Никита Петров
12
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Металл не принесет плода

Абсолютным лидером российского фондового рынка по росту капитализации за последний год стал «Русал», расписки которого на Мосбирже подорожали за это время больше чем на 300 процентов. Динамика, на мой взгляд, парадоксальная. Конечно, я понимаю, что холдинг выигрывает от резкой девальвации рубля, но все остальные факторы – против него. Скажем, алюминий, несмотря на рост в середине прошлого года, сейчас торгуется ниже уровней 2010 года. Более того, еще в 2012 году The Financial Times заявила, что этот металл выпал из сырьевого суперцикла. Наблюдения британских журналистов актуальны и сейчас. Делюсь с вами их публикацией («Алюминий: шок и трепет»).

Один из самых востребованных металлов выпал из сырьевого суперцикла, поскольку производство в Китае вынуждает бывших титанов сокращать свои расходы.

Саяногорск - это город, созданный алюминием. Это скопление жилых домов советской постройки в центре российской Сибири на расстоянии трех с лишним тысяч километров от Москвы находится здесь по одной-единственной причине: чтобы обслуживать местный алюминиевый завод.

«Многие местные жители живут только благодаря этому предприятию, - говорит Евгений Щербаков, командующий в помещении завода, заполненном десятками ванн, которые выложены изнутри огнеупорным кирпичом. - В 1990-е годы оно стало спасением для города».

Алюминий обеспечил городу относительное благополучие - а также сделал владельца предприятия 44-летнего Олега Дерипаску одним из самых богатых в России людей. Именно здесь этот человек в возрасте 25 лет начал создавать свою алюминиевую империю, которая сейчас носит название «Русал-УК» и является крупнейшим в мире производителем алюминия. Фотографии молодого Дерипаски, являющегося сегодня генеральным директором компании, украшают стены предприятия.

Однако благополучию отрасли грозит опасность. Алюминий широко используется в промышленности и является самым востребованным металлом после стали. Он присутствует везде - от самолетов до банок для напитков. Однако, в то время как медь и железо принесли богатство горнодобывающей промышленности благодаря бурно растущему спросу в Китае, алюминий в этом суперцикле почти полностью отсутствует. Его цена составляет 2100 долларов за тонну, и она мало изменилась с 1980 года. В связи с этим данный товар как добываемое сырье демонстрирует самые слабые показатели из всего того, что отслеживает Международный валютный фонд. Медь за этот же период почти в три раза выросла в цене, а цены на железную руду поднялись восьмикратно.

Титаны этой отрасли урезают масштабы своей деятельности. Русал ведет переговоры с кредиторами о продлении отсрочки по выплатам, делая это спустя всего три года после реструктуризации своего долга в 16,8 миллиарда долларов. «У нас сейчас довольно трудные времена, - признается Дерипаска. - Наша отрасль сталкивается со множеством проблем».

Эта история повторяется во всей отрасли. Совокупная стоимостная оценка ведущих производителей по объемам производимой продукции, включая Русал, американскую Alcoa, зарегистрированную на лондонской бирже Rio Tinto, китайскую государственную металлургическую и горнодобывающую компанию Chalco, а также норвежскую Norsk Hydro, снизилась с 200 миллиардов долларов пять лет тому назад до 65 миллиардов сегодня.

Снижение доходности отрасли ведет к перекройке ее ландшафта, о чем рассказывают аналитики и руководители компаний. Это заставляет традиционных производителей сокращать расходы и проводить консолидацию. В этих условиях усиливается роль Китая как движущего локомотива алюминиевой отрасли. «Моногорода», такие как Саяногорск, оказываются во все более уязвимом положении.

«Я бы не стал вкладывать свою пенсию в алюминиевую промышленность», - говорит Данкан Хоббс, освещающий ситуацию с металлами в исследовательской группе весьма авторитетной консалтинговой компании Macquarie.

Металл стал символом бурного промышленного роста в середине 20-го века. Во время Второй мировой войны все имевшиеся в наличии запасы направлялись на производство самолетов, кораблей и прочей военной техники, что привело к резкому скачку производства и открыло новые возможности для продукции массового рынка. «Опасность алюминия, - заявил в 1956 году архитектор Людвиг Мис ван дер Роэ, - заключается в том, что из него вы можете делать что угодно, что он не имеет практически никаких ограничений».

Алюминий по сравнению с другими металлами в самых больших количествах встречается в земной коре. Его можно найти во дворе и в квартире у каждого, но в чистом виде отыскать его почти невозможно.

