Никита Петров
6
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Emerging Мобиус

Начали день с одного гуру – Лео Меламеда, закончим другим – Марком Мобиусом. Он считается одним из наиболее успешных инвесторов, вкладывающихся в развивающиеся рынки. Сейчас многие из них переживают не лучшие времена. Легендарный фонд Templeton Russia and East European Fund, созданный Мобиусом, как известно, недавно был ликвидирован. Впрочем, на прощание гуру заявил: «Россия всегда будет хорошим местом для инвестиций». Как минимум, за эти добрые слова стоит написать о нем подробнее. Что я и делаю (точнее, делюсь статьей «Коммерсанта» от 2006 года «Лепта Мобиуса»).

Марка Мобиуса считают этаким гуру развивающихся рынков. Уже 20 лет он занимается рискованным инвестированием, и за это время активы под его управлением выросли в 150 раз.

Марк Мобиус является гуру и отличным менеджером. Пресса присвоила ему множество званий и титулов. В 1992 году британская газета Sunday Telegraph удостоила Марка Мобиуса звания "Лучший менеджер инвестиционного траста". В 1993 году американская Morning Star присвоила ему титул лучшего менеджера фондов закрытого типа. В 1994 году телекомпания CNBC назвала его лучшим инвестиционным управляющим. В 1997 и 1998 годах он был признан лучшим управляющим фондами по версии агентства Reuters. В 1999 году, по данным консалтинговой компании Carson Group, Марк Мобиус вошел в число десяти лучших управляющих XX века. В 2001 году британское издание International Money Marketing присвоило ему звание лучшего управляющего года на фондовых рынках развивающихся стран. И это далеко не полный список.

Всемирное признание пришло к Марку Мобиусу лишь в начале 90-х годов. Но ковать свой успех он начал, конечно, намного раньше. Марк родился в 1936 году в США. Приобрел степень доктора экономических и политических наук в Massachusetts Institute of Technology в 1964 году. Шлифовал образование в университетах Висконсина, Нью-Мексико и Киото (Япония).

Интернациональность мышления Мобиуса обнаружилась на первой же его работе. В 1970 году он основал собственную консалтинговую фирму в Гонконге, в которой проработал почти десять лет. Параллельно он занимался исследованиями фондового рынка для гонконгской Monsanto Overseas Enterprises Company и для American Institute for Research в Корее и Таиланде. После завершения консалтинговой деятельности Мобиус устроился директором по работе с ценными бумагами в транснациональную компанию Vickers da Costa, которая занималась инвестициями в акции. В 1983-1986 годах был президентом крупнейшей на Тайване компании по управлению активами International Investment Trust.

Вся эта деятельность, однако, не имела прямого отношения к тому, чем он занимался последующие 20 лет. Выбрать правильную дорогу Марку Мобиусу помог случай. Сам он в этой связи вспоминает деятельность IFC (Международной финансовой корпорации). В 1986 году она выступила с сенсационной для того времени концепцией развивающихся рынков. Концепция была революционной хотя бы потому, что самого понятия "развивающиеся рынки" тогда еще не существовало. В то время их называли неразвитыми странами или странами третьего мира, что, конечно, звучало не очень-то привлекательно. IFC также начала продвигать идею о том, что эти рынки нуждаются в насыщении капиталом, так как считала, что международные организации вроде МВФ и Мирового банка не могут удовлетворить их потребности в финансировании.

Марк Мобиус полностью разделял мнение IFC. Более того, он предполагал, что инвестирование в развивающиеся страны будет не только полезным, но и выгодным делом. Чтобы опробовать и реализовать эту идею, Мобиус отправился в инвестиционную компанию Templeton в Гонконге, где и возглавил новый фонд Templeton Emerging Markets Fund. Это был закрытый фонд с активами в размере $100 млн. И, как ясно из его названия, инвестировать эти средства предполагалось на развивающихся рынках.

