Информагентство Финам
1
All posts from Информагентство Финам
Информагентство Финам in Финам,

Эйфория проходит, структурные проблемы остаются

В 3 квартале "восстановительный порыв" в промышленности иссяк. На фоне высокой базы прошлого года в 4 квартале промышленность и экономика в целом, скорее всего, будут стагнировать. Чтобы темпы роста стали стабильно высокими, в российской экономике необходимо создать условия для структурных изменений.

В сентябре, по данным Росстата, темпы роста промышленного производства уменьшились до 0,9% год к году против 1,5% в августе (рис. 1), а в целом за третий квартал составили 1,4% против 3,8% во втором квартале. Гипотеза о явном замедлении промышленного производства в последние месяцы подтверждается и оценками со снятой сезонностью. Так, по данным того же Росстата, среднемесячный прирост промышленного производства с исключением сезонного и календарного факторов в первом квартале 2017 г. составлял около 0,2%, во втором – примерно 0,6%, а в третьем оказался уже около минус 0,6% (главным образом вследствие июльской коррекции). Это в целом близко и к нашим оценкам (рис. 1).

1. Динамика индекса промышленного производства (ИПП) в 2006 – сентябре 2017 гг., прирост год к году в % и со снятой сезонностью (2008=100%)

Источник: Росстат, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ.

Всего за январь-сентябрь 2017 г. объемы промышленного производства увеличились на 1,8% относительно того же периода прошлого года, в том числе в добыче – на 2,8%, в обрабатывающей промышленности – на 1%, в секторе обеспечения электроэнергией, газом и паром – на 1,7%; в водоснабжении они снизились на 2,6%. При использовании нашей модели, прогнозирующей темпы роста промышленного производства в годовом выражении и использующей в качестве регрессоров опросные данные Росстата (ожидания относительно изменений условий ведения бизнеса в ближайшие 3–4 месяца) видно, что некоторое ускорение роста возможно только в октябре, в дальнейшем же прирост будет колебаться в окрестности отметки 1% год к году. При устранении сезонности и календарного фактора это будет означать стагнацию в промышленности. Одной из причин такой ситуации будет снижение в четвертом квартале темпов роста добычи нефти относительно того же периода прошлого года, когда объемы ее добычи (перед вступлением в силу соглашения нефтедобывающих стран об ограничении добычи) достигали пиковых значений.

За январь-сентябрь текущего года объемы добычи сырой нефти выросли на 0,5%, однако в сентябре наблюдалось падение на 2,6% год к году, в октябре при сохранении сентябрьских объемов добычи оно может заметно превысить 3%. В совокупности с намечающимся падением в конце года – под влиянием высокой базы прошлого года – темпов роста добычи газа, которая пока бурно растет (прирост добычи природного газа в годовом выражении в сентябре составил 7,3%, а в целом в январе-сентябре он был на уровне 13,3%), это может негативно повлиять на динамику промышленного производства в целом, особенно если учесть, что в 2017 г. обрабатывающая промышленность под влиянием слабого внутреннего спроса и низкой экспортной конкурентоспособности фактически не растет.

Основной вклад в рост экономики по-прежнему вносят добывающие сектора. По нашим расчетам, из 1,5% прироста объемов валовой добавленной стоимости в первом полугодии 2017 г. относительно того же периода прошлого года более половины (0,8 п.п.) связано с ростом добычи полезных ископаемых и оптовой торговли (розничная торговля, как известно, стагнирует) (табл. 1). Доля добычи полезных ископаемых в составе ВВП выросла за этот период на 1,5%, а доля обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства сократилась на 0,4%.

1. Динамика и структура произведенного ВВП (ВДС) в первой половине 2017 и 2016 гг.

Прирост, %

Вклад
в прирост, п.п.

Доля 2017 г.,
%

Доля 2016 г.,
%

Изменение

доли, п.п.

Добыча полезных ископаемых

 4,1

 0,4

 10,9

 9,4

 1,5

Транспортировка и хранение

 3,5

 0,2

 7,0

 6,8

 0,2

Чистые налоги на продукты

 3,2

 0,4

 11,3

 11,5

 -0,2

Торговля оптовая и розничная; 
ремонт автотранспортных средств и мотоциклов

 2,4

 0,4

 16,3

 16,3

 0,0

ВДС в основных ценах

1,5

1,5

100,0

100,0

Обеспечение электрической энергией, 
газом и паром

 1,4

 0,0

 3,1

 3,0

 0,1

Деятельность финансовая и страховая

 1,4

 0,1

 4,5

 4,9

 -0,4

Обрабатывающие производства

 1,1

 0,1

 13,0

 13,2

 -0,2

 Деятельность в области 
информации и связи

 1,1

 0,0

 2,3

 2,3

 0,0

Государственное управление
и обеспечение военной безопасности; 
социальное обеспечение