Производство алюминия было настолько трудным процессом, что до конца 19-го столетия его считали драгоценным металлом. Все изменилось в 1886 году, когда француз Поль Эру  и американец Чарльз Мартин Холл одновременно изобрели способ получения алюминия из его оксида, который называется глинозем.

Технология Холла-Эру лежит в основе современной алюминиевой промышленности. Глинозем превращают в алюминий методом электролиза при температуре 950 градусов Цельсия в «ваннах», откуда этот жидкий металл сливают.

С тех пор производство алюминия неизменно шло по нарастающей. С 1950 по 2011 год рынок алюминия увеличился с полутора до 44 миллионов тонн. И спрос на «металл будущего» продолжает расти.

Он дешевле меди, легче и шире в применении, чем сталь, и его использование растет быстрее мировой экономики, поскольку производители алюминия приспосабливают данный металл для производства самой разной продукции - от автомашин до электрических проводов.

Однако рост спроса не привел к росту доходов. Совокупная прибыль пяти крупнейших производителей снизилась с 9,4 миллиарда долларов в 2007 году до 2,4 миллиарда в прошлом году. В своих последних квартальных и полугодовых отчетах каждая из этих компаний сообщила об убытках в сфере производства алюминия. Аналитики мало надеются на то, что Alcoa, которая во вторник открывает свой третий сезон прибылей, рассеет мрачное настроение.

В чем причина? Безостановочный рост это лишь одна сторона истории. «У нас был бум спроса, но одновременно был бум предложения», - говорит Хоббс. Рост производства, увеличение запасов и затрат - все это в комплексе стреножило отраслевой бум.

***

Есть один момент, который является символом и олицетворением грехопадения алюминия. Речь идет о катастрофическом поглощении компанией Rio Tinto в 2007 году канадской Alcan. Произошло это в пиковый момент на рынке. Объявив о сделке на сумму 38,1 миллиарда долларов (причем все наличными деньгами), которая стала крупнейшей за всю историю отрасли, генеральный директор Rio Tinto Том Олбаниз приветствовал «благоприятные факторы спроса» в данном секторе. Спустя несколько месяцев он заявил, что «будущее для производителей алюминия рисуется в радужном цвете».

Не прошло и двух лет, как Rio под бременем снижающихся цен на сырье и кредитов, за счет которых осуществлялось поглощение, была вынуждена собрать 15,2 миллиарда долларов за счет акционеров. В этом году цены на алюминий упали более чем на треть с момента подписания соглашения о приобретении, и Rio списала со своих счетов активов на сумму 8,9 миллиарда долларов. Олбаниз в этом году отказался от причитающихся ему бонусов.

Что пошло не так? Rio была не единственной компанией, обхаживавшей Alcan. Свои заявки на торги также подавали Vale, Alcoa и британо-австралийская BHP Billiton. Бывший гендиректор Alcan Дик Эванс указывает на две ошибки. Первая является общей для многих: Rio не ожидала финансового кризиса, который понизил общемировой спрос на сырьевые товары и привел к падению цен.

Но Rio также неверно оценила ситуацию на рынке. «Даже если бы не было этого кризиса, на мой взгляд, алюминий все равно не поднялся бы выше нынешней цены», - говорит Эванс. Совет директоров Alcan, добавляет он, «согласился бы и на 20% ниже окончательной цены».

Оценка стоимости Alcan - а там была 65-процентная прибавка к цене акций до начала торгов - была основана на ошибочном предположении о единственной важной силе на сегодняшнем рынке, какой является Китай.

Китайский спрос совершил революцию на рынках таких металлов как медь и железо. Однако революция на рынке алюминия свелась к ошеломляющему росту производства в Китае. В 2000 году эта страна производила довольно мало этого металла - 2,8 миллиона тонн; однако в прошлом году она превратилась в доминирующую силу на рынке, произведя 17,8 миллионов тонн алюминия, или 40% общемирового количества. Такие данные приводит Международный институт алюминия.

Теоретически Китай сталкивается с одним препятствием. «Производство алюминия очень энергоемко, а Китай в плане производства электроэнергии находится в невыгодном положении с точки зрения конкуренции», - написал Олбаниз в 2007 году, утверждая, что это вызовет повышение цен.

Но более тысячи инженеров в юго-западном городе Гуйян и северо-восточном городе Шэньян работают над тем, чтобы опровергнуть утверждение Олбаниз. Исследовательскую работу по наращиванию выработки электроэнергии в этих городах возглавляют принадлежащие Chalco научные институты GAMI и SAMI.

