Информагентство Финам
4
All posts from Информагентство Финам
Информагентство Финам in Финам,

Тайны Центробанка: "летучий капитал" и подавление инфляции ценой роста

"Дело не в том, что они не способны увидеть решение.
Дело в том, что они не могут увидеть проблему".
Гилберт Кит Честертон


Изображение Shutterstock
Девальвация показывает, что наша экономика - карточный домик на нефтяном пузыре. Наши "достижения" - крепкий рубль, стабильность, сытная жизнь среднего класса, доступный импорт - будут таять, как мираж, вместе с ценами на нефть. Но это дает шанс перейти к реальным реформам, а девальвация - возможность выйти из сырьевого плена. Падение цен на нефть, устанавливаемых на рынке деривативов, контролируемом США, - новый виток "санкций". Сначала прекращение долларового финансирования, а теперь - сокращение экспортного потока.

Банк России следует политике "currency board" (привязки к доллару), предписанной "вашингтонским консенсусом". Ее "Ахиллесова пята" в том, что отток капитала сжимает денежную массу. Основной канал роста (сжатия) денежной массы - это покупка (или продажа) долларов Банком России - что означает рост (или снижение) золотовалютных резервов (ЗВР). С начала года по 1.11.2014 г. ЗВР России сократились на 81 млрд долл., или на 15.9% (с 509.5 до 428.5 млрд долл.), что по среднему курсу 35 руб. дает сжатие рублевой массы в объеме 2.9 трлн рублей. Эта "дыра" соответствует текущему оттоку капитала за 2014 г. из России - 110 млрд долл., состоящего из погашения внешних валютных займов, инвестиций, теневых операций и вывоза прибыли в оффшоры резидентами и иностранными инвесторами.

Образовавшийся дефицит Банк России закрывает кредитованием банковской системы (в т.ч. операции РЕПО и под залог активов), составившего на 26.11.2014 г. около 6.1 трлн рублей. С начала года он вырос на 2.4 трлн рублей, оставшаяся часть закрывается средствами Минфина. Кредитование банков растет с начала сентября 2011 г, когда стали сокращаться ЗВР. Тогда кредит ЦБ составлял только 565 млн рублей. После 2008 г. наши ЗВР росли до максимума на 1.09.2011 г. 545 млрд долл., но затем благодаря оттоку капитала (2010 г - 30.8, 2011 г.- 81.4, 2012 г- 53.9, 2013 - 61 млрд долл.) и росту импорта стали снижаться: на 1.11.2014 г. - 428.6 млрд долл.

Динамика кредита банковской системе ЦБ и снижения валютных резервов (в т.ч. за счет оттока капитала), 2011-2014 гг, млн рублей

Торможение экономики с 2012 г. свидетельствует о коллапсе либеральной финансовой политики, которая вступила в неразрешимое противоречие с потребностями экономического развития страны. Это модель работала в эпоху "славного десятилетия" 2000-х до кризиса 2008 г, когда ЗВР росли в среднем на 58 млрд долл. в год, а денежная масса (М2) в среднем на 43.3 % в год (и даже хватало на Стабфонд). Тогда капитал притекал, а сейчас наоборот - оттекает.

Отток капитала в таких объемах абсолютно ненормален и свидетельствует о внутреннем кризисе экономики и превращении страны в дойную корову: суммарный отток капитала за два последних года -185 млрд долл, а в острой фазе кризиса - 2 половины 2008-1кв.2009 г. также 185 млрд долл. (!) Такая картина представляет кардинальный исторический вызов, не решив который нельзя обеспечить нормальное развитие страны.

Санкции стимулируют сокращение долга и рост вывоза капитала иностранцами, возможно - сокращение внешних инвестиций и оффшорных операций российских резидентов, но это не ясно. Российские инвестиции в западной зоне под риском и случае раскручивания конфликта могут стать проблемными или конфискованы. Но утечка капитала продолжается, а при кризисе - усилится. Прогноз на 2014 г. -125 млрд, на 2015 г - 90 млрд долл.

Упование на иностранные инвестиции и валютные займы автоматически стимулирует рост вывоза капитала. Иностранные инвестиции нужны в ограниченном объеме и в критически важных отраслях. Перспективы притока капитала не просматриваются, цены на нефть снижаются. Не стоит попадать в долговое рабство и повторять ошибки Царской России, а также СССР во времена перестройки, которые сели на иглу внешних займов.

Выход только один - в создании мощной рублевой зоны и полной отвязке рублевого денежного обращения от валютного, с образованием двух различных контуров - внутреннего и внешнего. Механизмы денежного обращения нормализуются путем валютного регулирования, дедолларизации и создания каналов суверенной эмиссии.

Банк России стабилизирует ситуацию, иначе уже давно наступил бы кризис, но таргетирование инфляции не позволяет обеспечить рост денежной массы (агрегат М2), необходимый для роста экономики даже на уровне 2-3 %.

