autgardist
8
All posts from autgardist
  autgardist in autgardist,

От революции к эволюции


 

Откровения и пророчества биржевого воина My-trade

 

От редакции:

Алексей Мартьянов (My-trade) в 2008 году занял второе место в конкурсе «Лучший частный инвестор», который проводит биржа РТС с официальным доходом 3000%. Неофициально — 6000%, что признает сама биржа, позже пересчитав результаты сделок.

Кроме этого, Алексей известен как эксцентричный блогер (my-trade.livejournal.com), который описывает свою биржевую игру и высказывается по различным вопросам, эпатируя своих читателей.

Алексей известен тем, что родился и вырос в Ставропольском крае и 30 тыс. руб. во время конкурса без помощи торговых роботов превратил в 2 млн руб. А My-trade известен склонностью к ненормативной лексике, ЖЖ-рассказами о том, как он «втарил» или «слил», изготовлением «демотиваторов» на биржевую тематику и прочими атрибутами активного интернетчика.

При общении с Алексеем в редакции выяснилось, что он с иронией относится к своим публичным «подвигам», в обычной жизни являясь искренним и доброжелательным человеком. О собственных успехах и, что большая редкость, поражениях сейчас он рассказывает одинаково ровно. Также он говорит о том, что его виртуальный герой служит олицетворением успеха, мотивирует людей к биржевой торговле и является неким примером, что можно «подняться из грязи в князи, а также несколько раз упасть обратно».

Алексей также оказался и хорошим рассказчиком, перебивать которого было неуместно. При этом разговор проходил на достаточно серьезной ноте, без употребления обсценной лексики. Этот текст является литературной обработкой устного рассказа Алексея о том, как он начал торговать на бирже, а также кем он стал, заплатив высокую цену обнуленными счетами, эмоциональными провалами и одиночеством за стабильность.

Я узнал о бирже, когда был студентом. Учился на экономическом факультете, параллельно подрабатывал в институте. В мои обязанности входило техническое сопровождение всех мероприятий, которые проходили в университете. Однажды пришли люди провести семинар среди наших преподавателей, и мне нужно было на нем присутствовать. Это были представители каких-то трастовых фондов. Они пропагандировали финансовую грамотность, рассказывали, что деньги могут работать, а не просто лежать. Один доллар, вложенный куда-то, через 20 лет превращался в миллион и т. д. Дело было в 2005 году. Преподаватели слушали и кивали головой, а когда начался перерыв, вышли прогуляться и не вернулись. Ведущие были в шоке. Они говорят: никогда такого не было, чтобы люди ушли, ничего не сказав, и не вернулись.

Мне же было дико интересно: акции, сложный процент, из доллара — миллион. В то время я даже не знал, что такое фьючерсы, но слово сразу понравилось. Ведущие семинара сказали, что они круче, чем акции, и мне сразу захотелось работать с фьючерсами. Я же крутой. В общем, я очень хотел дослушать семинар до конца. У меня тогда была стипендия 600 руб., плюс я зарабатывал техником 600 руб. У родителей деньги не брал, мне как-то хватало. Я открыл свой бумажник, где оказалось 500 руб., и говорю им: «Давайте я отдам вам эти деньги, а вы дочитаете семинар для меня одного». Я отдал последние деньги, чтобы мне рассказали про фьючерсы, но мне дали такой объем информации, что голова была просто забита.

Пришел домой под впечатлением. Спрашиваю: «Пап, где ты хранишь свои деньги?» Он говорит: «В банке». Я спрашиваю: «А чего они у тебя не работают? Можно вкладывать в акции, в какие-то активы». Он говорит: «Я знаю, что это перспективно, но мне просто некогда этим заниматься. У меня реальный бизнес, я занят и не могу об этом думать». Тогда я сказал, что мог бы сам вложить деньги. Он мне ответил, что это было бы неплохо, но пока он не может мне доверить. Я побоялся настаивать, и разговор закончился. А через два года ему кто-то сказал, что рынок акций весь 2006 год рос без отката и можно было сделать чуть ли не 100%. Тогда отец подошел ко мне и говорит: «Слушай, это интересная тема, пойдем узнаем, что там такое». Мы пришли в «Атон», который проводил бесплатные семинары для тех, кто открывал у них счета. И  всю неделю ходили, нам показывали графики цен, рассказывали. По словам преподавателей, получалось, что деньги просто ждут, когда мы придем на биржу. Мы, окрыленные перспективой профита, быстро-быстро открыли счет, все оформили, и я приступил к торговле.

