Глеб Кузнецов
8
All posts from Глеб Кузнецов
Глеб Кузнецов in Глеб Кузнецов,

Не грози открытому рынку, посасывая нефтедоллары у себя в Каракасе

Когда чуть менее ста лет назад Россия делала первые робкие шажки в деле построения военного коммунизма, в далекой Венесуэле было введено в строй первое промышленное месторождение нефти. С тех пор это латиноамериканское государство знало времена получше (например, в середине века, когда десятки лет показывала экономический рост примерно в 5-6%), времена похуже (когда первая национализация 1976 года замедлила экономический рост страны и чуть не разорила местную нефтянку). Но венесуэльцы всегда были богаты.

Прозвище венесуэльца в испаноязычном мире — «dame dos» — «дайте два» — хорошая иллюстрация его статуса. Венесуэлец за границей, когда видел что-то модное, красивое или просто дорогое, всегда брал это в двойном размере, чем поражал не только бедных жителей соседних стран, но и обеспеченных североамериканцев. В середине XX века страна привлекала эмигрантов не только из сопредельных держав, но и из Западной Европы.

С социализмом и антиамериканизмом у них получилось точно также — они прикупили его в двойном размере. Левые латиноамериканские режимы лихорадит не только в Венесуэле, но именно в Венесуэле «боливарианский» извод социализма обрёл свои самые худшие черты и привел к полному экономическому и социальному краху

И теперь инфляция приближается к 700%, экономика в прошлом году сократилась на 5,7%, драматически падает добыча нефти, главного экспортного продукта, который наполняет бюджет Венесуэлы на 95%. Свидетельства приближения всадников Апокалипсиса уже повсюду.

Люди могут купить продукты только по определённым дням — в зависимости от последней цифры номера паспорта. И не факт что именно в этот день еда окажется в магазинах. Поставки медикаментов сократились в пять раз, четверть миллиона человек, страдающих хроническими и тяжёлыми болезнями, испытывают нехватку лекарств. Для экономии электроэнергии президентМадуро объявил пятницу выходным днем для всей страны и сократил рабочую неделю государственных служащих сначала до четырех, а затем и до двух дней. Гостиницы и коммерческие учреждения обязаны половину времени обеспечивать свои потребности в электроэнергии за счёт собственных генераторов.

Уровень преступности запредельный — вооружённые банды совершают налёты на продовольственные склады, людей грабят в очередях, в начале мая 42-летнего мужчину избили и сожгли заживо у входа в супермаркет из-за 5$, которые были у него с собой.

Катастрофический обвал экономики привёл к острейшему политическому кризису, в результате которого большинство мест в парламенте заняли сторонники оппозиции в лице коалиции Mesa de la Unidad Democrática (MUD). Для формирования подавляющего парламентского большинства (2/3), изменения конституции и импичмента Мадуро им не хватило всего четырёх депутатских мандатов, которые отобрал Верховный суд. Импичмент, если верить опросам, поддерживают сегодня 70% венесуэльцев.

Надежда Венесуэлы — «братский социалистический» Китай, подпитывавший её крупными кредитами в обмен на поставки нефти, соглашается на реструктуризацию долгов и отсрочки платежей, но и он потерял терпение. Последний китайский кредит в 5 млрд долларов Венесуэла получила год назад и новых не предвидится. Масштабный проект по строительству железной дороги между нефтяными и сельскохозяйственными регионами, стоивший 7,5 млрд долларов США, зачах сам по себе после остановки финансирования. Городки строителей, оборудование и стройплощадки были разрушены и разворованы местными жителями в тот же момент, когда их перестали охранять. Венесуэла не может больше добывать нефть в нужных количествах и вдруг выясняется, что китайцев интересовали вовсе не твердые социалистические убеждения и последовательная антиамериканская позиция.

Мадуро и его многочисленные друзья зарубежом, исправно питающиеся три раза в день и не испытывающие проблем с лекарствами и безопасностью, видят причины провала в происках «мировой закулисы». Мол де хорошие, честные, справедливые, но неугодные кое-кому режимы терпят мощнейшее давление со стороны США, скрипят, стонут, но без внешней поддержки в результате всё равно падают в объятия империалистов

А теперь — факты. В 2007 году в стране национализировали нефтедобычу и дали пинка всем иностранным монстрам типа ExxonMobil, Shevron и Total. Правительство заявило, что только государственная нефтяная компания может теперь добывать нефть. Капиталисты восприняли эту новость без удовлетворения, но и без удивления — подобные риски всегда присутствуют в латиноамериканских экономиках, да и национализация была уже второй за 30 с небольшим лет.