Первый фонд

Поначалу с инвестированием возникли проблемы. Развитых рынков с минимальной законодательной защитой инвестиций Мобиус насчитал всего шесть во всем мире. Это были азиатские страны и Мексика. Но Мобиуса это не остановило. Как он вспоминал позже, рынки были настолько малы, что приход даже небольших денег толкал котировки ввысь. Но и цены на активы были очень низкими.

Подход Мобиуса оправдал себя сразу: за первый год работы стоимость акций Templeton Emerging Markets Fund выросла на 36,6%, а чистые активы фонда — на 29,5%. Впрочем, с 1989 года превосходные и посредственные результаты чередовались. В 1989 и 1991 годах фонд показывал прирост более чем на 90%, а в 1993 году — более чем на 100%. В 1990 и 1992 годах у Templeton Emerging Markets Fund был небольшой минус. Любопытно, что в конце 1993 года, который стал рекордным за все время существования фонда, доверить ему свои деньги решила сводная сестра Мобиуса — и прогадала: в 1994 году акции фонда рухнули на 19,7%. И в этом же году был зафиксирован первый отток чистых активов (-11,2%).

Впрочем, для Мобиуса это не стало катастрофой или даже неожиданностью: он знал, на что шел. Гораздо более удивительным было то, что до 1994 года на таких рискованных рынках ему удавалось избегать больших потерь. И только по итогам 2000 года акции Templeton Emerging Markets Fund подешевели на 43%, а чистые активы упали на 31%.

Стратегия Мобиуса неизменна и неколебима: он не вкладывает в компанию менее чем на пять лет. И не прогадывает, поскольку на развивающемся рынке только более длительный период вложения и обеспечивает приличную доходность. Немаловажную роль играет и особый подход Мобиуса к выбору компаний.

На него работает всего около 50 сотрудников в 11 офисах, расположенных главным образом в развивающихся странах. На первом этапе сотрудники ведут поиск недооцененных компаний по формальным показателям, анализируя базы данных. Прошедшие отбор компании подвергаются более тщательному изучению. По результатам анализа деятельности той или иной компании составляются объемистые доклады. На последнем этапе эти доклады обсуждаются всей командой и при положительном результате попадают в портфель фонда.

Описанная схема выглядит просто, но на самом деле она требует огромной работы. Например, сам господин Мобиус сухим цифрам отчетности предпочитает личные встречи с руководством компаний. Понятно, что потенциальных объектов инвестирования довольно много. Почти две трети своего времени Мобиус проводит в путешествиях, работая по 15 часов в день 7 дней в неделю. Причем за день он обычно встречается с представителями трех компаний. Собственный самолет несколько облегчает ему задачу.

Но все равно и коллеги, и конкуренты удивляются, с каким блеском Мобиус отыскивает недооцененные перспективные компании. Разве под силу нормальному человеку удерживать в памяти такой огромный объем информации, учитывая при этом все нюансы страновых рисков на 40 рынках?

Однако инвестиции Мобиуса показывают стабильный доход, а управляемый им бизнес растет. Если в 1987 году под его управлением находилось $100 млн, то к 1992 году эта цифра выросла до $5 млрд, а сейчас он управляет более чем $15 млрд. Также под его управлением семь фондов семейства Franklin-Templeton, каждый из которых ориентирован на вложения в группу развивающихся стран или в конкретную страну.

В России

В числе развивающихся стран, в которые инвестируют деньги фонды Мобиуса, есть и Россия. Например, среди фондов под его управлением — Templeton Russia and East European Fund. Его чистые активы на конец 2005 года составляли $218,6 млн. Доля акций российских компаний в этом фонде на конец прошлого года составила 71,6% (85,6% в 2004 году). В числе десяти акций, в которые были вложены большие средства, акции семи компаний из России. Возглавляет список Сбербанк (18,4% активов), за ним следуют "Северсталь" (8,4%), "Волгателеком" (7,4%) и ЛУКОЙЛ (7,2%). И этот фонд показывает неплохие результаты. С середины 1995 года его доходность составила 360%, за последние пять лет — 162%.

