Никита Петров
6
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Воспоминания о черном вторнике

Как-то совсем незаметно прошел месяц с черного вторника. Евро по 75 рублей никого уже не удивляет («хорошо, что не 100»), волатильность валюты в 5-10% в день стала нормой жизни, 200 рублей за доллар не кажутся апокалипсисом. А вот так зарубежная пресса писала о лавинообразной девальвации рубля по горячим следам (материал из «Коммерсанта» от 17 декабря прошлого года).

Несмотря на экстренное повышение Центробанком ключевой ставки до 17% курс рубля в ходе торгов на Московской бирже 16 декабря падал до исторических минимумов. Зарубежные издания анализируют, чем вызваны панические настроения на российском валютном рынке и к чему они могут привести.

Handelsblatt (Дюссельдорф, Германия)

Потеряли ли русские доверие к рублю? По мнению главы российского Центробанка Эльвиры Набиуллиной, рубль скоро стабилизируется. Это противоречит оценке большинства аналитиков: «Есть ощущение, что повышения ставок оказалось недостаточно. Российский Центробанк уже испробовал все возможные ухищрения, за исключением полного контроля над капиталами»,— заявил Николас Спайро из Spiro Sovereign Strategy в Лондоне. «Большой риск состоит еще и в том, что сами русские теряют доверие к своей валюте»,— заявил аналитик Commerzbank Симон Кихано-Эванс. Собственность в России сконцентрирована в руках супербогатых олигархов. В прошлом уже случалось, что они не мешкали с выводом капиталов за границу в условиях неопределенности. Симптомы российского кризиса 1998 года были сходными с нынешними — падение рубля и вывод капиталов олигархами.

The Times (Лондон, Великобритания)

Риск, что российские проблемы распространятся на другие рынки, пугает инвесторов, приводит к значительной неустойчивости. На Уолл-стрит индекс Доу-Джонса снизился, а потом вырос перед закрытием до 17 068,87 пункта, потеряв 111,97 пункта. В Великобритании глава Bank of England успокоил всех утверждением, что российская ситуация уникальна из-за комбинации санкций и падения цен на нефть. Он добавил, что Россия менее экономически связана с остальным миром, чем это было во время кризиса 1998 года. Подчеркивая масштабы кризиса, с которым Москва может столкнуться, экономисты из Fathom Consulting предупреждают, что либо Россия переживет более глубокую рецессию, чем во время кризиса 1998 года, либо, если рубль продолжит падать, станет неизбежным новый дефолт. «Ни один из сценариев еще не учтен инвесторами»,— добавляют в Fathom Consulting.

Financial Times (Лондон, Великобритания)

Причиной (обвала рубля.— “Ъ”) является падение цен на нефть — главной статьи российского экспорта. Это усугубляется западными санкциями, наложенными в ответ на военную интервенцию на Украине. Но глубина столь сильного падения национальной валюты также отражает и то, что на финансовых рынках растет уверенность в том, что господин Путин не управляет Россией с точки зрения ее экономических интересов, а преследует иллюзорные геополитические цели. Именно поэтому резкое поднятие ставки ЦБ не только не помогло рублю, но и, похоже, усилило панику.

Российские власти могут принять немедленные меры по оказанию помощи рублю путем дальнейшего роста ставок, масштабных валютных интервенций со стороны ЦБ и ограничения на операции с валютой. Первые две могут дорого обойтись, а третья будет крайне непопулярной, воспринятой как шаг назад для правительства, старавшегося укрепить доверие к рублю еще с конца 1990-х. Но можно изменить еще кое-что. Под руководством Путина российская экономика превратилась в извращенную версию капитализма. Были упущены возможности модернизации, которая могла бы сократить зависимость российской экономики от нефти и газа. Конечно, российская экономика открыта для мира. Но ситуацию делает неустойчивой конфронтация с Западом, на которую Путин пошел, аннексировав Крым и обеспечив военную поддержку сепаратистским силам на востоке Украины.

Именно поэтому перед Путиным стоит необходимость сделать непростой стратегический выбор. Он может повернуть на 180 градусов, отказавшись от своего вмешательства в ситуацию на Восточной Украине. Если он будет полностью соблюдать условия перемирия, посредником которых он сам стал в сентябре, Запад может снять санкции в отношении российских банков и энергетических компаний. Но он может и продолжить следовать взятому ранее курсу. Это может превратить Россию во все более репрессивную страну, а ее экономику — в изоляционистскую экономику военного типа, еще более связанную с военными авантюрами, которые привели к краткосрочному росту общественной поддержки.

