FIRE
4
All posts from FIRE
  FIRE in FIRE,

Немного фактов о нефти.


Немного фактов о нефти


4 Ноя 2008
Автор: Сергей Глухота.

Немного фактов о нефтиНа написание этой статьи меня натолкнули диалоги с клиентами. В целом, я уже давно начал понимать, что слово “нефть” не является понятным для большинства людей, которые следят за рынком и могут частично влиять на него. Но еще больше процессинг с нефтью непонятен политикам. А именно они по большей степени определяют движение углеводородов по ценовой шкале.

Не понимает слово нефть и потребитель. Причем нет информации которую можно почитать и разобраться в теме. И вот я решил пройтись по любимому Интернет поискать информацию, добавить ее собственной точкой зрения и выдать на суд читателю. Отдельное спасибо НГФР и EnergyTribune.

Приступим…

Марок нефти очень много. Почти каждая нефтедобывающая страна поставляет на мировой рынок несколько сортов нефти. Химический состав нефти отличается от скважины к скважине и чтобы упростить экспорт были придуманы некие стандартные марки нефти. Для России это Urals и Siberian Light. В Великобритании – Brent, в Норвегии – Statfjord, в Ираке – Kirkuk, в США – Light Sweet. Часто бывает, что страна производит два сорта нефти – легкую и тяжелую. Например в Иране – это Iran Light и Iran Heavy. У нас легкая нефть – это Siberian Light, а Urals – тяжелая.

Цены на каждый сорт нефти разные и отличаются в пределах 10-15%. На самом деле, даже внутри марки есть некоторая разница в цене. Например, есть понятие Urals черноморский и Urals балтийский. Два самых крупных российских порта – это Новороссийск на Черном море и Приморск на Балтийском море. Магистраль, которая идет к Черному морю собирает нефть одних производителей, а магистраль, которая идет к Балтийскому морю – других. В котировках мировых энергетических агентств указывается Urals ex-Black Sea и Urals ex-Baltic Sea.

Вообще, сортов нефти очень много. Но почему мы обычно говорим о сортах Brent и Light Sweet? Потому что эти сорта торгуются на биржах, а Urals на бирже не торгуется. Очень много лет идет дискуссия о том, что пора организовать торговлю российской нефтью. В конце концов, физически, нефти Urals добывается гораздо больше, чем Brent. Так почему же цена на Urals привязана к цене Brent, а не наоборот? Brent - это нефть, которая добывается на нескольких месторождениях в Северном море, у побережья Великобритании. Смесь Brent торгуется в Лондоне на InterContinental Exchange Futures (ICE Futures). Она больше известна как International Petroleum Exchange (IPE). В октябре 2005 года биржа сменила свое название на ICE Futures.

В Америке торгуется Light Sweet на New York Mercantile Exchange. Есть два мировых центра торговли нефтью - это IСE в Лондоне и NYMEX в Штатах. На них котируются так называемые маркерные сорта - Brent и Light Sweet. Другие марки нефти продаются либо с надбавкой, либо со скидкой к маркерным. Для России основным ориентиром служит цена на Brent. Когда создавалась Международная фондовая биржа “Санкт-Петербург (IXSP) торговля углеводородами и газом ставилась как основа для торгов, но мне кажется, что эта идея мертворожденная. Еще в 2004 году рассматривался вариант, торовли нефти Urals на Budapest Stock Exchange. Почему именно в Венгрии? - Непонятно… На самом деле, чтобы котировать нефть, чтобы организовать биржевые торги, не нужны какие-то супервысокие технологии и вполне возможно такую биржу в Москве открыть. Но в любом случае, пока дальше разговоров дело не идет. Хотя я предложил концепцию торговой биржи, которая могла бы заменить любую торговую площадку мира, но как и многое другое было отвержено руководством страны с припиской “Мы не будем оплачивать западный кризис своими деньгами”, Какой кризис? Почему “своими”, а не деньгами налогоплательщика? В общем если G8 организовать, то сразу на Запад за помощью, а как для страны что-то шорошее сделать, так ККСС сразу превращаются в “Западную компанию”, очень странно… Ну да Бог с ним.

