Никита Петров
11
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Обогнав Америку

Несмотря на то, что Мосбиржа гордо зовет себя крупнейшей торговой площадкой Восточной Европы, в мировых масштабах она относительно невелика. Но были времена, когда отечественные биржи выглядели значительно лучше американских, а строительство МФЦ шло полным ходом. Правда, не в Москве, а в Санкт-Петербурге. Подробнее об этом – в историческом материале «Трейдеры Российской империи», опубликованном «Лентой» в 2013 году.

Российский фондовый рынок переживает сейчас не самые лучшие времена: объемы торгов падают, исторические максимумы последний раз устанавливались около пяти лет назад. Совсем по-другому развивалась торговля акциями в Российской империи. Хотя имперская биржа в Санкт-Петербурге и пережила несколько своих локальных кризисов, все же доходность российских акций за 50 лет до революции оказалась, как показало исследование банка Credit Suisse, выше, чем у американских ценных бумаг.

В России, как и в западных странах, становление фондового рынка было тесно связано с ярмарками. Купцы еще с давних времен взяли за правило собираться в определенных местах — там велся торг, обсуждались новости, менялась валюта. Ярмарки проходили в разное время и различались по видам товара, постепенно из них образовывались постоянные торговые площадки. На месте одной из таких площадок в Антверпене в 1531 году образовалась первая европейская биржа.

Первую официальную биржу в России создал Петр I после визитов в Амстердам и Лондон. Вдохновленный работой тамошних высокоорганизованных рынков, царь в 1703 году учредил Санкт-Петербургскую биржу. Историки признают, что сама по себе первая российская биржа сформировалась бы гораздо позднее, если бы не этот указ Петра, поскольку хозяйственная жизнь в стране была еще недостаточно подготовлена для появления такого развитого рынка. Об этом в своей монографии «История биржи в России» писал Вадим Галкин.

Кроме того, биржа могла возникнуть и не в Санкт-Петербурге, поскольку центром русской торговли на севере страны был Новгород. Петр I же велел пересылать часть продуктов питания оттуда в Петербург, и это оказало существенное влияние на развитие биржи в столице. Царь лично занимался привлечением купцов, обещая денежные награды первым кораблям, которые привезут товары для торговли на петербургской площадке.

Петр I пытался развивать биржевую торговлю и в других российских городах, однако долгое время столичная биржа оставалась единственным значимым рынком страны. Царь так и не смог привить россиянам привычку к инвестированию — она складывается годами и сама по себе. Зажиточные крестьяне и мелкие ремесленники прятали сбережения в «кубышку», а граждане побогаче вкладывали средства в амстердамские, венецианские и лондонские банки.

Тем не менее некоторые россияне со временем все же понесли средства на более рисковый, но и более прибыльный фондовый рынок. Торги акциями на бирже в Санкт-Петербурге начались в 30-х годах XIX века. Впрочем, долгое время разделения между фондовым и товарным рынками не существовало, и только в 1900 году на Санкт-Петербургской бирже был создан фондовый отдел.

Преждевременность в учреждении биржи оставила свой отпечаток — на протяжении XVIII и первой половины XIX веков Санкт-Петербургская биржа играла скромную роль в жизни страны. Купцам хватало периодических собраний на ярмарках, а торговля была и без того хорошо налажена, так что потребность в постоянной высокоорганизованной торговой площадке отпадала. Все изменилось после отмены крепостного права в 1861 году.

Первые торги акциями

До отмены крепостничества отличительными чертами экономики Российской империи являлись отсутствие банковского дела, крупной промышленности, акционерных обществ и государственных облигаций. В связи с этим биржевые торги характеризовались небольшими оборотами, так как сложившиеся в стране условия не требовали больших движений товарных и финансовых потоков.

Отсутствовал и класс спекулянтов, обеспечивающих непрерывное движение котировок и ликвидность фондового рынка. Свою роль играло также негативное отношение общества к бирже как к источнику быстрой и несправедливой выгоды. Все это привело к тому, что к 1860-м годам в России было образовано всего шесть бирж: в Санкт-Петербурге, Одессе, Рыбинске, Варшаве, Москве, Нижнем Новгороде.

Отмена крепостного права в 60-х годах XIX века дала мощный стимул к развитию капитализма — ушедшие из деревни крестьяне превращались в рабочий класс, экономика страны проходила активный этап индустриализации, на биржу полились деньги как отечественных инвесторов (хотя никто тогда их так не называл), так и иностранцев.