Тем более, что мировые нефтесервисные компании продолжили работу по освоению месторождений. Синекура в госкомпании, которую получили дети, внуки, племянники основных деятелей режима и просто нужные ему люди — родственники военных, племенных вождей индейцев и так далее, не способствует собственно «нефтедобыче».

Нефтяная госкомпания Венесуэлы — это ведь организация частично внешнеполитическая, частично коррупционная, частично благотворительная, а вовсе не рыночная. И худо-бедно она справлялась со всеми своими задачами, не связанными собственно с нефтью.

Трагедия произошла в 2016 году, когда Венесуэла пошла ещё дальше и отказалась от услуг сервисных компаний Halliburton и Schlumberger — им просто перестали платить за работу. И они прекратили ее делать. Индейские вожди, дети генералов и сынки членов правительства не могут обеспечивать нефтедобычу на должном уровне. Они способы только тратить прибыль от нее.

При этом западные компании по-прежнему заявляют, что остаются «всецело заинтересованными» продолжать свою деятельность на венесуэльском рынке, несмотря на возникшие финансовые проблемы.

Ситуация в Венесуэле — это следствие цепочки безответственных и нелепых решений администрации этой страны, а вовсе не вмешательства в ее внутренние дела коварных «сил Запада». Более того, силы Запада каждый момент времени демонстрировали искреннее желание продолжать зарабатывать на венесуэльской нефти и в венесуэльской экономике

Именно создаваемый сначала мировыми нефтяными, а затем — нефтесервисными кампаниями финансовый поток являлся кровью «боливарианской революции». Он питал и братские партии вроде испанской «Podemos», получавшей миллионы долларов, и лояльность армии, и покупку голосов «бедных» на выборах.

Миф о том, что все эти Halliburton, Schlumberger и прочие BP с ConocoPhillips — проводники глобализации в угоду нового мирового порядка — это объяснение красивое, но не выдерживающее критики.

Экономический прогресс и использование передовых технологий во всём, включая нефтедобычу — это всего лишь инструмент, который может служить как глобализации, так и борьбе с ней. Именно благодаря деньгам, зарабатываемыми для него транснациональными нефтяными корпорациями, горячий латиноамериканский лидер Уго Чавес в красивом берете читал шестичасовые речи, в которых проклинал Америку и капитализм.

Именно благодаря этим деньгам на другом континенте другой лидер в строгой белой куфии поощряет забивание камнями неверных жён и средневековые казни блогеров. Быть собой, сохранять свою идентичность, особость и независимость им позволяет как раз этот инструмент глобального капитализма. Западный мир готов предоставить деньги кому угодно, в том числе тому, кто так отчаянно с ним борется, лишь бы не мешали зарабатывать.

Пример Венесуэлы показывает лишь одно — Чавес, а за ним и Мадуро глубоко заблуждались, полагая, что вступили в ожесточённое противостояние с американской империей. Пока гордый боливарианский режим выходил на помост для петушиных боёв, выставлял грудь колесом, агрессивно рыл землю лапой и брызгал слюной — американские ястребы просто не являются на битву. В этом, пожалуй, и состоит сегодня все коварство империалистов по отношению к Латинской Америки. Ястребы сидят себе на насестах и с интересом наблюдают, не сломает ли себе боевой петушок шею, не забудет ли поесть и не сдохнет ли с голоду в процессе непрерывного бросания вызова.

«Падающего подтолкни?» — конечно же так. Но начать падать он должен сам.

Трагедия вождей боливарианской революции оказывается в том, что они слишком поверили в собственную пропаганду. Бытование современного государства стоит денег, а борьба с другими государствами — еще больших денег. И взять их можно только на том самом «открытом рынке», который ты так искренне проклинаешь. Как это ни смешно, но борьба с глобализацией, с «мировой империей» возможна только на деньги этой империи и за счет ее технологий.

Um.plus