Partizip Zwei
4
All posts from Partizip Zwei
Partizip Zwei in Ручной труд - на плечи,

Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»

                                                                                                             Часть III.

1. В апреле 1995 года «Кузнецов» попал в сильный шторм. При этом вышли из строя несколько паровых котлов, корабль потерял ход и чуть не был выброшен на берег Новой Земли.

2. В декабре 1995-го авианесущий крейсер отправился в Средиземное море. В самом начале похода у него обнаружились серьезные проблемы в работе главной энергетической установки. Выяснилось, что у двух из восьми паровых котлов засолены трубки - матросы вместо дистиллированной воды залили забортную воду. Во время всего похода трубки других котлов регулярно лопались и протекали. Постоянно отказывали испарители, турбогенераторы, дизель-генераторы. В результате «Кузнецов» двигался со средней скоростью в 2-4 узла.

3. В феврале 1996 года при посещении Мальты у «Кузнецова» отказали все котлы (!) и корабль остался без хода. Из-за сильного ветра возникла опасность выброса авианосца на берег.

4. В августе 1998 года при приеме топлива был по ошибке закрыт не тот клапан, и 60 тонн мазута вылились на пост управления стрельбой. Пост вышел из строя. Чуть ранее из-за прорыва трубы на «Кузнецове» оказались затоплены два из четырех зенитных комплексов «Кортик».

5. В октябре 2003-го «Адмирал Кузнецов» отправился после докования в Баренцево море на ходовые испытания, во время которых произошел пожар в главном газоходе.

6. В 2000 году на корабле погиб матрос БЧ-5 от удара током.

7. 17 января 2002-го на «Кузнецове» произошел пожар во время ремонта на рейде Североморска. Погиб старшина 1-й статьи В. Бобылев - отравился угарным газом.

8. 27 августа 2006 года вновь произошел пожар. Два матроса были госпитализированы.

9. 6 января 2009-го на борту «Адмирала Кузнецова» возник еще один пожар во время стоянки в турецком порту Акзас-Карагач. По предварительным данным, одной из причин возгорания могла стать неисправность в топливной системе машинного отделения. Пожар длился около двух часов. Погиб матрос срочной службы Д. Сычев, который задохнулся от дыма.

"Прохиндиада"

"Хочешь жить — умей вертеться". Эта старая добрая истина, хорошо характеризующая стиль жизни на «Кузнецове». Командир любит поговорить про дураков — младших командиров, которые ставят невыполнимые задачи по "доставанию" чего-либо, толкая матросов на воровство, и тут же стращает, что прикроет сход на берег какой-нибудь БЧ, если она к утру не осветит свои коридоры. А где взять эти самые лампочки, если их на корабле не выдают? Вестимо где — у соседей, ночью...

Воруют все и у всех. Как то украли 200 пар (у нас все по крупному) офицерских ботинок, а потом почти в открытую ими по 50 рублей за пару торговали на корабле. А командир все кричал, что всех посадит.

Самой плодотворной нивой здесь, конечно, являются камбузы. С них тащат все, кому не лень, а не лень тут всем. Что не уносится, то съедается, и по ночам на всех камбузах пахнет жареной картошкой. На камбузы выдают специально пробитые консервы, но их все равно продают по сниженной цене рабочим с завода. И первую скрипку здесь играет, конечно, служба снабжения.

Уже было сказано, что у нас туго с душевыми. Но это не у всех. Особо "одаренные" делают себе "самопальные" душевые с электроподогревом — благо, на корабле заброшенных душевых и умывальников огромное количество. Не менее интересно обстоит дело с каютами. На корабле много разграбленных и брошенных кают офицеров десанта, летчиков и авиатехников. При особом желании можно найти себе подходящую и отремонтировать. Поэтому зачастую даже мичманы или матросы-контрактники живут в одноместных каютах. "Хочешь жить — умей вертеться".

Главное оружие: "Орлята учатся летать"

Непонятно; что является главным оружием на авианосном крейсере — авиация или ударные ракеты. «Кузнецов» все же более авианосный, чем ракетный, поэтому главным оружием здесь считается авиация. Теоретически, на корабле может базироваться до 40 Су-33. На деле страна раскошелилась лишь на 24, а для постоянного базирования с огромным трудом подготовила только семь машин.

