Energo
0
All posts from Energo
Energo in Energo,

Игра в нефть

Почему нефтяные цены не всегда подчиняются рыночным законам

09.02.2015

Падение цен на нефть одна из самых обсуждаемых тем. Экономисты, политики, да и просто обычные люди выдвигают различные версии причин столь резкого и неожиданного снижения, и пытаются понять, что будет с нефтяными ценами дальше. Между тем нефть едва ли не единственный в мире товар, который с момента появления на рынке далеко не всегда подчиняется рыночным законам.

Леонид Крутаков

В июле 2014 года нефтяные цены наперекор всем рыночным постулатам ушли в глубокое пике. Мировой спрос на нефть продолжал расти, квоты ОПЕК не увеличивались, а падение цен всего за полгода составило 60%. Цены упали не только вопреки фундаментальным (спрос--предложение) законам рынка, но и законам здравого смысла.

Еще недавно считалось аксиомой, что любое напряжение обстановки в нефтяном регионе автоматически ведет к росту цен на нефть. Так было во время войны Судного дня в 1973-м, иранской революции в 1980-м и захвата Кувейта Ираком в 1990-м. Так было и в 1861 году, когда нефтяной бум в США совпал по времени с войной Севера и Юга.

Назвать напряженной прошлогоднюю обстановку в самом нефтеносном районе Земли даже неловко. Египет еще не пришел в себя после двух подряд переворотов. Ливия разорвана внутриплеменной войной. Иран под санкциями. Израиль провел наземную операцию против "Хамаса". В Сирии и Ираке полномасштабная война, а на стыке этих стран сформировалось новое образование под названием "Исламское государство".

Политическое пространство Ближнего Востока и Магриба будто прокрутили через мясорубку. Против России введены санкции, а нефтяной рынок просто в упор не видит запредельные политические риски и продолжает падать.

Очевидно, что нефтяной рынок ведет себя вопреки рыночной логике. Но это вовсе не означает, что логика как таковая в поведении рынка отсутствует. И если привычные представления о зависимости цен на нефть от двух ключевых параметров (спрос--предложение и риски) не работают, значит, существует какая-то иная зависимость.

Значит, система нефтяного ценообразования подчиняется каким-то иным (нерыночным) законам.

Исторические параллели

2014 год вновь заставил наблюдателей вспомнить, пожалуй, самый загадочный и таинственный в истории 1986 год.

Эксперты нефтяного рынка считают 1986-й точкой запуска нового механизма формирования цен. Политологи — точкой отсчета современного мирового порядка. А конспирологи — точкой запуска проекта по развалу СССР и старта проекта глобализации.

В 1986 году мировые цены на нефть рухнули так же стремительно, как и в прошлом году. Обвалу предшествовал визит в Эр-Рияд главы ЦРУ США Уильяма Кейси и его встреча с королем Саудовской Аравии Фахдом.

Шесть предшествующих лет саудиты последовательно и монотонно сокращали добычу, сдерживая падающие после скачка в 1980-м году цены. Добыча снизилась в пять раз. В ходе персидской войны авиация Ирака наносила удары по месторождениям и танкерам Ирана. А цены, как и в 2014-м, вопреки всем законам рынка продолжали снижаться.

После визита Кейси все изменилось. Саудовская Аравия за четыре месяца в обход квот ОПЕК увеличила добычу с 2 млн до 10 млн баррелей в день. При этом сделки на поставку нефти Эр-Рияд заключал по формуле нетбэк, гарантируя переработчику прибыль в $2 с барреля независимо от величины издержек, стоимости фрахта и собственно цен на нефть.

При такой схеме потребитель мог демпинговать, наращивать объемы и продавать бензин по любой цене. Все издержки благородно брал на себя Эр-Рияд. Весной 1986 года автозаправки США для привлечения клиентов устраивали дни бесплатного бензина. Нефтяные цены буквально рухнули с $32 до $10, опускаясь временами до $6 за баррель.