Карта торговых путей нефтиРоссия большую часть своих запасов продает в Европу, потому что Европа географически близка к нам. Небольшое количество дальневосточной нефти уходит в Японию, и в страны Юго-Восточной Азии. Из Восточной Сибири идут поставки в Китай. Но все это небольшие объемы. А вот то, что добывается на Урале, в Западной Сибири, в европейской части страны (Поволжье, Тимано-Печора) уходит в Западную и Восточную Европу.

В контрактах на поставку нефти цена указывается в виде скидки или надбавки к котировке маркерного сорта. Скажем, стороны договариваются, что нефть будет поставляться по цене на четыре доллара дешевле, чем стоит Brent. В дальнейшем смотрят на биржевые котировки и путем вычитания согласованной разницы получают цену исполнения контракта.

Brent — не самая хорошая нефть, но одна из лучших. Urals хуже, чем Brent, он более сернистый, вязкий, из него получается меньше бензина. В России есть месторождения качественной нефти, например Сандибинское, разработку которого ведет “РИТЭК”. Такую нефть прямо на месторождении заливают в цистерны и по железной дороге везут на Запад, чтобы она по дороге ни с чем не смешивалась. Конечно, перевозка в цистернах очень дорога, но за счет того, что эта нефть продается дороже чем Brent, такой способ транспортировки оправдан.

Что такое Баррель? Баррель переводится с английского языка как бочка. Исторически сложилось, что в США нефть измеряли бочками. С баррелем, как и с любой внесистемной единицей, много путаницы - стандартный американский баррель равен 119,24 литра, сухой баррель - 115,6 литра, баррель пива - 117,3 и так далее. Голубой нефтяной баррель (bbl) равен 158,98 литра. Например для российской нефти коэффициент пересчета составляет 7,35. В одной тонне нефти примерно 7,35 барреля.

Через систему биржевых торгов реализуется очень небольшой объем нефти. Основная часть нефти поставляется по долгосрочным контрактам. Цена поставок определяется путем прибавления скидок и надбавок к маркерным сортам - Brent и Light Sweet.

Получается, что биржевой ценой можно манипулировать. Это манипулирование мы сейчас и наблюдаем. Недостатка нефти нет. Мировая добыча растет. Но политическая нестабильность в основном нефтедобывающем регионе – Персидском заливе, да и вообще в мире дает хорошую возможность для спекуляций. Чем вообще нефть отличается от других биржевых товаров? Ведь ни на один другой биржевой товар, насколько мне известно, нет таких сильных ценовых колебаний – чтобы за три-четыре года цена вырастала пятикратно, а потом за пару месяцев упала на 60%. На бирже торгуется много всяких товаров – кофе, какао и свинина… Но такие изменения – нефть от 8 долларов до 140 подорожала за несколько лет! Цена нефти может меняется в очень широких пределах - это связано с тем, что спрос крайне неэластичен. Нет способа в короткий период времени нефть чем-то заменить.

Другой вопрос - почему сейчас цена такая, какая она есть? Основная причина высоких цен – политическая напряженность в мире, которую создали Соединенные Штаты. Если посмотреть на график нефтяных цен, началось все с того, что США устроили беспорядки в Венесуэле и всенародную забастовку, которая длилась месяца четыре. В течение этой забастовки Венесуэла нефть не добывала. В мировом масштабе Венесуэла не так уж много добывает нефти, но почти вся она поставлялась в США. Так как бастовала вся страна, поставки прервались. Бастовали рабочие на нефтяных вышках, портовые рабочие. Нефть не добывалась и не отгружалась. Ну а потом, сразу же после кризиса в Венесуэле, США начали вторую войну с Ираком… Я думаю, что, устраивая вторую войну в Персидском заливе, американцы тоже не добивались сокращения добычи нефти. Ведь на самом деле, до войны, большая часть иракской нефть поставлялась в США.