ПЕРВЫЙ СЧЕТ: ТРИ СДЕЛКИ

Это была середина 2007 года, мне открыли счет для торговли акциями. Первая моя сделка — продал какую-то акцию в «шорт», и она упала на 1%. Мне мой друг, с которым на курсах в «Атоне» познакомился, звонит и спрашивает, сколько я уже потерял. Я отвечаю: «Что я лох что ли, чтобы терять. Сделал одну сделку, и 1% как с куста». Потом была сделка с акцией «Таттелекома», тикер TTLK, которую я запомнил навсегда. Вечером я просматривал акции, которые торгуются на бирже, в том числе и неликвидные, и заметил одну, которая на ММВБ сегодня торговалась первый день. Торговля была не очень активной, и по итогам дня нарисовалась маленькая свеча. У меня была такая логика: акция всего один день торговалась, про нее еще никто не знает, и никто не успел ее купить. А я самый умный и куплю ее. Утром следующего дня рынок открывается, я «тарю» «Таттелеком» на 30% от всех своих денег (депозита), и за день акция взлетает нереально — на 50 или 100%, точно уже не помню. И в конце торговой сессии я продаю ее с хорошим плюсом. Потом она походила-походила вверх-вниз и начала падать. Через какое-то время упала на 50%. Я думаю: надо брать. Еще подумал, что дураком был: надо было в первый раз не на 30% депозита покупать, а на все. Покупаю на все. Акция постояла-постояла и начала падать дальше. Я думаю: это все коррекция, акция ведь только начала торговаться на бирже, еще не все купили. А она все падает — один день, второй, третий. Я сижу в минусе. Ну, думаю, подожду неделю, недели-то ей точно хватит, чтобы «выстрелить». Но через неделю у меня от общего счета появляется убыток 50%. Я ее продал, но, когда закрывал сделку, все же думал: акция все равно вырастет. Теперь каждые полгода открываю график «Таттелекома» и смотрю, что с ней происходит. История трехгодичной давности, а акция все на том же самом месте. Я бы мог три года сидеть и ждать, пока она вырастет, а она так и не выросла.

В общем, то, что убытки нельзя пересиживать, я понял в первые дни торговли и решил, что акции мне уже неинтересны. Поэтому вышел на срочный рынок, стал работать с фьючерсами, думал, что там «плечо», можно больше заработать и я отыграюсь. Когда начинал торговать, счет у меня был на 80 тыс. руб.

Через три месяца, когда я перешел на фьючерсы, у меня осталась половина этой суммы. На фьючах самой примечательной была сделка с «Ростелекомом». Я открыл график и увидел, что он всегда растет. Я подумал: если акция все время растет, почему бы ее не купить — она все равно вырастет. Я покупаю фьючерс на «Ростелеком» и сижу, а он начинает падать, и так сильно, что, глядя на график в конце дня, я обнаруживаю, что это было самое глубокое падение за несколько лет, и я понимаю, что зашел в рынок в самый неудачный момент. Нереально было войти настолько плохо, но я это сделал. Итак, от половины счета у меня появился убыток опять 50%, в результате осталось 25% от начального капитала. Я решил, что надо идти ва-банк. Следующий шаг — торговля фьючерсом на акции РАО ЕЭС. Там было бешеное движение, я вхожу в «шорт» на самом дне, получаю первый маржин-колл, и у меня исчезает первый счет. Я совершил три позиционных сделки, на которых все потерял. Тогда я понял, что я не позиционщик.