Торговля ценными бумагами на Санкт-Петербургской бирже развивалась все активнее по мере ускорения экономического роста, развития аграрного сектора и быстрого увеличения количества акционерных обществ, прежде всего банков и железнодорожных компаний. Активность торгов ценными бумагами повышалась также в связи с расширением выпусков гособлигаций. В итоге уже к концу 1860-х годов в столице разразился настоящий биржевой ажиотаж. Едва ли не вся петербургская публика (владеющая свободными средствами) была вовлечена в торговлю акциями и другими ценными бумагами. Этому способствовали истории о внезапно разбогатевших счастливчиках.

На биржу устремился свободный капитал, и к концу 1890-х площадка стала важным инструментом финансирования промышленных нужд. Естественно, на рынке возник «пузырь», в 1896 году приведший к первому биржевому кризису. Через три года история повторилась с тем лишь различием, что на котировки повлиял промышленный кризис.

Несмотря на все потрясения, доходность акций в Российской империи опережала соответствующий показатель ценных бумаг, торгующихся на Нью-Йоркской фондовой бирже. Об этом свидетельствуют данные, обнародованные 6 февраля в исследовании швейцарского банка Credit Suisse и Лондонской школы бизнеса. На графике, составленном специалистами Международного финансового центра в Йеле, видно, что даже во время спада после промышленного кризиса доходность российских акций была выше, чем у американских. При этом по объемам торгов Санкт-Петербургская биржа все же уступала Нью-Йоркской и занимала шестое место в мире с показателем в шесть процентов от глобального объема торгов — неплохой показатель для молодого фондового рынка.

Биржа в Санкт-Петербурге играла важную роль в размещении акций предприятий во время промышленного подъема в 1909-1913 годах. За шесть лет перед Первой мировой войной объем акционерных капиталов страны увеличился с 2,6 миллиарда до 4,7 миллиарда рублей. Около двух третей этого капитала осело в Российской империи, остальные средства были инвестированы в акции российских предприятий, размещенные на зарубежных площадках. Акции коммерческих банков выросли на 50-70 и даже 100 процентов. У тогдашних трейдеров была своя пресса — ежедневная газета «Биржевые ведомости», в которой публиковались котировки и новости рынков.

Бурное развитие российского фондового рынка продолжалось до 1914 года. Когда же началась Первая мировая война, на бирже воцарилась паника — котировки падали с невиданной скоростью. Ситуацию усугубляло еще и то, что российские ценные бумаги начали стремительно распродавать зарубежные инвесторы. В итоге фондовый отдел Санкт-Петербургской биржи было решено закрыть, а торговля акциями переместилась во внебиржевую систему. При этом уже к 1915 году «неформальный» фондовый рынок набрал такие обороты, что руководство задумалось об открытии биржи. В январе 1917-го торги были возобновлены, однако площадка снова перестала работать уже через два месяца, и на этот раз надолго — за свержением монархии последовала Октябрьская революция, а Советская власть запретила все операции с ценными бумагами на территории страны.

Инвесторы также потеряли почти все вложения в государственные облигации. Коммунисты упорно отказывались компенсировать потери держателям царских долгов и акций. В 1917 году страна должна была французским вкладчикам пять миллиардов «золотых» франков. Лишь в середине 1990-х российское правительство согласилось выплатить 400 миллионов долларов французским частным вкладчикам. Как писал в 1996 году журнал «Коммерсантъ-Деньги», за это время с учетом процентов сумма превратилась уже в 40 миллиардов долларов, то есть РФ компенсировала только одну сотую долга. После этого правительство Франции разрешило своим частным вкладчикам покупать российские еврооблигации.

Credit Suisse включил в свое исследование российский фондовой рынок как «погибший», чтобы исключить систематическую ошибку выжившего, которая может привести к потере важных данных, если анализировать только действующие до сих пор рынки.

Нынешняя фондовая площадка РФ в Москве по объемам торговли не идет ни в какое сравнение с биржами Российской империи — по подсчетам Credit Suisse она занимает только один процент от мирового рынка. В Петербурге же фондовая торговля и вовсе заглохла. Сейчас городские власти пытаются вернуть местной товарной бирже историческое здание на Васильевском острове, но былого величия это ей, само собой, не вернет.