Alexei Iuiukin
0
All posts from Alexei Iuiukin
Alexei Iuiukin in Jujukin,

Банк России пытались ввести в заблуждение

Публичная компания, которая не просчитала риски от сделок репо, хотела надавить на брокера с помощью регулятора.

Центробанк впервые столкнулся с тем, что его используют для решения споров. Иностранная «дочка» российского эмитента (его название ЦБ не раскрывает) привлекла финансирование, заложив иностранному брокеру по сделке внебиржевого репо акции эмитента (тот предоставил брокеру гарантию). Однако, когда пришел срок, «дочка» не смогла расплатиться с брокером, и тому пришлось продать акции на Московской бирже. Акции эмитента низколиквидные, поэтому из-за продажи котировки за несколько дней просели более чем на 50%, следует из сообщения ЦБ. При этом эмитент обратился к регулятору с просьбой проверить падение котировок на предмет манипулирования рынком.
Центробанк не называет стороны этой сделки, так как они прямо не нарушили закон о противодействии инсайдерской информации и манипулированию, следует из слов представителя ЦБ. Однако регулятор счел, что эмитент пытался «ввести в заблуждение ЦБ» и «оказать давление на брокера» через регулятора: сотрудники иностранной «дочки» эмитента были в курсе неисполнения сделки репо и намерения брокера продать акции.
«Описанная ситуация является модельной, регулятор неоднократно замечал отдельные аспекты данной ситуации», – отмечается в сообщении ЦБ.
Она уже возникала с акциями «Мечела», но тогда ЦБ признал это манипулированием. В ноябре 2013 г. акции «Мечела» подешевели в Москве и Нью-Йорке почти на 50%. Оказалось, что 12,34% акций «Мечела», принадлежащих основному акционеру компании Игорю Зюзину, были заложены по сделке репо кипрской UFS и находились в ее депозитарии. UFS заложила их российским брокерам по сделке репо – когда она не смогла вернуть им деньги, то брокеры реализовали эти бумаги на рынке, что повлекло падение котировок. Сейчас Зюзин через суд пытается вернуть 12,34% «Мечела»; где именно находятся бумаги, не известно.
«Есть такое понятие, как wrong way risk; кредитование компании под залог ее акций или облигаций как раз относится к такому типу риска», – рассказывает директор казначейства «Атона» Светлана Антипова. Именно поэтому большинство профучастников с низким риск-аппетитом отказываются от таких сделок, так как существует вероятность невозврата средств. «Но в то же время есть причины, по которым некоторые соглашаются: это или связи на уровне руководства эмитента и брокера, или же желание побольше заработать, так как по сделкам с неликвидными бумагами ставки на денежным рынке выше», – говорит Антипова.
Участникам рынка следует оценивать возможные риски репо, резюмировал ЦБ: в описанном случае размер сделки репо в сотни раз превышал среднедневной оборот торгов акциями эмитента, а продать такое количество акций на бирже невозможно без существенного влияния на котировки. Дисконт по сделке не учитывал адекватно возможное снижение цены акций. Брокер «перед продажей крупного пакета акций проигнорировал степень ликвидности рынка» и возможные последствия продажи пакета на биржевых торгах и «не рассмотрел иные варианты».
У большинства брокеров такие вопросы согласовываются на риск-комитетах и вполне вероятно, что брокер в этом конкретном случае брал на себя осознанный риск, продолжает Антипова: «С учетом низкой ликвидности акции и большого объема заложенных бумаг по этой бумаге при сделке репо применяется дисконт выше среднего, но даже при этом брокер обычно понимает, что при продаже бумаг он не закроет все свои риски. Именно поэтому он затребовал и гарантийное письмо от самого эмитента, который обычно прописывает в нем, что отвечает частью имущества по такой сделке».