Там два основных пути - через турецкий порт Джейхан (это из западных областей Ирака) и через сам Персидский залив. Во время диктатуры Хусейна поставки сырья осуществлялись очень четко, нефтяная отрасль Ирака работала как налаженные часы. После войны, когда часть мощностей была уничтожена (в основном транспортая инфраструктура - разрушены трубопроводы, насосные станции), Ирак стал добывать примерно в три раза меньше нефти, чем до начала конфликта. И нескоро Ирак сможет выйти на довоенный уровень добычи. Не могут американцы умиротворить местное население, а пока не будет спокойствия, как можно ремонтировать насосы и трубопроводы? На километр войска, охраняющие трубопровод, отойдут - боевики его тут же взрывают. Его отремонтируют, а боевики через километр его снова взорвут…

Получается, что американцы получили совсем не то, что хотели. А может быть, просто в Америке есть те, кому выгодны низкие цены на нефть и те, кому выгодны высокие? Да! Наверняка и обе силы имеют большое влияние. Американским нефтяным компаниям, разумеется, выгодны высокие цены на нефть. Если построить долгосрочные графики роста курса акций американских нефтяных компаний, то мы увидим, что цена акций за эти годы сильно выросла. Это произошло потому, что прибыль компаний увеличилась. Американские нефтяные компании явно не в убытке от высоких цен. Это видно на графике за 5 лет - индекс S&P500 снизился, в то время как акции нефтяных компаний продемонстрировали значительный рост (Exxon Mobil, ConocoPhillips и StadartOil).

Таким образом получается, что в американским нефтяным компаниям выгодно, чтобы нефть была дорогой. Эти гигантские компании играют не последнюю роль в том, как принимаются политические решения в США. И несмотря на то, что американцы являются крупными потребителями нефти, нельзя сказать, что американское правительство будет всегда проводить политику, направленную на снижение мировых цен. По сути дела, простые американцы могут быть недовольны высокими ценами на топливо, однако это вовсе не значит, что американское правительство тут же кинется принимать меры направленные на снижение цен. Высокую цену платят обыватели, а правящая верхушка подсчитывает барыши.

Такого не бывает, что нефтяные компании деньги в поиск и разведку месторождений вложили, но ничего существенного не нашли. На этапе разведки, ошибки, конечно, случаются, но “большие деньги” пришли в разработку уже разведанных месторождений. В частности, труднодоступных месторождений, для освоения которых нужны огромные капиталовложения. Ведь одно дело, когда нефть стоит 10 долларов за баррель, другое дело, когда 60 долларов. Есть множество месторождений, например арктический шельф России. По прогнозам, на шельфе Северного ледовитого океана залегает примерно столько же нефти сколько на всей остальной территории России (это и Западная Сибирь, и Восточная Сибирь, и Каспий и все прочие традиционные регионы нефтедобычи). Климатические условия в этом регионе крайне неблагоприятны. Нужно строить платформы, выдерживающие движение льдов толщиной несколько метров. Жилье для вахтовых рабочих – ведь местного населения нет. Думать над транспортировкой добытого сырья. И все это сейчас строится активно, в частности, Штокмановское и Приразломное месторождения.

И что самое интересное, что когда месторождение будет освоено и обустроена инфраструктура, то даже если цены в дальнейшем упадут, нефть все равно придется поставлять. Нефть придется поставлять, даже если она будет гораздо дешевле стоить, чем планировалось. Может, даже в больших объемах, чем планировалось, чтобы обеспечить требуемый приток средств. Кредиты-то отдавать надо!

Вполне возможно, что в перспективе нас ждет обвальное падение цен на нефть. Почти наверняка оно будет и мне кажется, что то что происходит сейчас, это не конец, но и не начало. Сократятся прибыли нефтяных компаний, подешевеют их акции. Некоторые компании могут стать убыточными, особенно те, у которых издержки на добычу сырья выше средних по отрасли. При падении цен все вложения в Восточную Сибирь и арктический шельф наверняка окажутся убыточными.