АСКЕТИЧЕСКИЙ СКАЛЬПИНГ

Хотя позиционная торговля у меня не получилась, я все же знал, что могу зарабатывать на рынке. Уверен на 100%. Я съехал от родителей, так как они каждый день мне говорили, что я ничего не зарабатываю и мне нужно устраиваться на нормальную работу. Я чувствовал, что они убивали меня своим неверием, у меня же было желание доказать всем, что я прав. Чтобы открыть второй счет, я занял деньги у отца — 50 тыс. руб. Мы договорились, что максимальный уровень просадки по счету не превысит 13 тыс., и если такой убыток произойдет, то я выведу деньги, устроюсь на работу и отдам долг. Отец согласился.

В то время меня привлек скальпинг. Начал про него читать — писали, что это самый стабильный заработок, самый активный. Начал скальпировать. Сначала пытался это делать в торговом терминале «Атона», но там все было очень медленно — я из-за недостатка скорости проигрывал деньги. Тогда я ушел в ITinvest, где со скоростью дела обстояли гораздо лучше, и я понял, у кого можно забирать на рынке деньги. Ведь была масса людей, которые сидели на таких же терминалах, как и я в «Атоне». И вот они все в 2008-м теряли деньги, отдавали их скальперам, у которых были «приводы» либо какие-то удобные терминалы. То есть, перейдя в ITinvest, я осознал свое преимущество. Я мог зарабатывать, во-первых, на крупняке, который в условиях недостаточной ликвидности делился своими деньгами со скальперами, во-вторых, у меня было преимущество в скорости перед многими мелкими игроками. Открыть позицию на секунду раньше означало получить большие деньги.

В то время я уже не жил дома и вел аскетический образ жизни — не гулял, ни с кем не общался, не развлекался. Мир извне меня в принципе не интересовал. Денег не было вообще, я не работал — друзья помогали, кто-то одолжил. На еду еле хватало. Так я скальпил около трех месяцев. Сначала скальпировал в ноль — весь профит съедала комиссия. В один из дней, когда я скальпировал на полное «плечо», мой брокер отключил клиентов от торгов примерно на полдня. Причем на рынке была страшная волатильность, а я остался в «лонге». Когда система заработала, у меня был убыток огромный — около 7 тыс. руб. Я просто не смог его закрыть — сидел и смотрел. Когда он вырос до 10 тыс., я все же закрыл позицию. Написал в ITinvest с просьбой возместить убыток, мне ответили, что нужно писать заявление и ждать две недели, и не факт, что возместят. Я подумал, что если буду торговать в течение этих двух недель, делая прибыль по 1000 руб. в день, то все восстановлю, и отказался от расследования.

Я снова начал торговать, но стресс были дикий, и я получал не прибыль по 1000 руб. в день, а терял эти же 1000 руб. В итоге я дошел до отметки, на которой нужно было завершать торговлю. Это был самый тяжелый момент: у меня был последний шанс на рынке, и я его упустил. Больше шансов не было. Отец имел доступ к счету. Он напомнил, что нужно выводить деньги. Но я был настолько уверен, что все равно смогу зарабатывать, что в тот момент ему соврал. Сказал, что брокерскую комиссию должны вернуть или маржу не пересчитали. Что-то в таком духе. В общем, сказал, что на следующий день на счете должно быть 38 тыс. и еще можно торговать.

Вот с этого момента у меня по счету начался положительный тренд на несколько недель — каждый день плюс. И я восстановил весь счет. Когда он достиг 70 тыс. руб., я вывел первый профит с рынка — 5 тыс. руб. Мне их выдал банкомат — и это был момент эйфории: это были мои первые деньги с рынка. Сумма была смешная, но для меня, у которого не было денег вообще, это было успехом. Успехом пойти в магазин и накупить нормальной еды. Так с 2008 года я уже начал нормально зарабатывать. Правда, у меня пошла дикая волатильность по счету: из 50 тыс. я мог сделать спокойно 500 или 600 тыс. Родители не могли поверить в такие суммы.

В процессе торговли я обнаружил дырку в системном обеспечении брокера, которая позволяла увеличивать «плечо». На золоте «плечо» было около 20:1, а я его мог увеличивать до 80:1. И я начал эту дыру активно эксплуатировать. Я входил на все «плечи», и такими методами я с полмиллиона мог вернуться опять на 50 тыс. Затем я все-таки начал понимать, что делать можно, а чего нельзя. У меня пошла прибыль без этих «черных лебедей». Я стал торговать стабильно, к тому же за несколько месяцев до конкурса у меня доходность сравнялась с конкурсной.

