Voting is over

Правительство отберет у рядовых греков часть их вкладов
7 july 2015

Греческие банки будут закрыты до пятницы или понедельника – чтобы греки не побежали дружно забирать жалкие остатки наличности в них. Лимит установлен на 60 евро в день, но нужно понимать, что в Греции два с половиной миллиона пенсионеров, которые будут стоять в длинных очередях в банки. Сейчас в банках наличности около 500 млн евро, и этого хватит, в лучшем случае, на день.

Собственно, основные издержки для помощи проблемным странам сегодня берут на себя США и Германия (формально ЕС), а не МВФ или ЕЦБ. ЕС вполне может себе позволить по средствам продолжать обслуживать греческий кризис. Вопрос стоит другой – «зачем?» или «доколе?».

За последние 5 лет ВВП Греции сократился на 25%, а безработица среди молодежи выросла на 50%. Позиция правительства Ципраса была такова: мы не подписываем условия (выдвигаете новые, менее жесткие), но вы продлеваете программу поддержки для начала на полгода, чтобы дать нам возможность придумать новые условия. Обещания Сиризы сводились к тому, что Греция обнулит навязанную тройкой политику жестких мер, но при этом останется в еврозоне.

ЕС впервые сталкивается с такой ситуацией: провал многомиллиардной программы помощи, первый в истории МВФ дефолт в развитой стране. Случай выхода Греции из еврозоны будет уникальным: пока нет легальной процедуры для такого действия, непонятно, какое нарушение должно к нему привести. Все это угрожает в будущем появлением серии таких «греций» и размытые правила игры в общем.

Абсурдный референдум в воскресенье по уже не действующим (с 30 июня, когда Греция не осуществила выплату по кредиту) условиям должен был дать Ципрасу демократический мандат. Теперь не соглашаться с условиями тройки – это воля народа. Только существует еще и воли других европейских народов. В частности, больше полвины немцев считают, что нужно прекратить бесконечные безвозмездные денежные переводы Греции и выводить ее из еврозоны.

Какие перспективы у Греции? Референдум мало что изменил. В 2012 году было много политических сил, игравших на протесте против жесткой экономии. Когда перспектива выхода из еврозоны стала более вероятной, эти силы сменили риторику на более договоспособную. 

После открытия банков, греческая финансовая система будет в еще более плачевном состоянии, чем до каникул. Объем просроченных кредитов вырастет с существующих на данный момент 34%. Правительству придется брать новые кредиты.Так или иначе греков ждет секвестирование по депозитам. То есть так или иначе у рядовых греков правительство отберет часть их вкладов – с помощью ли перехода на драхмы и девальвации, просто ли «стрижки» депозитов – неважно. Резкое обеднение страны в случае перехода на драхмы очевидно: девальвация, инфляция, снижение доходов от туризма. Счастливая жизнь для греков в ближайшие лет 10 точно не грозит. Если ЕС все таки спасет Грецию, она вернется к жесткой экономии, еще более жесткой. Если не спасет, Греция обеднеет многократно. Но зато откажется платить €317 млрд.

ЕЦБ может вести себя по-разному. Может полностью прекратить поддержку после невыплаты 20 июля (которая практически гарантирована), отрежет Грецию от системы TARGET2, то есть отрежет страну от еврозоны, перестанет предоставлять экстренный доступ к ликвидности. Тогда Греция полностью выйдет из еврозоны и переход на новую национальную валюту. Может также какое-то время поддерживать жизнь финансовой системы страны, пока греческие политики не придут к какому-либо решению.

Сегодня европейские рынки намного более подготовлены к варианту выхода Греции. Программа количественного смягчения снизила доходы по облигациям, а следовательно – возможности для дофолта других проблемных стран на фоне паники. Но панику на рынках не стоит преувеличивать: большая часть греческого долга принадлежит государствам и международным финансовым институтам, а не частным кредиторам. Выход Греции из еврозоны будет стоить 230 млрд евро – это всего лишь 2% ВВП еврозоны.

Но все же существующий кризис выявил очевидные слабые стороны еврозоны, существующие с момента зарождения. Как говорил британский политик Уильям Хейг, еврозона – это горящее здание без выхода. Принимая в зону проблемные страны, создатели евро не побеспокоились ни о возможностях выхода, ни о механизмах предотвращения рисков. Такими механизмами могли бы стать совместная программа страхования по безработице с единым фондом, совместные гарантии по государственным долгам, центральный бюджет.

Только здесь уже вступает в силу политическая проблематика. Сейчас в ЕС слишком сильны тенденции к суверенитету, к правому повороту, к евроскептицизму. Редкое население страны поймет политика, соглашающегося на расширение влияния союза. В тому же не так уж далек референдум по выходу из еврозоны в Великобритании. Заниматься этой проблемой лидерам ЕС просто нет времени, со всей этой греческой Иллиадой. А выход двух стран из еврозоны – это уже не шутки.

Answered:
242 people

Правительство отберет у рядовых греков часть их вкладов

Voting is over
Waiting for
the right answer
Agreed
102 people
Disagreed
140 people