 1,0

 0,1

 8,3

 8,4

 -0,1

Деятельность в области культуры, 
спорта, организации досуга и развлечений

 1,0

 0,0

 1,0

 1,0

 0,0

Деятельность по операциям 
с недвижимым имуществом

 0,9

 0,1

 9,8

 10,4

 -0,6

Деятельность административная 
и сопутствующие дополнительные услуги

 0,6

 0,0

 2,4

 2,5

 0,0

Образование

 0,4

 0,0

 2,8

 2,8

 0,0

Деятельность гостиниц 
и предприятий общественного питания

 -0,1

 0,0

 0,8

 0,8

 0,0

Сельское, лесное хозяйство, 
охота, рыболовство и рыбоводство

 -0,3

 0,0

 3,0

 3,1

 -0,2

Строительство

 -0,3

 0,0

 4,9

 5,0

 -0,1

Водоснабжение и пр.

 -1,3

 0,0

 0,5

 0,5

 0,0

Деятельность в области здравоохранения 
и социальных услуг

 -1,4

 -0,1

 3,8

 3,8

 0,0

Деятельность профессиональная, 
научная и техническая

 -2,1

 -0,1

 4,3

 4,5

 -0,2

Деятельность домашних хозяйств 
как работодателей

 -2,2

 0,0

 0,6

 0,6

 0,0

Предоставление прочих видов услуг

 -2,3

 0,0

 0,5

 0,5

 0,0

Источник: CEIC Data, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ

В целом, c точки зрения изменения структуры экономики, в ней сейчас сохраняются все те неблагоприятные структурные тенденции, которые сформировались в 2000-е годы на фоне "нефтяного Эльдорадо". В частности, за 2002–2016 гг. доля добывающей промышленности и нефтепереработки в ВВП в текущих ценах выросла на 2,6 п.п. ВВП, а доля обрабатывающей – снизилась на 2,8 п.п. (с нефтепереработкой) (табл. 2). На устойчиво низком уровне сохраняются доли образования и здравоохранения: в 2016 г. на них вместе пришлось лишь 5,7% ВВП (5,6% ВВП в 2002 г.), что примерно в 1,5 раза меньше, чем в странах с аналогичным уровнем развития. При этом доля сектора госуправления, обеспечения военной безопасности и пр. выросла до 7,1% ВВП с 4,5% в 2002 г. (табл. 2).

2. Структура ВВП России в текущих ценах, в % (если не указано иное) 

 2002

 2013

 2016

Изменение
2016-2013
(п.п.)

Изменение
2016-2002
(п.п.)

Валовой внутренний продукт 
в рыночных ценах

100

100

100

Сельское хозяйство, 
охота и лесное хозяйство

 5,3

 3,0

 4,0

 1,0

 -1,3

Рыболовство, рыбоводство

 0,3

 0,2

 0,3

 0,1

 0,0

Добыча полезных ископаемых

 5,9

 8,1

 8,5

 0,4

 2,6

Обрабатывающие производства

 15,2

 11,3

 12,4

 1,0

 -2,8

Производство и распределение электроэнергии, 
газа и воды

 3,2

 2,7

 2,8

 0,1

 -0,4

Строительство

 4,7

 6,1

 5,6

 -0,6

 0,8

Оптовая и розничная торговля; 
ремонт автотранспортных средств, 
мотоциклов, бытовых изделий 
и предметов личного пользования

 20,2

 14,1

 14,4

 0,3

 -5,8

Гостиницы и рестораны

 0,8

 0,8

 0,8

 0,0

 -0,1

Транспорт и связь

 9,0

 7,0

 7,1

 0,0

 -2,0

Финансовая деятельность

 2,6

 3,9

 4,0

 0,1

 1,4

Операции с недвижимым имуществом, 
аренда и предоставление услуг

 9,4

 15,6

 15,5

 -0,1

 6,1

Государственное управление 
и обеспечение военной безопасности;
социальное страхование

 4,5

 7,1

 7,1

 0,0

 2,6

Образование

 2,6

 2,3

 2,3

 0,0

 -0,2

Здравоохранение
и предоставление социальных услуг

 3,0

 3,1

 3,4

 0,2

 0,4

Предоставление прочих коммунальных,
социальных и персональных услуг

 1,7

 1,4

 1,6

 0,1

 -0,1

Чистые налоги на продукты

 11,5

 12,7

 9,9

 -2,7

 -1,6

Источник: Росстат, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ.

В целом, несмотря на некоторые свидетельства оживления российской экономики, в ней сохраняются явные признаки перенесенной "голландской болезни", серьезные структурные перекосы, что требует создания условий для структурной перестройки экономики, увеличения в ней доли секторов–драйверов экономического роста, прежде всего обрабатывающей промышленности, сектора высокопроизводительных услуг, а также образования и здравоохранения.



Миронов Валерий, Институт "Центр развития" НИУ ВШЭ