Владимир Шумилов
-10
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

Двойная бюрократия

Экономист Николай Кульбака о принципах существования российской системы управления

В стране существует официальная система управления: парламент, правительство, аппарат президента – и наряду с ними существует вторая система, тоже замкнутая на главного героя

Коррупционные процессы над отдельными высокопоставленными чиновниками или, наоборот, не замечаемые властью обвинения в коррупции, злоупотреблениях или даже преступлениях в адрес ее представителей – все это заставляет нас воспринимать систему управления в черно-белом цвете. Либо считать, что она чиста и подвергается нападкам врагов, либо – что все там одним миром мазаны. Но все наверняка сложнее, и прояснить характеристики нынешней российской системы управления поможет гипотеза ее органического развития.

Трудно сказать, что является точкой отсчета в создании нынешней системы управления, но можно считать, что руку к ее созданию приложил наш нынешний президент. Итак, 1996 год, наш герой (будем дальше называть его ГГ – главный герой) попадает в московские кабинеты. Чужой для Москвы, скорее всего не вхожий на тот момент ни в одну серьезную властную группировку, он вынужден выстраивать систему собственной поддержки. Как в классическом учебнике менеджмента, для любого проекта нужны люди (команда), ресурсы (деньги) и идея.

Понятно, что идеей подобного проекта является успешное и прибыльное выживание во власти. Команда – это люди, окружавшие ГГ в его питерский период, бывшие чекисты, спортсмены, бандиты, точнее – все оттенки значений между этими группами. Для создания проекта нужны деньги, причем деньги теневые, неофициальные. По всей видимости, по мере продвижения наверх система постепенно усложнялась, делалась многоуровневой и сложной. В ней стало участвовать большое количество людей, причем не всегда понимая свою роль и место в системе, а очень часто и вообще не представляя себе ее существования.

В один прекрасный день наш герой попадает на «царское» кресло. В этот момент у него возникает вопрос, что делать с такой сложной, выстраданной и очень полезной системой. Вроде бы теперь ее можно ликвидировать за ненадобностью. Но на самом деле все только начинается. Система государственного управления, созданная предшественниками, опасна и ненадежна. Через несколько лет выборы могут привести к потере власти – и вместе с ней и всего достигнутого благополучия. Поэтому систему нужно оставить, ее членов по возможности внедрить во власть. А поскольку наш ГГ теперь во главе страны, то и система должна, соответственно, вырасти.

Что же мы имеем в настоящий момент. В стране существует официальная система управления: парламент, правительство, аппарат президента – и наряду с ними существует вторая система, тоже замкнутая на ГГ, только не в качестве президента, а в качестве руководителя проекта.

Вспомним исходную цель этого проекта – «успешное и прибыльное выживание во власти». Остается ли она актуальной? И да и нет. Враги не дремлют, всегда есть опасность появления какого-нибудь конкурента, от которого лучше всего избавиться на подступах. Причем удобнее всего эту функцию поручить членам теневой системы. Неофициальные задачи лучше всего поручать неофициальным структурам, в случае любых проблем очень сложно связать непонятного человека с элементами официальной системы. Еще одна функция теневой структуры – сбор информации и передача ее наверх. И здесь, безусловно, теневая структура фактически выполняет роль спецслужбы, хотя и не является таковой. Вообще, эта вторая система обладает целым рядом особенностей, которые необходимо отметить:

– она не является полной копией основной государственной системы – у них разные функции и задачи;

– она не является в полной степени теневой структурой, многие ее элементы имеют себе реальное наполнение и оформление в официальных структурах;

– в отличие от официальной структуры госуправления теневая не имеет четко прописанных правил, законов и кодексов поведения. В ней очень много неформального, и живет она скорее по неписаным понятиям;

– это не мафия. Она использует какие-то элементы мафии, включает в себя какие-то куски мафиозных групп и оргпреступности, но в целом мафией не является;

– не факт, что она сознательно и четко управляется первым лицом страны, нашим ГГ. Он частично создал данную структуру, а дальше она начала развиваться по своим законам. Не факт, что он понимает реально, что вокруг него создано.

Одна из основных проблем любого проекта – финансирование. Чем крупнее проект, тем сложнее его организация, требующая специальных поддерживающих структур. Но наша структура особенная, она плохо прописана, не формализована и сама по себе сочетает одновременно иерархическую и сетевую структуры. Еще одна очень важная особенность: система официально никак не признает своего существования. Это значит, что любой член системы имеет высокие риски от участия в ней. В любой бизнес-модели высокие риски означают необходимость высокой прибыли. И система эту возможность дает.

То, что в реальном мире воспринимается как коррупция, в скрытом теневом мире просто заработок. Написано много статей, говорящих о том, что власть сажает на места только «замазанных» людей, чтобы ими управлять. Это верно, но с точностью до знака. На самом деле места в реальной структуре получают люди, имеющие «должности» в теневой структуре, что означает и наличие теневого заработка. При любых проблемах система может отказаться от человека и использовать его неофициальный заработок как повод, чтобы показать его «коррумпированность». Безусловно, такого рода риски нуждаются в хорошей оплате, что и дает теневая система.

Поэтому люди, связанные с системой (вольно или невольно), воспринимают коррупционные деньги как обычный заработок, ничуть не удивляясь яхтам, часам и виллам. Кстати, теневая система – это далеко не всегда криминал. Там много самых разных должностей, обслуживающих систему и где-то напоминающих старые допетровские времена с их конюшими, постельничими, стольниками, ключниками и т. п.

В условиях отсутствия информации о жизни государственной системы у нас популярны различные рейтинги влияния, модели типа «политбюро» и прочие журналистско-политологические упражнения. Увы, если признать наличие двух систем – официальной и теневой, – станет понятно, почему все эти попытки обречены на провал. У любого человека из системы есть два статуса: один официальный, другой теневой. Мы легко можем оценить его официальный статус, но никак не можем определить его роль в теневой структуре. Отсюда внезапные кандидаты на посты губернаторов, министров, полпредов и других государственных менеджеров. Фактически их появление означает, что их неофициальный статус конвертировался в официальное место.

Лирическое отступление для любителей математики. Действия со статусами напоминают вычисления с комплексными или, как раньше их называли, мнимыми числами. У такого числа есть две части: вещественная и мнимая. При любом арифметическом действии с таким числом результат зависит не только от вещественной, но и от мнимой части. Именно поэтому не всегда понятно, почему провальный, казалось бы, чиновник остается на плаву – его поддерживает теневой рейтинг, которого никто из нас не видит. Оборотная сторона: высокий, казалось бы, официальный пост, контроль над крупным бизнесом, а перед нами типичный зиц-председатель, изображающий из себя важную персону.

Мы не научимся понимать что-либо в нашей системе, не принимая во внимание наличие весьма сложной теневой структуры. Любые проекты по ее изменению должны учитывать наличие альтернативной структуры, которая в силу своей аморфности плохо обнаруживается и очень плохо ломается. При этом именно альтернативная структура во многом помогает существовать официальной структуре в нынешнем виде.

http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/04/05/636435-d...