Наши самолеты, в отличие от более "отсталых" американских, способны решать только задачи ПВО (хотя в ВВС есть самолет-универсал Су-35), поэтому ударную задачу авианосец решает при помощи ПКР. Из-за трамплинного (вместо катапультного) взлета на Су-33 налагаются ограничения по взлетной массе. Если учесть, что (отчасти, по вине ГЭУ) полеты проводятся на б-8-узловом ходу, то становится понятным, почему случаются они только в ветренную погоду и, как правило, без подвесного вооружения и с уменьшенным запасом топлива.

На корабле смонтирована система автоматической посадки, теоретически предусматривающая возможность полетов при любой видимости, однако на практике ее не проверяли. Поэтому полеты производятся только в ХОРОШУЮ ветренную погоду.

Вообще, базирование самолетов на «Кузнецове» носит какой-то странный характер. Авиация даже не появляется в ангаре, а вместо самолетов там мирно стоят: 25-тонный автокран, четыре тягача-буксировщика, пожарные ГАЗ-66 и ЗиЛ, "Газель", УАЗ-452, "козлик" и трактор с установленным на нем реактивным двигателем (для очистки полетной палубы от снега и льда).

Наше оружие

Летом 1998 г. на День ВМФ мы принимали мазут. Вы спросите: "А причем тут оружие?" А вот причем: принимали мы его не только в цистерны, но и в один из постов управления стрельбой. Правда, всего 60 т, да и без злого умысла. Трюмные, видимо, закрыли не тот клапан и продолжали принимать мазут уже в полную цистерну, неплотно задраенная горловина которой находилась возле упомянутого поста. Через эту горловину и затопило пост, в коем почему-то не оказалось вахты БЧ-2. Герметичные стойки не выдержали, и пост вышел из строя.

Два из четырех ЗРК были тоже в свое время затоплены забортной водой из системы орошения. Дело было ночью, в трубе оказался свищ, и все помещения обоих комплексов затопило "по крышу". Все восемь "Кортиков" требуют плановой наладки, на которую нет денег. К довершение всех бед, барахлит система "горизонт-азимут". Поэтому стрелять-то мы можем, а вот попасть...

"А вместо сердца — пламенный мотор"

Когда говорят об БЧ-5, как правило, имеют в виду ГЭУ. О ней и поговорим.

Во первых, один из восьми котлов и один ГТЗА временно не работают — из-за взрыва газохода по причине ошибки в эксплуатации (перед розжигом котла забыли провентилировать газоход). Таким образом, теоретически мощность ГЭУ снизилась до 75%. Но это в теории, а на практике — и того меньше.

Все четыре дейвуда текут, поэтому периодически подтапливаются подшипники линий валов, что накладывает ограничение на максимальное число оборотов. Давно выработала свой ресурс автоматика ГЭУ, от этого «Кузнецов» дымит как броненосец с фотографии начала века. К тому же трубопроводы уже "еле дышат", да и матросы, обслуживающие ГЭУ, не блещут профессиональными навыками и знаниями. В результате вместо почти 29 узлов, которые дал «Кузнецов» на испытаниях, или хотя бы 24, на трех машинах он еле держит 16-18, а обычно — не более 10-12 узлов.

"Хорошо" обстоит дело и с электрической частью. То турбогенератор "сядет", а резервный дизель-генератор не сможет запуститься, то еще что-нибудь случится. И весь корабль погружается во мрак. Особенно пикантно это выглядит на ходу: локаторы не излучают, связи нет, котлы тухнут — не авианосец, а "летучий голландец" . Именно при таких обстоятельствах летом 1998 г. едва не погиб ЭМ «Бесстрашный», а еще раньше — «Киев». В обоих случаях корабли в шторм несло на берег, и лишь чудом успели ввести в строй ГЭУ. На «Киеве» это произошло в 3-4 кабельтовых от скал...