Многие эксперты считают этот обвал ключевой причиной краха СССР. А действия Саудовской Аравии — тщательно спланированной и скоординированной со стороны США операцией. Прямые потери СССР в 1986 году составили около $20 млрд, а объем столь необходимого Советскому Союзу высокотехнологичного импорта сократился на треть.

За все время существования нефтяного рынка ни разу не удалось заранее спрогнозировать его скачки и падения

Рыночные адепты как оправдательный мотив демпинга саудитов приводят версию борьбы за увеличение доли на мировом рынке. Этот тезис также используется в качестве обоснования сегодняшних действий Эр-Рияда. Хотя по итогам кризиса 1986 года доля Саудовской Аравии на рынке не выросла, а снизилась.

Обвалить рынок, потерять прибыль и ничего при этом не выиграть. С точки зрения формальной логики объяснить этот ряд невозможно. Однако есть один нюанс. В 1986 году 80% своей нефти Саудовская Аравия реализовывала через четыре американские компании (Exxon, Mobil, Texaco и Chevron). Правда, объяснение это лишь подливает воду на мельницу сторонников теории заговора.

Сегодня Эр-Рияд, как и в 1986 году, демпингует. В ноябре 2014 года саудиты заблокировали решение ОПЕК о снижении квот, на котором настаивали Иран и Ливия. А в декабре объявили скидку в $2 на свою нефть к цене рынка, который к тому моменту уже рухнул на 40%. Обвал продолжился.

Любопытно, что прошлогоднему обвалу нефтяного рынка так же, как в 1986 году, предшествовал визит в Саудовскую Аравию высокопоставленных представителей США. На этот раз гостем был президент США Барак Обама.

Рынок — что дышло

2014 и 1986 годы далеко не единственные периоды в истории нефтяной отрасли, когда цены вели себя необъяснимо с точки зрения законов рынка и логики.

Сразу после кризиса 2008 года и 40-процентного обвала нефти цены резко пошли вверх. Росли они три года подряд, и на протяжении всего этого время предложение неизменно превышало спрос.

За три года коммерческие запасы нефти в США выросли на 13,7%, а промышленные запасы стран ОЭСР в 2010 году достигли 2797 млн баррелей, всего на 12 млн ниже исторического максимума. ЕС снизил потребление нефти на 7%, а США — на 3,3%. Однако цены продолжали расти, стартовав с $33 в декабре 2008 года, они достигли $125 к апрелю 2011 года.

Точно такими же темпами и так же вопреки рынку нефтяные цены росли накануне террористической атаки на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. В 2000 году ОПЕК пять раз повышал квоты, но цены никак на это не реагировали. Рухнули они только после теракта, но снова пошли вверх со следующего года.

Никогда цена на нефть не определялась себестоимостью добычи, превышая ее временами на порядок. Цена эта всегда была результатом военно-политического (точнее, силового) компромисса между производителями и потребителями. А зафиксировать раз и навсегда расклад и синхронизировать интересы участников нефтяного рынка невозможно.

"Срединная линия" располагалась в районе Мальты, что делало невыгодным экспорт американской нефти в большую часть Европы и всю Азию

За все время существования нефтяного рынка ни разу не удалось заранее спрогнозировать его скачки и падения. Это означает только то, что факторы, способные кардинально влиять на цену нефти, находятся вне прогнозной зоны. То есть за пределами законов спроса и предложения, в рамках которых строятся все прогнозы. Проще говоря, рынок нефти является объектом нормативно-правового регулирования, в иной трактовке (кому что нравится) — объектом манипулирования.

В истории нефти был, пожалуй, единственный очень короткий период (1871-1895 гг.) свободного ценообразования. Эти 24 года изобиловали таким числом скачков цен и с такой амплитудой, которые ни разу не повторились за всю последующую историю рынка.

В 1871 году в США была открыта первая нефтяная биржа, а в 1895 Standard Oil объявила о закрытии бирж и стала монопольно назначать цены. Глава Standard Oil Джон Рокфеллер тогда обмолвился, что его устроит цена в $2 за баррель.

