Владимир Шумилов
-10
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

России грозит вечная стагнация, предупредил ЦБ

Другой альтернативы реформам участники конференции Высшей школы экономики не нашли

Если не проводить реформы, Россия обречена на консервацию экономической структуры и «вечную стагнацию», заявила на Апрельской конференции Высшей школы экономики первый зампред ЦБ Ксения Юдаева: «Если не будет проводиться целенаправленная структурная политика, создающая возможности и стимулы для повышения производительности труда, диверсификации экономики, темпы роста все равно останутся низкими».

Премьер-министр Дмитрий Медведев в Госдуме

Россия возвращается к трехлетнему бюджету В 2015 году трехлетнее планирование было приостановлено из-за нестабильности рынка нефти

Открывшая конференцию пленарная сессия была посвящена главной проблеме российской экономики – проблеме ее «подключения» на новые источники роста. Способы давно известны – реформы, с необходимостью которых никто не спорит. Похоже на анекдот, в котором один называет номер и все смеются – потому что все анекдоты давно известны и пронумерованы, заметил руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: «Назови номер главы Стратегии-2020 – и откроется содержание реформ». Но если одни настаивают, что отвести от экономики угрозу многолетней стагнации можно только реформами, то другие считают, что к реформам надо бы добавить и денег Центробанка, а также Минфина.

Иллюзия денег в микроэкономике

Потенциал темпов экономического роста резко снизился - этим Россия напоминает СССР начала 1970-х, сравнила Юдаева. Сейчас экономика в ситуации почти полной занятости – а значит, рост возможен только за счет инвестиций, но не любых, а только тех, которые направлены на повышение производительности труда. А этот процесс связан с развитием конкуренции, позволяющей вытеснять с рынка неэффективных и создавать новые высокопроизводительные рабочие места. Пока же новые рабочие места создаются только в неформальном секторе, не отличающемся высокой производительностью. Повышение диверсификации экспорта – а специализация на сырье стала главной причиной валютного кризиса – тоже требует инвестиций. Кроме того, подавляющий объем торговли в мире – это промежуточная продукция в рамках глобальных производственных цепочек, участие в которых России – экзотика, заметила Юдаева. По данным ОЭСР, Россия по доле иностранной добавленной стоимости в экспорте – на третьем снизу месте среди стран ОЭСР и БРИКС, и одна из причин – в отсутствии возможностей у несырьевых компаний вырасти до больших.

Подаренный на юбилей арифмометр «Феликс» поможет Алексею Улюкаеву (слева) в прогнозах

Россия преодолеет спад за четыре года Новый прогноз Минэкономразвития: нефть не дороже $50; инфляция 5% и 57 руб./$ к 2020 году

С точки зрения микроэкономики для инвестпроекта нужны деньги, именно поэтому может возникнуть иллюзия, что для стимулирования инвестиций эти деньги можно просто напечатать, заметила Юдаева. С точки зрения макроэкономики инвестиции финансируются за счет сбережений и притока иностранного капитала, а в отсутствие хорошего инвестклимата сбережения идут не на инвестиции, а в отток капитала.

Есть бизнес-цикл и есть экономический рост, их иногда путают, требуя от ЦБ и бюджета поддержки роста тогда, когда его замедление связано не с циклическими, а со структурными проблемами, заметила Юдаева. Ценовая и финансовая стабильность, конечно, связаны с экономическим ростом, именно поэтому ЦБ снижает инфляцию – низкая и стабильная инфляция, увеличивая горизонт планирования, способствует росту инвестиций. Снижению инфляции способствует и сдержанная бюджетная политика. Слишком большой бюджетный дефицит приводит к удорожанию реального курса рубля и снижению конкурентных возможностей экономики, а рост долговой нагрузки чреват новым экономическим спадом, предупредила она: «В какой-то момент государство теряет доверие рынков, что ведет к резкому оттоку капитала, обвалу валютного курса и потере темпов экономического роста». Поэтому так важно среднесрочное планирование бюджета, а также новые бюджетные правила, заключила она.

Греция, Бразилия, тупик

Когда экономика переходит от $100 за баррель нефти к $50, причем надолго, то такая ситуация ближе не к циклическому спаду, а к сдуванию пузыря, и пытаться его снова надуть денежным стимулированием – это тупиковая политика, поддержал Юдаеву Гурвич, полемизируя со Столыпинским клубом, который призывает совершить поворот в экономической политике - стимулировать экономический рост денежной эмиссией и субсидированием ставок по кредитам.

Цена нефти в 2015 г. была ниже, чем в 2005 г. (в долларах 2015 г.), а расходы бюджета за эти 10 лет выросли на 74%, тогда как реальный ВВП – на 26%, сравнил Гурвич: расходы надо приводить в соответствие с новой реальностью. Пока адаптация не завершится, рост экономики не начнется, пример чему – страдающая от многолетней рецессии из-за бюджетных проблем Греция. По расчетам Гурвича, России за ближайшие годы расходы предстоит сократить на 4% ВВП.

Дешевые кредиты не помогли Бразилии – ее власти воспользовались советами, которые сейчас слышны у нас, добавил замминистра финансов Максим Орешкин: «Стоимость ресурсов, которые не подпадали под программу субсидирования, резко возросла, пришлось платить двойную ставку». Столкнувшись с замедлением роста, власти Бразилии попытались поддержать экономику за счет бюджетных расходов, развернули масштабные программы кредитования, субсидирования процентных ставок, рассказал Орешкин, но это не удержало экономику от затяжного спада. У России есть большое преимущество – можно учиться на ошибках других стран, заключил он.

Кто оплатит реформы

«Боюсь выступить адвокатом дьявола, - аккуратно вступил в дискуссию руководитель аналитического центра при правительстве Константин Носков, - но в программе [председателя президиума Столыпинского клуба, уполномоченного при президенте России по правам предпринимателей Бориса] Титова вопросам денежно-кредитной политики уделено максимум процентов 10. Это комплексная программа по снижению административных барьеров, давления на бизнес». Не исключено даже, предположил Носков, что весь этот сюжет с поворотом денежно-кредитной политики вставлен в программу Столыпинского клуба специально, чтобы обратить на нее внимание и заставить обсуждать важные вещи. «Но есть ощущение некой опасности», - не разделил это предположение научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин.

Неспособность сбалансировать бюджет России может привести к новым шокам – ЦБ

Член Столыпинского клуба, заместитель председателя ВЭБа Андрей Клепач решил апеллировать не к Столыпискому клубу, «вызывающему у многих изжогу», а к Анатолию Чубайсу, вызывающему у многих уважение: «Его вывод совпадает с моим – если мы хотим развиваться и иметь хоть какой-то экономический суверенитет, нужно менять экономическую политику – и денежную, и бюджетную». Кто только не говорит про реформы, и никто не против, все «за», но почему-то аргумент в пользу структурных реформ – это ничего не менять в денежно-кредитной политике, заметил он, а об издержках, которые есть у всяких реформ, никто не говорит. «Вопрос - не насколько сократить расходы, чтобы сбалансировать бюджет, вопрос – цена реформ: кто и сколько должен заплатить», - переформулировал Клепач. Если сократить расходы на 4% ВВП, как предлагает Гурвич, то по образованию скоро отстанем от Индии, возмутился он: «А где будут работать наши ученые - в Китае? Опять хотим нищих врачей и лечиться что, в Германии?» Коррекция расходов нужна, но не надо устраивать болевой шок экономике, которая и так падает, призвал Клепач: «Нельзя сейчас валить экономику исходя из того, что кто выживет – тот и обеспечит экономический рост».

http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/04/19/638290...