Осенью 2008-го я принял участие в ЛЧИ. Это был период unbelievable, я уже сам не верил в то, что делал. Да и многие не верили. Мне в ЖЖ писали, что я — проект РТС и ITinvest.

КАК Я ДЕЛАЛ 6000%

Получать дикую доходность 1000% можно только на неэффективности — большой дырке на рынке, которую большинство не использует. Тут даже анализировать ничего не нужно. Сейчас, к примеру, рынок стал намного эффективнее, совершенствуется в техническом плане, в скорости, в количестве участников, в ликвидности. Поэтому торговые методы, которые я использовал в 2008 году, уже неактуальны. Появились масса арбитражеров, каких-то роботов. Они изменили рынок. И те подходы, которые я использовал в 2008 году, не работают. Но в 2008-м я к рынку нашел подход в наивысшей мере и выжал из него все, что можно было.

Тогда ликвидность была гораздо меньше, особенно на уровне спреда. То есть было понятно по «стакану», кто хочет купить или продать. Если какой-то крупный игрок хочет закрыться, то это видели все скальперы и просто делали этому игроку как можно хуже. Вставали все на одну сторону против него. Проскальзывание было очень большое, исполнение заявок было просто ужасное для крупняков, и все скальперы просто вырывали у них деньги.

Технология была такой. Крупный игрок ставит, например, большой бид, и все скальперы становятся перед ним. Проходит время, западный рынок начинает падать, а наш стоит на месте, и заявку на покупку крупняка не исполняют. Запад падает еще больше, раскорреляция увеличивается. По идее, этому игроку нужно ставить бид ниже, но он знает, что если поставит ниже, то его опять не исполнят. Поэтому он ждет до тех пор, пока критическая масса всех этих активных игроков не поймет, что раскорреляция достигла таких критических размеров, что уже нужно исполнять. В итоге скальперы гарантированно получают прибыль со спреда, который получился, к примеру, на фьючерсе РТС и S&P. Вот так скальперы и жили.

В 2008-м свою роль сыграл кризис ликвидности. Большие игроки, когда рынок пошел вниз, не могли закрыть тот объем, который у них был. Кроме того, «стакан» показывал все заявки, которые в нем стоят. Это сейчас «стакан» укоротили. В связи с этим люди начали писать каких-то роботов автоматических, рынок стал заполнятся арбитражерами. Я слышал, что в 2008-м арбитражеры зарабатывали в год до 100%. Для них это дикие проценты. Обычно же выходит где-то 20%. На арбитраже многие озолотились. Поэтому в конце конкурса про скальпинг можно было уже забыть и заниматься другой торговлей, которая уже соответствовала бы рынку.

Впрочем, на скальпинге я не зацикливался. Есть ты скальпер, то должен им оставаться, а не смешивать стили. Если ты позиционный трейдер, то не должен сползать на скальперские сделки, а держать позицию в течение нескольких часов. Ты должен понять, кто ты, и придерживаться стиля. Однако у меня другая позиция на этот счет, я всегда старался диверсифицировать свои торговые методы. Участвуя в ЛЧИ в 2008 году, первый миллион я заработал на скальперстве, а второй на позиционной торговле. Когда я начинал скальпировать, был открыт дневной график. Смотрел часовые таймфреймы, дневные таймфреймы. Открывал несколько активов, которые коррелировали. Следил за какой-то долгосрочной тенденцией. Если видел на больших таймфреймах какие-то сигналы, то запоминал паттерны, которые работают, и пытался их использовать. Скальпировал, но некоторые позиции открывал и оставлял на более долгое время. То есть была универсальная торговля: вроде бы скальпер, но ближе к дей-трейдеру. Часто я оставлял позы на ночь, а так не делают ни дей-трейдер, ни скальпер. Именно поэтому, после того как рынок приземлился и возможностей для скальпинга стало гораздо меньше, мне удалось остаться на плаву.