На нефтяном рынке наступила удивительная стабильность, которая продержалась до 1973 года. Цена в $2 тоже продержалась до 1973 года.

Долгое время Standard Oil и ее дочерние компании оставались монополистами. В 1927 году на Ближнем Востоке в британской зоне контроля было открыто крупнейшее нефтяное месторождение Киркук, и география рынка кардинально изменилась. До этого момента основные объемы нефти добывались исключительно в США.

После Киркука пришлось договариваться с европейцами. В 1928 году был создан Международный нефтяной картель (МНК), в который помимо пяти американских компаний (Exxon, Mobil, Texaco, Chevron и Gulf Oil) вошли British Petroleum и Royal Dutch Shell.

За каждым участником картеля закреплялась квота на мировом рынке. Но цена по-прежнему определялась исходя из стоимости поставок американской нефти, независимо от места добычи и стоимости доставки.

Соглашение позволило американским компаниям не проиграть конкуренцию с ближневосточной нефтью за рынки Европы и Азии. Цена была одинаковой везде. При этом они еще и дополнительную выгоду извлекали. Нефть Киркука в США стоила так же, как и своя собственная, а Европа и Азия платили за ближневосточную нефть по цене ее фиктивной доставки из США.

Система продержалась до 1947 года, когда под план Маршалла была введена двухбазовая система цен. Необходимо было обеспечить послевоенную Европу дешевой нефтью, стоимость которой составляла 20% от всего плана Маршалла и оплачивалась деньгами из бюджета США.

В новой схеме базовой оставили цену американской нефти, но стоимость доставки теперь считалась от места реальной отгрузки. Либо от побережья Мексиканского, либо Персидского залива.

К лету 1971 года золотой запас США упал до 9838 т против 21 800 в 1949 году. Количество долларовой массы на внешнем рынке достигло 132 млрд

Схема позволила Европе не оплачивать фиктивный фрахт ближневосточной нефти якобы из США, но создала угрозу для добычи и экспорта нефти американской. При различной стоимости доставки и сохранении единой базовой цены образовалась так называемая срединная линия. На уровне этой линии стоимость американской и ближневосточной нефти с учетом их доставки были одинаковы.

"Срединная линия" располагалась в районе Мальты, что делало невыгодным экспорт американской нефти в большую часть Европы и всю Азию. Кроме того, невыгодной становилась и транспортировка более дешевой по своей себестоимости ближневосточной нефти в США.

Решение нашли быстро. Цену ближневосточной нефти снизили по отношению к американской настолько, что "срединная линия" переместилась из района Мальты в Нью-Йорк, превратив его в нефтяной Гринвич. Поставки нефти в США из любого уголка планеты моментально стали рентабельными.

Это решение развернуло рынок. США начали превращаться из главного мирового экспортера нефти в главного импортера, что в итоге кардинально переломило рынок и сформировало современный механизм ценообразования.

Перелом произошел в 1971 году, а 1986 год со всей его конспирологией стал лишь следствием этого перелома. Современная моторика рынка и механизмы воздействия на нее были заложены и опробованы впервые именно в 1971 году.

Мы за ценой не постоим

Переходу США на импортную модель энергопотребления так же, как в 1986 и 2014 годах, предшествовали американо-саудовские переговоры на высшем уровне.

В феврале 1945 года на борту американского военного корабля "Куинси" в Суэцком канале президент США Франклин Рузвельт встретился с королем Саудовской Аравии Абдель Азизом. Итогом встречи стало соглашение ("пакт Куинси") о монополии США на разведку, добычу и покупку саудовской нефти в обмен на политическую и военную защиту от любой внешней угрозы.

Через два года "срединную линию" перенесут в Нью-Йорк и начнется рост импорта нефти в США. Поначалу рост был очень медленным. К 1971 году (за 14 лет) импорт достиг 1 млн баррелей в день. В 1971 году этот рост приобрел взрывной характер и за три года вырос более чем в шесть раз, достигнув к кризису 1973 года 6,5 млн баррелей.

