Сергей Журавлев
3
All posts from Сергей Журавлев
Сергей Журавлев in Сергей Журавлев,

Бюджет

Для тех русских экономистов, которые специализируются на троллинге не Америки с её необеспеченным долларом и необъятным долгом, а неумех из Минфина и ЦБ РФ, при приближении конца года наступает пора предсказаний скорого бюджетного краха, печатания денег и обвала рубля. Совершаемое из года в год открытие состоит в том, что из-за полумесячной новогодней пьянки в декабре бюджет несет фактически двойной расход по зарплатам, пенсиям и прочим социальным выплатам января, выдаваемым перед Новым годом. В добавок к ним прибавляются расходы по закрытию госконтрактов в последние месяцы года.

Возникающий в результате этого сезонного всплеска расходов повышенный дефицит ноября и особенно декабря (в прошлом году дефицит этих 2 месяцев дал 2/3 всего годового дефицита бюджета, в т.ч. декабрьский – 57%) приводит к сезонному всплеску ликвидных активов банков. Если нет наложения других факторов, вроде предновогоднего падения цены нефти год и 2 назад, или нестандартного кредитования Роснефти Банком России в декабре 2014г., вызвавшую валютную панику и набег на банки, то сам себе этот краткосрочный всплеск ликвидности не имеет далеко идущих последствий, поскольку её избыток всегда поглощается сильным бюджетным профицитом в январе.

К тому же Минфин уже 10 лет как для смягчения годового цикла колебаний ликвидности размещает депозиты в банках, изымая их в ноябре-декабре. Так, в прошлом году за 10 мес. федеральным бюджетом в банках было размещено 1.05 трлн. руб., из них для финансирования дефицита ноября-декабря изъято 800 млрд. На 1 ноября т.г. на депозитах в банках фед. бюджетом было размещено ещё больше – 1.2184 трлн.

Доходы

Но может быть, из-за недобора плановых доходов в нынешнем году Минфин действительно чрезмерно «зажал» расходы в первые 10 месяцев года, оставив на последние месяцы чрезмерный «навес» не исполненных обязательств? В прошлом году план доходов был перевыполнен на 3%, в т.ч. не нефтегазовых – на 5.7%, что привело к умеренному дефициту (на 0.3 п.п. меньше плановых 2.9% ВВП) даже при некоторых доп. расходах (+1.2% к начальному плану). В тек. году из-за сильного недобора нефтегазовых доходов (вероятно, они окажутся на 20-22% меньше годового плана) общие доходы, наоборот, могут не дотянуть 4-5% до плана (напомню, что в отличие от прошлогоднего, бюджет нынешнего года не корректировался в момент критического падения цен нефти в его начале).

Расходы

Тем не менее, график финансирования большинства статей расходов внутри года в целом не отклоняется от обычной сезонности и с поправкой на эту сезонность за истекшие 10 мес. довольно точно соответствовал плану. При этом реальные (с поправкой на инфляцию) среднемесячные расходы федерального бюджета оставались примерно на уровне прошлогодних. Единственной крупной статьёй бюджетных расходов, реальные расходы по которой растут (на 10-11% против прошлогодних) остаются военные, и их финансирование не отстаёт от плана.

Наиболее крупное сокращение расходов отмечается по статье «Социальная политика» (в октябре – около 10% в год. сопоставлении в реальном выражении) из-за инфляционного обесценения пенсий и т.п. Однако никакого «зажима» таких (мандатных) расходов и переноса их на конец года, понятное дело, быть не может.

Единственная крупная статья, которая за первые 10 мес. недофинансирована против плана (примерно на 15%) – «национальная экономика», т.е. инвестиции, включая докапитализацию компаний и банков с госучастием. Но вероятно, что эти расходы и не будут доведены до планового уровня в ноябре-декабре, а не перейдут на следующий год. Ведь инвестиции могут упираться не в выделение денег, а в сроки разработки и согласования проектов, темпы выполнения работ подрядными организациями и т.п. Тем более что реальный фактический уровень расходов по этой статье примерно на 5% ниже прошлогоднего.

Так что какого-то особенного всплеска расходов в конце года, которой мог бы сам по себе угрожать ценовой стабильности и обменному курсу, похоже, не предвидится. Рублю, кроме колебаний цены нефти, ничто особо не грозит.

Финансирование

Хотя дефицит нынешнего года, очевидно, заметно превысит как прошлогодние 2.6% ВВП, так и плановые 3% ВВП т.г. (дефицит 10 мес. – 2.3% ВВП против прошлогодних 1.1% за соотв. период), в его финансировании значительно снизился вес чистого кредитования (списания со счетов) ЦБ, главную роль в котором играет т.н. «расходование Резервного фонда» (в тек. году оно пока ограничилось периодом с апреля по август).

Суммарное сокращение остатков на счетах Минфина за 10 мес. т.г. было лишь 172 млрд. руб., против втрое большей суммы в прошлом году за такой же период (503 млрд.). Суммируя с приведенными выше размерами увеличения депозитов в банках, можно оценить приросты ликвидности банков через бюджетный канал, т.е. «монетизации» дефицита, как сказали бы поколением ранее.

Уменьшение чистого кредита ЦБ («эмиссионного финансирования» в советской лексике) в финансировании дефицита в тек. году компенсировано: (1) приростом госдолга (на 410 млрд. руб. за 10 мес. в рублях и инвалюте; за аналогичный период прошлого года госдолг, наоборот, сократился на 306 млрд.); (2) приватизацией на 397.1 млрд. руб. (против 5.1 млрд. за 10 мес. прошлого года).

Макроэкономические следствия приватизации контр. пакета Башнефти и иных планов Роснефти

Основное поступление от приватизации связано с продажей «Роснефти» 50.08% акций «Башнефти» за 329.7 млрд руб., поступивших в бюджет в октябре. При этом Роснефть не прибегала к займам, рефинансированном в ЦБ (как в декабре 2014г.), и, следовательно, выплата этой суммы в бюджет привела к соответствующему сжатию ликвидности банков (остатков на корреспондентских и депозитных счетах в ЦБ). Но поскольку к моменту платежа наблюдался довольно заметный избыток остатков на корсчетах банков, созданный сокращением остатков на бюджетных счетах в августе-сентябре на 420 млрд. руб. (без учета курсовой переоценки валютных счетов). Это позволило нейтрализовать влияние «увода» 330 млрд. с денежного рынка на уровень ставок на межбанковском и депозитном рынках, избежав их роста.

В целом можно заключить, что передача Роснефти контрольного пакета Башнефти были прекрасно и заблаговременно спланирована, и скоординирована на макроэкономическом уровне. Такой же тщательной макроэкономической «обвязки» потребует и объявление Роснефти о планируемом размещении облигаций на 1.07 трлн. руб., из которых не менее 710.85 млрд руб. предполагается затратить на «байбэк» у правительства 19.5% собственных акций.

Чтобы нейтрализовать связывание более 700 млрд. руб., составляющих от трети до половины всей суммы остатков на корсчетах российских банков и избежать кризиса ликвидности и скачка ставок вверх, потребуется либо «зеркальное» рефинансирование со стороны ЦБ (по опыту декабря 2014г. это может вызвать панику на рынке), либо предварительное «эмиссионное» (из Резервного фонда) финансирование бюджетного дефицита с сокращением размещения облигаций госдолга, как это было сделано в августе-сентябре.

ЖЖ