ЗВЕЗДНОЕ НЕБО АМЕРИКИ

В конце 2008 года я совершил крупную ошибку — почувствовал себя хозяином на рынке. Еще более крупная ошибка была в том, что я решил, что раз я хозяин на одном рынке, то и на другом тоже смогу им быть. После конкурса ЛЧИ в начале 2009 года я вывел половину денег и потратил их на себя. Вторую часть разделил пополам и половину перевел на счет на американском рынке. У меня были хорошие сигналы по западному рынку, я и на нашем рынке часто торговал по таким сигналам, то есть торговал корреляцию. Видел, что S&P 500 к концу дня должен упасть, и под это движение уже открывал позиции на РТС. Был такой период, что я получал сигналы с Запада, а на РТС я не мог их исполнить только потому, что умерла волатильность. Тогда у меня появилось ощущение, что я теряю возможности и время.

Почему бы не зарабатывать на этих сигналах на американском рынке? Зачем мне российский? Я начал торговать Америку, но оказалось непросто. Прогнозировать — это одно, а пытаться проторговать спрогнозированное движение — совсем другое. На РТС я чувствовал, когда можно входить вовремя, а на S&P 500 — нет. Прогнозы сбывались, но перед тем как они сбывались, меня несколько раз выкидывали по «стопу». Основное мастерство заключалось в том, чтобы найти такую точку входа, с которой ты мог бы ошибиться в прогнозе, и это не стоило бы тебе какой-то ценной части депозита. То есть поставить стоп-лосс, чтобы его не выбило, чтобы он был безопасным. Сделать это оказалось сложно, и я этого не знал. Понял уже потом, когда открыл второй счет на Западе. Первый счет я проиграл в течение трех часов. Кто может в это поверить??? Трех!!!

Первый счет у меня был на €13 тыс. Я открываю график, смотрю и вхожу в рынок, не рассчитав ни размер контракта, ни «плеча», — на все деньги, так, как всегда делал на российском рынке. Я повторил это в Америке, и тут сразу же появляется несколько часовых свечей против моей позиции. У меня счет настолько быстро стал уменьшаться, что я вообще не успел ничего понять. Закрыть позицию не могу, в итоге за два часа минус €8 тыс. со счета. Я смотрел на все это как в трансе, пока на третьей свече не поймал маржин-колл. В блоге у меня это зафиксировано: два часа — минус 70%. Затем запись-апдейт: три часа — минус 100%. Все охренели. My-trade, который заработал 6000%, слил все за три часа!

Я сделал на неделю перерыв, пришел в себя и открыл второй счет. Здесь уже начал формироваться мой профессионализм. Да, у меня была и прибыльная, и убыточная торговля, счет бросало вверх-вниз, но я получил реальный опыт. Уже реально представлял, что не надо входить огромным лотом, что нужно рассчитывать размер позиции, ставить стоп-лосс. Я привыкал к американскому рынку: скальпировал, играл позиционно. Интересно, что некоторые ценовые уровни, которые я прогнозировал, отрабатывались до тика.

Сделки были крайне выгодными. Я сначала даже подумал, что нашел Грааль. Начал входить большими объемами, но потом обнаружил, что уровни работают, но недолго. Недели две работают, потом просто исчезают, будто их и не было. Потом появляются новые, они какое-то время работают, и с ними повторяется та же история. Много времени на это потратил, пока не понял, что занимаюсь ерундой: ищу неэффективности без понимания рынка: куда он пойдет и почему пойдет, когда именно пойдет. В итоге и второй счет был проигран, но это была плата за «входной билет» на Запад.

В СТОРОНУ СТАБИЛЬНОСТИ

Весь 2009 год я торговал на американском рынке. В конце года начал зарабатывать, но год все равно закрыл в минусе. Когда же стало получаться, результаты были несоизмеримы с теми, что у меня были в России. И в 2010 году я вернулся на российский рынок, однако делать дикие проценты уже не получалось. Попробовал скальпировать, но понял, что рынок совершенно другой, что скальп умер, и начал торговать позиционно — потихоньку делать деньги. Если раньше месячная доходность 30% была для меня мелочью, то теперь это было очень хорошо. Главное — стабильно делать деньги.