Вот ведь какая интересная вещь получается - за эти годы в разы выросла стоимость акций и соответственно их капитализация компаний. Вполне ведь может быть, что уже скоро обратный процесс начнется. Нет никакого фундаментального фактора, который не позволял бы нефти стоить, скажем, 20 долларов за баррель. Нефти в мире достаточно. Конечно, запасы конечны, новая нефть не образуется. Но каковы еее запасы - до сих пор толком не известно. Например, раньше считалось, что нефть залегает только около поверхности. В нефтеносных районах рыли неглубокие колодцы и нефть вычерпывали ведрами. Ученые даже не предполагали, что нефть может залегать на больших глубинах. “Бурение земли в поисках нефти? Вы имеете в виду, что надо сверлить землю для того, чтобы найти нефть? Вы сошли с ума”, - таков был ответ на предложение Эдвина Дрейка пробурить нефтяную скважину Пенсильвании. Эдвин Дрейк оказался настойчивым человеком и все же начал бурение. Нефть была обнаружена на глубине 21 метр. Теперь же скважины уходят под землю на несколько километров и нефтянники вскрывают все новые и новые нефтяные пласты. Много лет нефть разрабатывали только на суше, потом обнаружилось, что нефть есть на морском шельфе. Сейчас добыча ведется в Мексиканском и Персидском заливах, на шельфе Северного моря. Обнаружены большие запасы нефти в Каспийском море. Но сколько еще осталось неисследованных районов! Восточная Сибирь, дно Северного Ледовитого океана! В конце-концов, ученые до сих пор спорят, есть ли нефть в Московской синеклизе. Лет двадцать назад проводились разведочные работы нескольких километрах к северу от столицы, результаты получены противоречивые. Если даже в отношении такого района, как Московская область, нет единого мнения, то что говорить о, скажем, Якутии или Эвенкии? Кроме того, есть гигантские запасы углеводородного сырья, для добычи которого пока не найдены технологии - природные битумы, газогидраты. Запасы природных битумов колоссальны, причем большая их часть залегает в России. Да их еще толком и не искали! Как только будет найден эффективный способ извлечения битумов, наверняка найдутся и новые месторождения.

Существуют такие образования, как газогидраты - это твердые структуры из воды и природного газа. Из кубометра газогидратов можно получить около 160 кубометров метана. Запасы газогидратов огромны, предположительно они превышают все разведанные на текущий момент запасы природного газа! США, Япония, Индия ведут национальные программы исследования природных газовых гидратов. Россия интересуется этим вопросом, пару лет назад научно-исследовательское судно “Академик Лаврентьев” ходило в Охотское море для изучения газогидратов. Правда, финансировали проект японцы.

Очень хорошо помню период, когда обсуждался вопрос - “может ли нефть достигнуть цены 50 долларов за баррель?” Очень большое количество уважаемых экспертов считало, что это не возможно. Было это всего-то год назад. А цена легко преодолела и 50 долларов за баррель, и 60 долларов за баррель. Недавно Х.Чавес заявил, что вскоре цена превысит 100 долларов за баррель. Затем стимость выросла чуть ли не до 150, после упала до 61, и сейчас звучит тот же вопрос.

Деньги льются рекой, инвесторы охотно вкладываются в новые нефтяные проекты. Вот хороший пример - аукционы по продаже участков для поиска и добычи углеводородного сырья. Министерство Природных Ресурсов России регулярно выставляет на торги такие участки. Обычно на них за государственные деньги проведена первичная разведка, дана оценка прогнозных запасов, но толком еще не известно - будет ли там найдено что-либо коммерчески привлекательное.

Сейчас покупается все, что выставлено на торги, в любых регионах! В ходе торгов цена возрастает относительно стартовой в 15-20 раз! В 2004 году “Сибнефть” предложила 1,4 миллиарда рублей за Холмистое месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе при стартовой цене в 45 миллионов рублей! Шокированы были не только других претенденты, но и организаторы аукциона. “Татнефть” в начале 2005 года купила Восточно-Александровский и Западно-Александровский участки за 108 миллионов и 184 миллионов рублей при стартовых ценах 3 миллиона и 21 миллион. А ведь стартовая цена берется не с потолка, участки оценивают государственные эксперты. Но желание компаний нарастить запасы так высоко, что цена возрастает в десятки раз!

Обратите внимание - это ведь просто поисковые участки. На них нет доказанных запасов. Прогноз благоприятный, но сбудется ли он - неизвестно. Если ничего найдено не будет, уплаченные деньги никто не вернет. Но компании готовы идти на риск.