Инвесткафе
0
All posts from Инвесткафе
Инвесткафе in Инвесткафе,

Непрозрачность — основополагающий принцип устройства современного финансового мира

Кэмерон и Великобритания вовсе не проиграли — в проигрыше оказались обыкновенные граждане континентальной Европы, которым теперь придется заплатить за неверную политику своих лидеров из собственного кошелька. А платить придется много, ведь «базука» ЕЦБ не такая уж маленькая, как кажется — покупки проблемных бондов за год могут в сумме перевалить за триллион евро.
Вместо того, чтобы создать межрегиональный страховочный механизм, который предусматривал бы контрциклические денежные трансферы, Евросоюз хочет узаконить проциклические меры для пораженных рецессией экономик без каких-либо попыток стимулировать спрос, пишет Кевин О`Рурк; называть это «фискальным союзом» — значит злоупотреблять лингвистическими конструкциями практически по Оруэллу. Пол Кругмандобавляет: в 30-х годах политики могли оправдать свое невежество: тогда никто не понимал, что происходит. Но то, как сейчас европейские политики упорно не видят кризиса под собственным носом, а в попытках решить проблемы лишь усугубляют их, можно объяснить лишь сознательным игнорированием основ макроэкономики. 

Майк Шедлок уверен, что британский премьер Кэмерон сделал верный выбор, отказавшись принять новые правила европейских игр. Кэмерон и Великобритания вовсе не проиграли — нельзя проиграть, отказавшись вверить свою судьбу в руки дураков. Проиграли на самом деле обыкновенные граждане континентальной Европы, которым теперь придется заплатить за неверную политику своих лидеров из собственного кошелька. И по поводу «базуки» — она не такая уж маленькая, как кажется: покупки ЕЦБ проблемных бондов, даже ограниченные суммой 20 млрд евро в неделю, за год могут в сумме перевалить за триллион евро. 

Zero Hedge, как обычно, развлекает читателей предсказаниями скорого развала еврозоны и «делевериджа эпических масштабов», сообщая о подготовке Швейцарии к отрицательным процентным ставкам по франку либо к введению контроля за перемещением капитала. К развалу евро готовятся и корпорации — например, немецкая компания BMW уже уменьшила объем лизингового портфеля в преддверии снижения стоимости подержанных автомобилей, а также готова сократить производство на 30% и использовать свое банковское подразделение, чтобы напрямую прибегнуть к ресурсам ЕЦБ. 

Роковой изъян еврозоны в том, что она позволяет странам-участникам «садиться на иглу» бюджетного дефицита — но при этом не дает ЕЦБ финансировать эту пагубную привычку. Все, чего хотят сейчас рынки — чтобы ЕЦБ включил печатный станок для неограниченных интервенций на рынок суверенного долга. Следствием станет скачок инфляции до «американского уровня» — 30-50% за 10 лет, при этом евро девальвируется, а покупательская способность среднего класса резко упадет. Для ФРС США это не внове — но Европа (точнее, Германия) изо всех сил старается избежать того, что немцы называют Inflationspolitik: еврозона остается единственной крупной экономикой, в которой закон запрещает Центробанку печатать деньги для покупки гособлигаций, пишет Вольф Ритчер

Новое европейское соглашение вроде бы соответствует требованиям Ангелы Меркель — но дверь «черного хода» уже открыта. Стоит произойти чему-либо непредвиденному — и 85% чиновных голосов будут отданы за временное прекращение действия санкций. Благо имеется прецедент: когда в 2003 году уровень долга Германии превысил лимиты, министры финансов Евросоюза «приостановили» санкции против немцев, тем самым фактически отменив санкции для всех стран-участников насовсем. В результате лимиты дефицита и госдолга превышены в 11 из 17 стран зоны евро, включая Германию и Францию. Есть и политические риски: согласно Лиссабонскому соглашению, без референдума исполнительная власть может только «провозглашать политические декларации о намерениях». Новое соглашение о «фискальном союзе» не будет являться юридически обязывающим, поэтому следующее правительство запросто сможет его дезавуировать (к всеобщему народному ликованию). 

А чтобы отвлечься от злобы дня, советую почитать публикацию на сайте DIS Magazine, «издания о моде, искусстве и коммерции», посвященную, как ни странно, HFT — высокочастотному трейдингу, то есть роботизированной алгоритмической торговле. 10 октября 2011 года (как знают немногие) произошло довольно странное событие: никому не известная компания Latour Trading вышла на первое место по обороту на NYSE, опередив Goldman Sachs. Эта компания настолько зашифрована, что ее веб-сайт представляет собой пустую страницу — именно это и привлекло внимание автора материала, который приходит к парадоксальному выводу: высокочастотным алгоритмическим трейдингом занимаются в основном крупнейшие финансовые компании. Их привлекает закрытость и загадочность этого бизнеса, который позволяет практически без риска зарабатывать на мельчайших проявлениях рыночных диспропорций. Но самое привлекательное в HFT — возможность заключать сделки фактически без денег: «роботы» так быстро закрывают позиции и совершают так много операций, что за ними не уследит никакой клиринг, поэтому все расчеты они производят на следующий день. 

 

Так что же такое Latour Trading? Точно неясно; скорее всего, компания тесно связана с создателями HFT-алгоритмов, работавшими на таких монстров, как Societe Generale и Goldman Sachs. Вряд ли брокеры и банки пустили бы в свою песочницу кого-то со стороны. Ведь непрозрачность — основополагающий принцип устройства современного финансового мира, а современный экономический эквивалент правила «разделяй и влавствуй» звучит как «напусти тумана и руби бабло». 

Что ж, ловля рыбки в мутной воде испокон веков была очень привлекательным способом получения прибыли — и ничего принципиально нового математики, алгоритмы, программы и компьютеры в этом отношении не привнесли.