Когда я ушел в Россию, то стал торговать в Америке на демосчете. В конце 2008 года это для меня было бы позором — My-trade торгует на демосчете! Но теперь я на нем торговал так, как делал бы это в реальности. Если у меня есть сигнал — я вхожу и сразу ставлю стоп-лосс. Я уже был на такой стадии трейдинга, что на моих эмоциях никак не сказывалось то, что я работаю на демосчете. Каждый день торговал на демо и отмечал результаты. Так прошло полгода. В течение трех месяцев у меня была убыточная тенденция, на четвертый месяц стал формироваться какой-то разворот. Я нашел подход к рынку и последние три месяца торговал в плюс, каждый день делая прибыль. Мне нравились результаты моей торговли, и я понял, что так торговать нужно было всегда.

Когда я полгода отторговал таким образом, то снова открыл реальный счет на американском рынке, не прекращая торговлю на российском. Результаты были хорошими, этому есть подтверждение в ЖЖ, где я с начала 2010 года вел блог, в котором выкладывал свои сделки практически в реальном времени. Сначала это как-то дисциплинировало и помогало придерживаться плана. Я сейчас всем на своих семинарах советую вести журнал сделок, но в конце концов минусы от ведения этого ЖЖ стали перекрывать плюсы. В блоге стало возникать слишком много негатива, это отвлекало.

В 2009 году у меня был убыток и по своим, и по инвесторским счетам. В 2010 году тем людям, чьи деньги я проиграл, мне удалось компенсировать потери. Я взял у них еще деньги, а часть своих денег добавил в качестве залога. Это был мой стоп-лосс, то есть я гарантировал безубыточность по счету. В принципе я мог бы этого и не делать. Условия таковы, что я не должен брать на себя убытки. Все риски на инвесторах, но я посчитал, что это нужно сделать.

В 2010-м я в плюсе, но доходность свою я нигде не публикую. Процент уменьшился в сотни раз, счет увеличился. Доходы в абсолютном выражении возросли, а в процентном уменьшились.

Теперь я не хочу возвращаться к тем временам, когда делал тысячи процентов в месяц. Это были очень эмоциональные торговые сессии. Я сейчас понимаю, что торговал тогда неправильно. Такая торговля — это была игра в русскую рулетку, где револьвер рано или поздно должен выстрелить. У меня сейчас более стабильная торговля, я избавлен от психологического дискомфорта. Получаю удовольствие от того, что знаю, как делать свое дело, и безукоризненно его делаю. Раньше я не следовал дисциплине, постоянно нарушал правила и страдал от этого. Эйфория, стресс — все это очень выводит из равновесия. Не мог работать по своей системе целиком, не следовал правилам, не мог с собой справиться. Сейчас я получаю удовольствие от торговли, ощущая себя трейдером на порядок выше, ко мне пришло чувство своей компетентности. Поэтому в прошлые сумасшедшие времена меня не тянет.

Торгуя в 2008 году, я столкнулся с ситуацией, что мне некогда тратить деньги. Я не мог позволить себе куда-то улететь отдыхать. Я знал, что отдых мне этот будет стоить не только тех денег, которые я заплачу на поездку, но и еще всей прибыли, которую я недополучу. Я думал, что если на пару дней уеду, то могу недополучить несколько сотен тысяч рублей. То есть когда я занимался чем-то другим, кроме торговли, то ощущал, что теряю деньги. Это был дикий дискомфорт. Я приходил в магазины и покупал самое дорогое, чтобы гарантировало качество. А искать что-то я не мог себе позволить, так как на это уходило время. Сейчас другое дело: могу ходить на тусовки, на конференции по рынку или съездить куда-то на неделю. В течение дня могу чем-то другим заниматься, у меня появилось время жить. Поэтому я дорожу своим нынешним подходом. Я могу заработать деньги и тратить их, общаться с людьми, читать книги. В общем, теперь я могу развиваться не только в сторону от трейдинга, а раньше ничего в голову не лезло, я был одержим рынком. Оставаясь на одном интеллектуальном уровне, я начинал стагнировать, и это меня напрягало. Я чувствовал недостаток общения с людьми. Три года у меня просто выпали из жизни. Говорят, трейдинг — дело одиночек, я один и торговал.