США продолжали наращивать импорт и в 1973 году, несмотря на эмбарго. Любопытно, что одновременно с импортом США росла и добыча Саудовской Аравии. К 1973 году она увеличилась в два раза и достигла 8,4 млн баррелей в день.

Вопрос, куда в условиях эмбарго уходили дополнительные объемы саудовской нефти, с учетом "пакта Куинси" носит риторический характер. Более интересным выглядит вопрос о том, что же такого произошло в 1971 году? Почему именно в 1971 году США в пожарном режиме стали наращивать импорт нефти?

В 1971 году президент США Ричард Никсон своим распоряжением прекратил действие золотого стандарта доллара. Это решение и последовавшие за ним две подряд (1972-1973 гг.) девальвации доллара на 25% в итоге и привели к нефтяному кризису 1973 года и скачку цен.

Официально признанная версия кризиса трактует события хронологически. Согласно этой версии, причиной кризиса 1973 года считается нефтяное эмбарго стран ОПЕК. Однако если за точку отсчета взять отказ США от золотого стандарта, то эмбарго превращается из причины кризиса, в его проявление.

Эмбарго, конечно, сыграло свою роль, но роль эта не была решающей. К эмбарго не присоединился Иран, который по уровню добычи (5,5 млн баррелей в день) занимал второе после Саудовской Аравии место среди стран ОПЕК. Американские военные корабли и танкеры продолжали заправляться нефтью в Персидском заливе. Американский импорт продолжал расти по экспоненте и в 1973 году.

Решение Никсона об отмене золотой конвертации доллара также имело свою подоплеку. Этому решению предшествовали переговоры Международного нефтяного картеля со странами ОПЕК. Их результатом стало увеличение до 55% рентных платежей в пользу стран ОПЕК. Тогда практически вся нефть добывалась картелем по концессиям.

Одновременно картель и ОПЕК вели переговоры о поднятии цен на нефть. В 1971-1972 годах цены свободных поставок нефти выросли в два раза, а картель продолжал платить официальную заниженную цену.

Рост цен был выгоден и картелю, и ОПЕК. К примеру, прибыль Exxon в 1973 году выросла на 60%. Свою выгоду от роста цен получал и бюджет США.

На тот момент в стоимости бензина доля платежей странам ОПЕК (рента плюс налоги) составляла всего 9%, картелю доставалось 20%, а около 70% приходилось на налоги стран, производящих конечный продукт. Тогда 85% мировой переработки нефти принадлежало картелю, а пять из семи его участников налоги платили в США.

Причиной кризиса был не рост цен или нехватка нефти. Причиной была привычка арабских шейхов хранить свои доходы в золоте. Рост рентных платежей, добычи и цен на порядок увеличил поток "арабских" долларов, предъявляемых для обмена на золото.

К лету 1971 года золотой запас США упал до 9838 т против 21 800 в 1949 году. Количество долларовой массы на внешнем рынке достигло 132 млрд, а внутренний оборот США составлял 52 млрд. Отмена золотого стандарта и последующая 25-процентная девальвация доллара обесценили доходы шейхов.

Страны ОПЕК стали требовать от картеля повышения цен на 100%. Картель отказывался, не желая лишать себя дополнительной прибыли, которая возникала из двукратной разницы между ценой ОПЕК и ценой поставок нефти в Европу и Японию.

Война Судного дня и эмбарго стали всего лишь следствием решений, принятых США в 1971-1972 годах. А по факту они послужили политическим обоснованием роста цен ОПЕК до $11,65 за баррель. Позже конспирологи даже выдвинут версию о том, что война и кризис 1973 года были спровоцированы США для оправдания очередного изъятия средств у Европы и Японии.

Опек — игры по чужим правилам

Считается, что кризис 1971-1973 годов стал началом эпохи нового нефтяного картеля под названием ОПЕК, объединившего страны-экспортеры нефти и заменившего МНК в системе ценообразования. А основой этого процесса называют национализацию правительствами арабских стран нефтедобывающих подразделений МНК.