Судя по всему, вложения Мобиуса в Россию постепенно увеличиваются. Если в начале 2002 года в Россию было вложено $250 млн, в сентябре 2003 года — $350 млн, то в мае 2004-го вложения составили уже $400 млн.

Деятельность Мобиуса в России не ограничивается инвестиционной активностью существующих фондов. Например, в середине 90-х он открыл в России ПИФ. Но потом специалисты Templeton пришли к выводу, что время для ПИФов в России еще не пришло, и ПИФ был продан "ОФГ Инвест".

В 2002 году Мобиус был избран в совет директоров ЛУКОЙЛа. В компании рассчитывали, что появление в совете директоров независимого инвестора с мировым именем послужит улучшению имиджа ЛУКОЙЛа. А Мобиус говорил, что хочет улучшить корпоративное управление. В ЛУКОЙЛе он помогал создавать комитеты по аудиту и стратегическому планированию, а также управлял комитетами по персоналу и по расчету вознаграждений.

Неизвестно, сколь значительной была роль Мобиуса, но в ЛУКОЙЛе корпоративное управление и впрямь улучшилось. По словам аналитиков, по этому показателю ЛУКОЙЛ вошел в лидирующую группу среди российских компаний.

Сам же Мобиус покинул ЛУКОЙЛ в январе 2005 года с формулировкой "по собственному желанию". Представители же нефтяного концерна говорили о том, что Мобиусу тяжело управлять компанией при его режиме работы, а в Templeton сетовали на то, что его присутствие в совете директоров мешает фонду инвестировать в ЛУКОЙЛ. За то время, пока Мобиус был членом совета директоров, вложения Templeton в акции перспективной компании снизились почти до нуля. Марк Мобиус был и членом совета директоров "Вимм-Билль-Данна", но в 2004 году покинул пост, объяснив это перегруженностью работой.

Предсказания

Присвоенное Мобиусу звание "гуру" предполагает, что к его словам рынок прислушивается очень внимательно, а его прогнозы обычно сбываются. Однако его высказывания о российском рынке свидетельствуют о том, что это не совсем так.

Например, в июне 2003 года он заявил, что собирается снижать объем инвестиций в Россию, объяснив это отсутствием достойных для инвестирования акций и проблемами корпоративного управления. Однако его вложения в российский рынок с тех пор выросли почти на 20%.

В мае 2004 года он сообщил о переоцененности рубля относительно доллара примерно на 20%. И заявил, что Templeton не инвестирует в рубль и не собирается этого делать. Вполне возможно, что правила фондов попросту запрещают Мобиусу этим заниматься. А реальный и номинальный курс рубля с тех пор увеличился.

Тогда же, в мае 2004-го, Мобиус выразил надежду, что основные добывающие активы останутся у ЮКОСа, а атака на компанию не повлияет на инвестиционный климат страны кардинальным образом. Как известно, основной актив ЮКОСу сохранить не удалось. А вот инвестиционный климат изменился не сильно.

В прошлом году Мобиус предрекал увеличение влияния пенсионных фондов на российский рынок и бум IPO в этом году. Ни того, ни другого по-настоящему не произошло. Возможно, нестабильное качество прогнозов Мобиуса связано с его слабой вовлеченностью в российский рынок: лишь 3% средств под его управлением работает в России.

Гораздо интереснее новый проект Мобиуса. На днях стало известно, что SEC одобрила создание фонда для вложений в Бразилию, Россию, Индию и Китай (BRIC). Фонды BRIC появились несколько лет назад, но лишь фонду Мобиуса удалось получить одобрение SEC. Планируется, что этот фонд появится в июне — тогда средства американских пенсионеров смогут попасть на любимые Мобиусом развивающиеся рынки. Это огромный объем денег, и вполне возможно, что термин "развивающиеся рынки" придется менять на еще более мягкий.