Путин твердо уверен в том, что любой компромисс с Западом сделает его объектом критики для националистов. Но следование его нынешнему курсу несет в себе еще большие риски. Неудачи в стабилизации рубля приведут к еще большей инфляции и более глубокой рецессии. Уровень жизни, благодаря росту которого его поддержка так высока, пойдет вниз. А движение в сторону ограничения капитала может оттолкнуть олигархов, которые помогали укреплять его режим. Западу нужно делать все, что в его силах, чтобы российский президент избрал первый путь. Он должен убедить его в том, что деэскалация ситуации на Украине снизит давление на российскую экономику.

The Guardian (Лондон, Великобритания)

Очевидно, шоковая терапия российского Центробанка в виде поднятия процентной ставки с 10,5% до 17% за раз не сработала. Россия провела последние девять месяцев, ведя экономическую войну с Западом, и можно сказать, что во вторник, 16 декабря, эта война была проиграна.

Запад знает об уязвимости российской экономики, о дышащих на ладан заводах и о чрезмерной зависимости страны от энергетического сектора. Когда санкции против России за ее поддержку украинских сепаратистов не помогли усмирить Путина, США и Саудовская Аравия решили наказать Россию снижением цен на нефть. Обе страны столкнутся в результате с некоторым сопутствующим ущербом, и для сланцевого сектора США он может оказаться значительным, но при этом они готовы взять на себя этот риск на том основании, что Россия пострадает гораздо больше. Так оно и вышло.

Положение России выглядит шатким. Повышать ставки больше некуда, и у России остались всего два варианта: дать рублю найти свой уровень в надежде, что падение цен на нефть будет временным, либо вводить контроль за движением капитала.

Фразу «идеальный шторм» используют чересчур часто, но она кажется уместной для сочетания из обрушающейся валюты, коллапсирующей экономики и карательных процентных ставок. Теперь вопрос в том, как ответит Путин. Если он смягчает свою линию по Украине, значит, ставка Запада была верной и миссия удалась. Однако в Москве есть сторонники жесткой линии, которые будут утверждать, что реагировать на кризис надо введением осадного положения в экономике и усилением военного давления на Украину. Если экономическая агония сделает раненого русского медведя еще более воинственным, то это будет пиррова победа.

The Washington Post (Вашингтон, США)

Турбулентность на валютном рынке опрокидывает тщательно выстраиваемую Владимиром Путиным экономическую систему, которая все 15 лет его пребывания у власти предлагала избирателям относительное благосостояние в обмен на политическую пассивность.

Действия ЦБ воскресили в памяти события финансового обвала 1998 года, когда страна объявила дефолт по долговым обязательствам, а гиперинфляция съела сбережения целого поколения. Воодушевленный ростом цен на нефть Путин посвятил большую часть первых лет пребывания у власти строительству институтов, которые сохраняли бы экономическую стабильность. В результате у России сейчас есть больше возможностей для борьбы с кризисом, чем было тогда, включая четвертые по величине в мире золотовалютные резервы. При этом популярность Путина находится на уровнях, близких к рекордным. Однако опросы общественного мнения предупреждают, что экономические потрясения могут бросить серьезный вызов этим цифрам.

Le Figaro (Париж, Франция)

Парадокс ситуации в том, что неэффективная политика Центробанка может погрузить Россию в глубокую депрессию в 2015 году, то есть добиться того, чего не удалось достичь санкциями. Единственный способ, при помощи которого Россия может избежать этого и не навлечь на себя глубокий кризис из-за неверной монетарной политики, состоит в быстром введении контроля за движением капитала, который положит конец большей части спекуляций. Власти имеют соответствующий опыт для такого шага. Вопрос в том, есть ли у них на это политическая воля.

Этот кризис может ускорить сближение между Россией и Китаем. Китай, как мы помним, всегда контролировал движение капитала и обменный курс юаня. Если Россия решит внедрить контроль за движением капитала, это означает, что она станет еще ближе к своему крупному соседу. Таков может быть конечный итог нынешнего кризиса.

О холодной войне в нынешних условиях говорить бессмысленно. Россию больше нельзя изолировать. Ее отношения не только с Китаем, но и с Индией, странами Латинской Америки и Ближнего Востока качественно и количественно имеют совсем иную природу по сравнению с тем, какие отношения с другими странами были у СССР. Но конфликт между Россией и США может эскалироваться. Особенно если Россия укрепится в глубокой уверенности, что за нынешними спекуляциями на валютном рынке стоят США. В этом случае отношения двух стран омрачатся сильно и надолго.