагоны! Хорошо, что хоть спецсвязь ещё работает.

Глуховатый народец?

Вот ещё. Только переварили новость о том, что на складах Министерства обороны хранится 17 млн ненужных автоматов Калашникова, как приспела другая: что на складах, «оказывается», лежит 12 млн устаревших противогазов и военные не знают, что с ними делать. Но не за один же день и даже не за один год скопилось это старьё. На это ушли годы. А связь не работала. То ли начальники складов не докладывали старшим офицерам о положении дел, то ли старшие офицеры не хотели огорчать министра обороны.

Может, радистку Кэт убили враги? Как в анекдоте: «Штирлиц и Кэт, обнявшись, вели сеанс связи из леса. Ночь была ласковой, тихой. Неожиданно прозвучавшая автоматная очередь сразила Кэт наповал. Штирлиц насторожился…»

Но наши многочисленные штирлицы, ведающие в стране связью с общественностью, никак не насторожатся. Всё им кажется, что народец у нас глуховатый, не чует, какую благую весть несёт ему власть. «Единая Россия», чувствуя недоработку, повышает децибелы, старается. Агитационная кампания уже напоминает рекламу «таблетки мгновенного действия», идущую под лозунгом «Результат вас удивит».

Но на народ агитация почему-то действует плохо. Приходится прибегать к банальным хитростям. Вот на концерте А. Макаревича какой-то местный активист стал убеждать зал, что концерт проводится с благословения «Единой России» и при её поддержке. Бедный Макаревич сетовал после концерта: «Трахнули без предупреждения».  И та же самая скандальная история повторилась на концерте певицы Валерии.

Без связи

О том, что власть разучилась разговаривать с народом, сегодня не говорит только ленивый. Даже в самой массовой партии явно не хватает людей, способных найти для народа верное слово. Может быть, оттого что для людей самый доступный язык - это язык поступков, язык действий. А не язык посулов.

Сегодняшние критики власти сетуют: слишком много на телеэкране Д. Медведева и В. Путина. Информационная гиперактивность тандема в какой-то мере вынужденная: в ситуации, когда каналы связи с обществом либо не работают, либо перестали внушать доверие, им приходится подменять связистов. Но присутствие в информационном пространстве первых лиц государства имеет свои психологические пределы. Перенасыщенный раствор начинает «есть глаза». Неслучайно люди вспоминают товарища Сталина: тот, мол, не злоупотреблял общением с пролетариатом, а обращался к нации лишь «в минуты роковые».

Возникает нелепая ситуация: даже хорошие и правильные инициативы власти воспринимаются населением с большой долей скептицизма. Власть говорит: «Верной дорогой идёте, товарищи». А товарищи говорят: «Не верим». И таких среди россиян уже почти половина. А как верить? Власть уже двадцать лет говорит и говорит о проблеме ветхого жилья, о квартирах для военнослужащих, ветеранов, многодетных семей, о доступной ипотеке, об одноэтажной России... И что?

Вячеслав Костиков
http://digest.subscribe.ru/economics/society/n721455285.html