Но на рынке я не только для того, чтобы заработать. Это мое любимое дело, мое хобби, дело моей жизни. Я не могу не торговать. Именно это мне помогло в те моменты, когда я оставался банкротом. Те, кто приходил на биржу просто сделать деньги, на моем месте уже бы ушли. Несколько раз я понимал, что просто не умею делать деньги. Но когда я проигрывал, то снова открывал счет и торговал дальше. Каждый раз у меня была цель — сделать сделки красивее и красивее, повысить профессионализм. Так что основная цель — не зарабатывать деньги, а хорошо делать свое дело. В то же время именно прибыль и есть определитель уровня твоей компетентности на рынке.

СТРАТЕГИЯ МАЙТРЕЙДА

Когда наш гость закончил свой рассказ, мы задали ему несколько вопросов о его стратегии торговли

— Многие люди, которые участвовали в ЛЧИ разных лет, пропали, а My-trade зажигает. Что тебя развлекает в этой публичной жизни?

— Я веду ЖЖ потому, что не могу его не вести, а последствия типа известности наступают сами собой. Когда я его начинал, я и не думал, что его будут читать так много людей. Я вообще блогер со стажем. Еще до биржи вел блог на mail.ru, он, кстати, был в топ-5, выражал свои мысли по разным вопросам, писал о личной жизни. То есть я привык с кем-то делиться, не могу все держать в себе. Такой я экстраверт. И это не только с биржей связано. Меня просто совсем не напрягает, что за мной следят, фото обсуждают, гадости пишут. Я к этому давно привык. Когда тебя знают много людей — это, во-первых, актив, во-вторых, всегда есть с кем пообщаться. Я знакомлюсь с новыми людьми. Среди них встречаются и очень интересные. Новые люди — это новые возможности.

— Когда торгуешь, ты смотришь на новости? Для тебя важно, что сказал Бернанке, к примеру?

— На новости вообще не смотрю, негативно к этому отношусь и никому бы не рекомендовал по ним торговать. Реакция на новости уже заложена в рынке. Это значит, что если выходит положительная новость, но рынок, к примеру, перекуплен, то он падает. Если новость плохая, а рынок перепродан, то он не падает, а растет. То есть новости никак не помогают спрогнозировать какую-то ситуацию. На хорошей новости имеет смысл покупать, если об этом говорит и техническая картина по инструменту, если технически покупать нельзя, то никакого смысла обыгрывать новость нет.

Впрочем, я всегда в курсе последних новостей: друзья в ЖЖ пишут, я общаюсь с другими трейдерами. Но этот фон я скорее не учитываю. Если новости говорят, что все плохо, а рынок дает возможность купить, то я куплю без раздумья. С другой стороны, если следить за новостями и видеть, что рынок не растет, значит, он перекуплен. Можно сделать такой вывод. Но я лично это не использую, так как вижу по техническим показателям, когда он перекуплен: по объему, по формациям. Пока я не вижу глобального направления рынка, то даже внутри дня не торгую, а когда все вижу, то могу торговать активно внутри дня и чувствую себя комфортно.

— Сейчас ты работаешь по системе, но уже нет того драйва, что был вначале. Ты не стал получать меньше удовольствия от торговли?

— Нет. Многие этого не понимают. Привыкли, что я выкладывал результаты в тысячи процентов, а тот факт, что сейчас я доволен 15%, воспринимают как падение компетентности на несколько порядков. Говорят, что я сдал позиции, потерял нюх, отошел от дел. Люди просто не знают цену стабильности, они не знают, чего на самом деле стоят эти результаты. Результаты, которые в десять раз выше, но временной потенциал которых ограничен, ничего не стоят. Деньги все равно возвратятся в рынок. Сейчас я стараюсь торговать так, чтобы рынку деньги не возвращать. Да, результаты стали скучными для посетителей моего популярного блога, привыкших читать с попкорном о моих взлетах и падениях. Но я, торгуя по-новому, себя чувствую вполне комфортно и о былом драйве не жалею.

