Сергей Алексашенко
23
All posts from Сергей Алексашенко
Сергей Алексашенко in Сергей Алексашенко,

Ай, да Сечин! (Открывая Слона)

В предыдущей статье я постарался объяснить, почему придуманная схема продажи «Башнефти», при которой эта компания без конкурса достается «Роснефти», является правильной с точки зрения президента Владимира Путина. Теперь я попробую доказать, что эта сделка на пару с продажей пакета акций «Роснефти» ей самой является еще более правильной с точки зрения председателя правления «Роснефти» Игоря Сечина.

На первый взгляд покупать «Башнефть», существенно переплачивая за нее по сравнению с оценкой и рыночными котировками, имеет смысл только в одном случае – если покупатель абсолютно уверен, что цены на нефть в ближайшее время сильно вырастут, что скажется на оценке всех нефтяных компаний. Та же «Башнефть» в 2013 году оценивалась дороже $10 млрд, исходя из прогноза цены на нефть $130 за баррель к 2030 году. Но вырастут ли нефтяные цены, и если вырастут, то когда, не знает никто, включая менеджеров «Роснефти». Зато они знают, что при прочих равных условиях нефтяная компания стоит тем дороже, чем больше у нее запасов.

Купив нефтяную компанию, можно гарантированно прирастить запасы, не тратясь на геологоразведку и поиск новых месторождений, которые могут ничего и не дать. С другой стороны, и это скажет вам любой оценщик, если вы покупаете что-то за справедливую цену, то от этого стоимость вашей компании сильно не меняется – независимо от того, платите вы своими деньгами или берете заемные. Рост цены возможен, только если от слияния двух компаний получается синергетический эффект.

Но, например, тот же «Лукойл» при такой цене продажи «Башнефти» синергии для себя не увидел.

«Цена $5 млрд за “Башнефть” высока для “Лукойла”. У нас есть понимание справедливой цены. Для нашей компании это дорого. Для “Роснефти”, у которой вся прибыль будет забираться государством, безразлично, какие цены платить», – аргументировал отказ от «Башнефти» совладелец «Лукойла» Леонид Федун.

Поэтому, думается мне, цель менеджеров «Роснефти» состояла не в этом, а в чем-то другом. И это что-то связано с более осязаемыми вещами, а именно с денежными потоками.

Приватизация прибыли и управления

«Башнефть» – единственная из государственных нефтегазовых компаний по итогам прошлого года выполнила распоряжение правительства ивыплатила в виде дивидендов 50% прибыли – 29,1 млрд рублей, из которых 14,6 млрд рублей пошли в федеральный бюджет. После приватизации на половину дивидендов «Башнефти» может рассчитывать уже «Роснефть».

Сама «Роснефть» сейчас на 69,5% принадлежит государственному «Роснефтегазу», но скоро этот пакет может уменьшиться до 50%, поскольку правительство всерьез думает продать 19,5% акций «Роснефти» ей же самой. Деньги на выкуп контроля в «Башнефти» и собственных акций у компании хватит, успокоил сегодня Владимир Путин.

Если такая сделка произойдет, то из всех дивидендов «Башнефти» «Роснефть» будет отдавать «Роснефтегазу» в лучшем случае половину (то есть 7,3 млрд рублей, если предположить, что прибыль и дивиденды башкирской компании останутся на прежнем уровне). Из них сам «Роснефтегаз» – если, конечно, правительству удастся заставить его платить дивиденды, – опять же перечислит в бюджет только половину, то есть 3,6 млрд рублей, или четверть того, что государство получит от «Башнефти» в этом году. Таким образом, куда денутся остальные 11 млрд рублей? Останутся в распоряжении руководства «Роснефти», ведь Игорь Сечин по совместительству занимает пост председателя совета директоров «Роснефтегаза» и с большим успехом охраняет миллиарды, которые эта компания получает на свои акции «Роснефти» и «Газпрома». Вот такая предстоит приватизация прибыли.

Но, кстати, кто сказал, что «Башнефть», после того как государство ее продаст, вообще будет платить дивиденды? Перестав быть государственной компанией, у нее останутся обязательства платить только владельцам привилегированных акций, а таких у «Башнефти» немного. Всю остальную прибыль в теории можно оставлять в компании.

Вторая часть этой истории выглядит еще более увлекательно. «Ведомости»писали, что, выкупив 19,5% собственных акций, «Роснефть» может подержать этот пакет акций у себя (или на балансе своих «дочек»/«внучек»), пока бумаги не подрастут в цене, а потом продать их с прибылью. Но вырастет цена акций «Роснефти» или не вырастет, этого никто не знает, так что как долго госкомпания на самом деле будет владеть своими акциями, тоже никому не известно.

Владение акциями дает две возможности: получать дивиденды и голосовать за кандидатов в совет директоров. С дивидендами проще – очевидно, акции будут принадлежать «дочкам» «Роснефти», следовательно, распоряжаться ими будет менеджмент «дочек», который, не сомневаюсь, полностью подконтролен руководству самой «Роснефти». Поверить в то, что государство найдет способ отобрать у него право самостоятельно распоряжаться получаемыми дивидендами, я не могу – достаточно посмотреть, как успешно Сечин отражает наезды Минфина на казну «Роснефтегаза» или как красиво он показал министрам-экономистам who is who, когда они попытались не разрешить ему купить акции «Башнефти».

В этом году «Роснефть» заплатила дивидендов на общую сумму 124,5 млрд рублей (и это только 35% прибыли, а могла бы и 50%), то есть на «свой» 19,5%-ный пакет, если финансовые результаты «Роснефти» не ухудшатся, структуры компании смогут получать в свое распоряжение еще по 24 млрд рублей в год. И за эти деньги в отличие от миллиардных авансов «Роснефти» по китайскому кредиту им будет гораздо проще не отчитываться. Не раскрывает ведь тот же «Роснефтегаз», сколько у него денег на счетах, в каких банках и на каких условиях он их держит и на что тратит свои средства.

Теперь про вторую возможность – голосовать акциями на акционерном собрании. Кроме «Роснефтегаза», которому пока еще принадлежит 69,5% акций «Роснефти», у госкомпании есть еще только один крупный акционер – BP (19,75%). По закону выдвигать своих кандидатов в совет директоров могут только владельцы не менее 2% акций компании. При сохранении девяти мест в совете на свои 19,5% акций «дочки» «Роснефти» смогут выдвинуть двух кандидатов, еще двое останутся за BP. Государство выдвинет пятерых, но из них два места по традиции отдаст независимым директорам, а на третье, как обычно, пригласит Игоря Сечина. При таком раскладе в новом совете директоров большинство вполне может оказаться за людьми из числа протеже руководителя «Роснефти». Таким образом, компания, по сути, закольцует свое руководство.

В ситуации, когда бюджет трещит по швам и правительство будет использовать любую возможность, чтобы изъять у госкомпаний излишки денег, потратить эти деньги на покупки, которыми можно распоряжаться на свое усмотрение, – самое мудрое решение. Говоря бессмертными словами Александра Сергеевича: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!»

Saleksashenko.com