«Семь лет назад западные производители говорили, что китайцы скопировали нашу электролизную ванну 30-летней давности. Сейчас они говорят, что китайцы их обогнали», - заявляет управляющий директор консалтинговой фирмы AZ China Пол Эдкинс. Данная фирма специализируется на алюминиевом секторе Китая. В этой отрасли, где больше означает эффективнее, китайские алюминиевые заводы научились пропускать через свои электролизные ванны электричество с силой тока 500000 ампер. На новейшем предприятии Русала цеха работают на 300000 ампер.

К недовольству западных производителей, китайская алюминиевая отрасль не намерена снижать темпы, хотя цены в последние полтора года устойчиво снижаются. Напротив, этот сектор начинает новое строительство в удаленной западной провинции Синьцзян, и некоторые трейдеры с аналитиками полагают, что через три-четыре года годовой объем производства алюминия в Китае вырастет на 10 миллионов тонн. Это больше, чем в настоящее время производят Западная Европа и Северная Америка вместе взятые.

Олбаниз, объясняя в этом году ошибки, допущенные в сделке с Alcan, сказал, что перенос центра производства в Китае на запад страны «привел к появлению такого количества новых мощностей на рынке, какого мы не ожидали».

Производители постепенно смиряются с мыслью о том, что Китай будет в основном сам себя обеспечивать алюминием. За первые восемь месяцев текущего года объем производства там увеличился на 10,2% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, о чем сообщает Международный институт алюминия. В остальных странах объем производства снизился на 2,1%.

«Если большая часть отрасли борется за максимальное увеличение прибыли, то Китай по-прежнему работает в режиме максимального развития, - говорит Эванс. - Алюминий вполне укладывается в этот план, потому что его производство они контролируют, а вот производство меди и добычу железной руды нет».

***

Китай это лишь одна причина бед и несчастий отрасли. Вторая - это 10 миллионов тонн , а то и больше из запасов алюминия, хранящегося на складах по всему миру. Этого хватит на то чтобы сделать 150000 самолетов Boeing 747 или 750 миллиардов пивных банок.

Это результат избытка предложения, которое возникло с началом финансового кризиса. По словам генерального директора Norsk Hydro Свена Ричарда Брандтцега, «ценам это не помогает».

Хотя производители за пределами Китая сокращают производство, большинство аналитиков считает, что действуют они недостаточно оперативно. В этом году объявлено о сокращении производства более чем на 1 миллион тонн, однако на практике дело движется медленно. Русал недавно заявил, что сократил объем производства на 275000 тонн в год. Однако ожидать такого сокращения следует не ранее 2018 года. Завод Alcoa в Италии, о закрытии которого было объявлено в январе, лишь недавно приступил к сокращению производства.

«Нам надо сделать так, чтобы производство не всегда опережало значительный рост спроса, который мы ожидаем в следующие 10 лет», - говорит Брандтцег.

Некоторые компании практически утратили надежду. Мариус Клопперс, возглавляющий крупнейшую в мире горнодобывающую компанию и шестого в мире производителя алюминия BHP Billiton, говорит об этом прямо и откровенно: «Я алюминий не люблю». BHP объявила в этом году, что больше инвестировать средства в свой алюминиевый бизнес она не станет.

Остальные пытаются сменить позиции. Rio много говорит о перспективах добычи боксита - главного сырья для производства алюминия. Глава алюминиевого подразделения компании Джасинт Кот  заявляет что Rio «активно стремится» к расширению своих позиций на рынке боксита. Она также пытается продать часть своих алюминиевых заводов.

Alcoa отмечает, что кроме производства алюминия, она занимается изготовлением такой продукции как детали автомашин и самолетов. У этих предприятий доходы выше, чем у производителей алюминия.

А Русал выставляет на первый план свои предприятия в Восточной Сибири, имеющие доступ к дешевой электроэнергии с гидроэлектростанций.

Для других российских городов, зависящих от алюминиевого производства, времена настали тяжелые. Волхов и Надвоицы на северо-западе страны, а также Краснотурьинск на Урале задумались о своем будущем без алюминия после того, как Русал объявил о закрытии там своих предприятий.

«В таких трудных условиях не сможет выжить ни одно предприятие, - говорит аналитик Deutsche Bank по металлам Дэниел Бребнер. - Я верю, что в какой-то момент для алюминия наступит более светлое будущее. Но сейчас до такого момента очень далеко».