Согласно денежному правилу М. Фридмена (и уравнению Фишера), рост денежной массы должен составлять не менее суммы прогнозируемой инфляции и планируемых темпов роста ВВП с поправкой на изменение скорости обращения денег. Поэтому у нас рост М2 должен быть не менее 15-20 % в год, а при кризисе и спаде - больше. Таргетировать нужно не инфляцию, а темпы экономического роста и объем денежной массы, что успешно делает ФРС и Банк Китая.

В 2014 г. денежная масса М2 с начала года не растет, в т.ч. на 1.11.2014 г. уменьшилась на - 3.6%, что свидетельствует о постепенно разрастающемся кризисе, что наблюдалась в прелюдии 1998 г. и 2008 г.

ЦБ РФ не может позволить рост денежного предложения. Эти деньги не обеспечены валютой, а при полной конвертируемости рубля и свободы движения капитала все пойдет на валютный рынок и потом - за рубеж. Это тупик.

В своем послании президент поставил задачу обеспечения ежегодного роста не менее 5-6% ВВП. Торможение экономики в стране, которая имеет огромные ресурсы и практически неосвоенную территорию выглядит нелепо. Но при нынешней финансовой политике эту и связанные с ней задачи - возврат лидерства в традиционных промышленных отраслях, развитие малого и среднего бизнеса, обозначенные как ключевые, реально не выполнимы. Президент также заметил, что ЦБ, как и ФРС должен заботиться о росте экономики.

Таргетирование методом денежного сжатия - сизифов труд, в этом году она будет 9% (при плане - 5%), т.е. как 2009-2010 г.г. Дальнейший прогноз инфляции можно оценить исходя из доли импорта 40 % при 50 % процентной девальвации. Полученные результаты обратны поставленным целям: высокая инфляция при экономической стагнации. Дальнейшее таргетирование инфляции в нынешнем духе приведет к гарантированному кризису, тогда ценники замрут вообще.

Таргетирование инфляции является ошибочной целью и не может быть основой политики правительства или Банка России. Обеспечивать надо рост, инфляция сама снизится, когда в стране выздоровеет и заработает собственная экономика, а никак не наоборот. При мягкой инфляции многие экономики отлично развиваются (см. исследование академика Виктора Полтеровича), как у нас в 2000-е, и наоборот при низкой инфляции или ее отсутствии лежат в руинах. А в условиях посткризиса центробанки наоборот ставят цель рост инфляции.

Система, основанная на дефиците рублей, не способна создать условия для низких процентных ставок, которых давно требуют наши руководители. Логика регулятора: снижение инфляции - снижение ставок - рост инвестиций. Но стоимость кредита определяется не номинальной, а реальной ставкой, которая равна разнице номинальной и инфляция. При ужесточении политики она неизбежно растет. Мягкая инфляция повышает спрос на кредит и инвестиции, обесценивая долги, а ее снижение повышает стоимость обслуживания. Это азы, о которых писал еще Дж. М. Кейнс в своем "Трактате о денежной реформе". В 2007 г. компания брала кредит по ставке 18 % при инфляции 11.8 %, а затем в 2013 г. - по 17% ставке, при инфляции 6.45 %, то реальная ставка составляла 6.2, а потом 10.5 %. Т.е. за последние семь лет явно увеличилась. Нам обещали снижение ставок и рост инвестиций, на самом деле фактически результат противоположный: инвестиций нет, а условия кредитования ужесточились.

Нынешняя экономика как наука мертва, безжизненные, исписанные математическими формулами книги не помогут принять правильные решения. Надо быть на голову выше тщательно вдалбливаемых либеральных экономических мифов. Как говорил Альберт Эйнштейн "Ты никогда не решишь проблему, если будешь думать так же, как те, кто её создал".

Высокий уровень либерализации валютных операций характерен только для развитых экономик, к которым Россия не относится. Сейчас даже МВФ признает право развивающихся стран на защиту своих валютных рынков: "временные ограничения могут быть обоснованны и полезны во время экономических шоков, а также когда прочие средства денежно-кредитной политики исчерпаны".

У нас как раз оба эти случая, поэтому недавно высказанные предложения академика С.Глазьева (см статью "Ошибки, которые хуже, чем преступление") особенно актуальны. Достаточно позаимствовать валютное законодательство и практику регулирования вполне рыночного, но не "либерального" Китая. Доллар, как параллельная валюта, имеет характер вируса, который автоматический выводит финансовую систему в неустойчивое состояние. Мы позволяем своей стране играть против своей валюты и экономики. Когда граждане и компании скупают валюту, они автоматически обескровливают экономику; когда это происходит массированно - мы на пороге кризиса.

Можно увеличить предложение валюты возвращением к обязательной продаже валютной выручки, например в 50 %. С другой - обрубить спекулятивный спрос, который полностью убивает рублевую зону экономики в предкризисный период. Главное - сократить до минимума валютные позиции банков, продажу валюты населению ограничить туристическими целями, компаниям - только под контракты. И довести до конца начатую компанию по деофшоризации экономики.



Одинцов Александр