Версия эта не отвечает на один простой вопрос: почему официальная цена ОПЕК в $11,65, установленная после кризиса, оставалась практически неизмененной до 1979 года? Почему ОПЕК ни разу не воспользовался своим правом, хотя за это время положительное сальдо в $67 млрд по итогам 1974 года обернулось для ОПЕК дефицитом в $2 млрд?

Как версию ответа на этот вопрос приведу один любопытный факт. В 1976 году Саудовская Аравия и акционеры Aramco (Exxon, Mobil, Texaco и Chevron) заключили соглашение о выкупе правительством активов компании по балансовой стоимости. Aramco была (и остается) монополией по добыче саудовской нефти.

По соглашению до выплаты денег акционеры Aramco продолжали добывать саудовскую нефть, получая с барреля всего 21 цент. Правда, взамен они получали на реализацию 80% всей добытой нефти.

Балансовую стоимость Саудовская Аравия выплатила в 1980 году, но соглашение не подписывала до 1990 года. Все это время Саудовская Аравия играла роль замыкающего клапана, первой повышала или понижала свою добычу согласно решению ОПЕК. При этом фактическими владельцами саудовской нефти оставались американские компании.

Внутренний конфликт интересов настолько очевиден, что версия о господстве ОПЕК в системе нефтяного ценообразования начиная с 1973 года выглядит как минимум сомнительной. Сомнения эти усиливаются с учетом того, что вся нефтедобыча Ирана (второй по объему в ОПЕК) до 1979 года принадлежала все тем же акционерам Aramco. Несмотря на эти нестыковки, версия о господстве ОПЕК в системе нефтяного ценообразования после кризиса 1973 года остается доминирующей. При этом все эксперты согласны, что кризис положил начало эпохе так называемого нефтедоллара.

Накануне атаки на башни-близнецы ВТЦ цены на нефть в очередной раз вышли из подчинения рынку

Один из ведущих российских нефтяных аналитиков Андрей Конопляник считает кризис 1971-1973 годов началом развития спотовой торговли и перехода от картельных цен к биржевым. Но при этом он признает ведущую роль ОПЕК в ценообразовании вплоть до кризиса 1986 года. А мировой авторитет в области нефтяного рынка, автор бестселлера "Добыча", Дэниел Ергин отмечает, что объем нефти, реализуемой экспортерами без прибыли для компаний, выступающих в роли посредника (институт трейдеров), после 1973 года вырос в пять раз, с 8% до 42% от общего объема добычи стран ОПЕК к 1979 году.

Далее Ергин делает вывод, что за этим процессом скрывалось проникновение государственных компаний стран ОПЕК в международный нефтяной бизнес за пределами своих стран. Иными словами, все эти годы шло встраивание (ассимиляция) в мировой рынок госкомпаний, национализированных правительствами арабских стран.

Ергин признает, что к 1979 году нефтяная отрасль приобрела качественно иные очертания. Но при этом он так же, как и Конопляник, говорит об абсолютной власти ОПЕК в этот период.

На чьих условиях на самом деле происходила ассимиляция, можно судить по сложившемуся в итоге перераспределению прибыли внутри нефтяной отрасли.

Когда накануне атаки на башни-близнецы ВТЦ цены на нефть в очередной раз вышли из подчинения рынку, Европу захлестнули так называемые бензиновые бунты. Водители и фермеры стали блокировать бензоколонки и нефтеперерабатывающие заводы. Тогда европейские лидеры попытались обвинить в росте цен ОПЕК. В ответ глава ОПЕК Рилвану Лукман заявил, что только 16% стоимости барреля очищенной нефти идет экспортерам, остальные 84% формируются за счет налогов стран потребителей. Сравните это с долей стран-экспортеров в конечном продукте, которая в начале 1970-х годов составляла 9%. За 30 лет рост составил всего 7%.

Если же взять за точку отсчета нефтяного кризиса 1971-1973 годов не эмбарго, а отказ США от золотого содержания доллара и его девальвацию, то события выстраиваются совершенно в иной, противоречащей общепринятой, логической последовательности...
Подробнее:http://kommersant.ru/doc/2660662