СРЗ-35

Следует сказать и о пункте базирования авианосца. Официальным местом для него является судоремонтный завод №35 (СРЗ-35). Не знаю, как обстоят дела на других флотах, а вот на Севере больше ни один корабль не имеет место постоянного базирования в заводе. Для «Кузнецова» это, пожалуй, идеальный вариант, т.к. в противном случае ему пришлось бы базироваться в п. Видяево, (где ранее и находилось его штатное место). Там ничего нет, кроме сопок и десятка домишек. Сейчас в Видяево доживает свой век списанный «Киев».

Рядом с нами стоит «Адмирал флота Советского Союза Горшков». Когда-то он пришел в СРЗ-35 в ремонт и у него сгорела кормовая машина. Теперь он официально находиться на консервации, а по-настоящему же просто умирает. Ведь на консервацию тоже нужны деньги, а тут просто "повесили на корабль замок". Рабочий день там строго до 17.00, экипаж — всего 75 человек, и матросы каждый день ходят в увольнение — не служба, а сказка. Так они и стоят в полукабельтове друг от друга, два антипода — "каторга" и "курорт" Северного флота. Чудны дела твои, Господи!

СРЗ-35 не ахти как приспособлен к базированию авианосца. Пар подается скверно или совсем не подается. С водой тоже самое, т.к. напора не хватает для подачи ее на ярусы надстройки. Электричество тоже в обрез — "берег" слабоват, и зимой, когда из-за грелок нагрузка в сети повышается, береговой щит питания периодически "рубится".

Но повествование о СРЗ-35 не будет полным без рассказа о ВОХР. Укомплектован он женщинами "бальзаковского возраста", что, однако, нисколько не влияет на боеспособность — не дай Бог попасть в их женские руки (не случайно Зимний защищал именно женский ударный батальон). На КПП завода вас обязательно обыщут, обнюхают (на предмет малейшего запаха спиртного) и, конечно, проверят наличие пропуска. Это вам не «Кузнецов». Все это доведено до абсурда. Например, через КПП без специального пропуска запрещен пронос больших сумок, рюкзаков и "дипломатов" (даже пустых). Но если вы запихнете их в целлофановый пакет (даже пусть двухметровый), то можно нести без всяких пропусков.

P.S.

У читателя, вероятно, от всего сказанного остался нехороший осадок — оно и понятно. Одни скажут, что такого не может быть, а другие возмутятся: до чего дошел флот и как опустились нынешние военные. Нам приходилось довольно часто слышать такие обидные речи — и непременно от гражданских лиц. Подобные суждения всегда вызывали скорее чувство недоумения, чем обиды. Наша страна, даже при всей своей экстравагантности, не "банановая республика", где армия есть государство. У нас МО — лишь часть государственного механизма. И вообще, за последние 100 лет армия в России была далеко не ведущей политической силой. В отличие от гражданского сектора, мы, военные, зависим от правительства не косвенно (через законы), а напрямую (через приказы). Так что мы — точный слепок с нашего государства-правительства. А поскольку каждый народ достоин своего правительства, не стоит отмежевываться от наших, вернее, общих проблем.

Если же и дальше развивать эту тему, стоит развеять и еще одно недоразумение, чрезвычайно стойкое в "гражданских кругах" — о якобы природной тоталитарности военных. Мы — плоть от плоти своего народа, и сторонников РНЕ или ЛДПР среди военных не больше, чем среди остального народа. А сторонников КПРФ, пожалуй, даже меньше.

От некоторых военных приходилось слышать и такое: дескать, раз мы не умеем эксплуатировать авианосцы, то они нам и не нужны, достаточно одних ЭМ и БПК. Но тогда зачем нужны эти самые ЭМ и БПК? Ведь вдали от берега без поддержки авиации они будут уничтожены, а под берегом их задачи спокойно решают МРК и МПК. И командование ВМФ, слава Богу, это понимает и в последнее время, в меру своих возможностей, старается спасти этот уникальный корабль, да и вообще "авианосное направление". Ходят даже слухи, что «Кузнецов» больше не будет зимовать на севере. Но можно ли все это сделать, не имея поддержки на самом верху? Для его эксплуатации и особенно для ввода в строй хотя бы двух дюжин Су-33 нужны большие деньги...

Ужасно обидно за наш уникальный и любимый корабль.