— Ты недавно переехал в Москву?

— Да, давно планировал переехать. Мне просто сделали предложение устроиться в управляющую компанию. Я приехал решить вопросы, пообщаться на эту тему. С компанией все затянулось надолго, там нужно оформлять документы. Например, у меня нет аттестатов ФСФР, и нет особого желания их получать. Но я не захотел уже возвращаться назад, вне зависимости от того, буду я работать в компании или нет. Идея была в том, чтобы стать более социальным. Торговать не одному, а в обществе коллег. Надоело вариться в своей каше, бороться со своими демонами, с которыми иногда в одиночку справиться трудно.

— Сейчас ты сказал, что хочешь работать в команде, принципы торговли изменились. Расскажи об этих принципах.

— Первое — стабильность прибыли, второе — психологическая стабильность. Если говорить о технической стороне дела, то я не торгую тренды и скептически к ним отношусь. Я считаю, что трендов не существует. Когда ты видишь, что тренд сформирован и совершаешь сделку, нет никаких гарантий, что он продлится. А если он дальше и пойдет, то не факт, что оставшийся потенциал соответствует твоим целям. Все говорят, что продолжение тренда всегда вероятнее, чем его смена. Я думаю, что это неактуально уже несколько лет. Таких движений равнонаправленных и низковолатильных, которые можно заметить, например, на графике S&P 500 на большом историческом периоде, уже не будет. А если и будет, то только в отдельные годы, и я бы не стал делать на них ставку, формируя исключительно трендовую торговлю. Есть еще психологический дискомфорт торговать тренды. Если я торгую, то я смотрю разные таймфреймы — час, день, неделя, месяц, год — и на разных масштабах разные тренды. Я просто торгую по уровням, ориентируюсь на формации. Раньше ставил тейк-профит, но потом понял, что это неэффективно, и теперь, чтобы выйти из позиции, жду формирования соответствующего сигнала, той же формации.

— Но ты говоришь о классическом техническом анализе сейчас — флаги, «плечи» — или у тебя что-то свое?

— У меня свои фигуры, они очень простые, но на них особенно не акцентируют внимание в книжках. То есть в книжках мои фигуры не интерпретируют так, как я их интерпретирую. Фигуры же все на рынке одинаковые, но у меня своя интерпретация. Каждый видит на графике свое, но кто-то оказывается прав, а кто-то нет.

— Ты не планируешь формализовать свою стратегию?

— Меня всегда пугал процесс формализации. Сейчас меня все устраивает, количество сделок уменьшились во много раз, и меня не напрягает дождаться сигнала и совершить их руками. Другое дело, если бы у меня был активный дей-трейдинг, который бы отнимал кучу времени, выводил бы меня из эмоционального равновесия. Когда ты торгуешь позиционно, то ум всегда остается холодным.

— То есть речь идет о каком-то искусстве, а не о стратегии, если ее нельзя формализовать.

— Искусство в том, чтобы правильно интерпретировать текущую ситуацию на рынке. А сам процесс интерпретации уже можно описать математическим языком. Проблема в том, что большинство людей не могут объективно воспринимать текущую ситуацию. Они не понимают, что происходит, в основном экстраполируют текущее направление рынка и свои иллюзии по этому поводу. Важно, к примеру, увидеть, что рынок растет и будет расти. Если он уже вырос, важно увидеть это. Картинка одна и та же, а разница большая. Обычно люди видят только то, что сами хотят увидеть.

— Как бы ты интерпретировал текущую ситуацию на рынке?

— Моя идея состоит в том, что к концу года рынок скорректируется, а сейчас мы около разворотных уровней. Чем ближе будет конец года, тем сильнее рынок будет стремиться вниз. Моя цель по ММВБ — 1370 пунктов на конец года. Наверное, перед разворотом предыдущий максимум в районе 1550 пунктов мы все же потрогаем, но заходить в рынок можно уже сейчас. Можно, например, покупать «путы» и продавать «коллы» опционов центральных страйков на текущий момент.

Опубликовано в журнале "D-Штрих" №20//1 ноября 2010 года