Виталий
10
All posts from Виталий
Виталий in Bream,

В неоплатном долгу: признанный судом банкрот остался должен трем банкам

Источник

Грузчику из Новосибирска суд не списал долги на 630 тыс. руб., даже признав его банкротом. Кого из полумиллиона россиян, оказавшихся на грани неплатежеспособности, может ждать судьба «банкрота с долгами»?
Грузчик в компании по торговле лекарствами «Агроресурсы» Валерий Овсянников получал совсем небольшую зарплату — 21,6 тыс. руб. в месяц. При этом он умудрился взять четыре кредита — на 630,4 тыс. руб. в трех банках. Ежемесячные платежи по кредитам Сбербанка, «Хоум Кредита» и Кредит Европа Банка составляли в общей сложности 23,6 тыс. руб. и в какой-то момент оказались для грузчика непосильными. В октябре 2015 года 55-летний должник подал в Арбитражный суд Новосибирской области заявление о признании себя банкротом.

Взять с мужчины, как оказалось, нечего: на банковских счетах у него ни копейки, из имущества — крошечная 30-метровая квартира на окраине Новосибирска. Ее отобрать по законодательству нельзя. Крупных сделок за последние три года Овсянников не совершал — если не считать продажу дома в селе Барышево недалеко от Новосибирска. Судья Ольга Васютина, которая занималась этим делом, сочла все это убедительным основанием, чтобы уже в декабре 2015 года — через два месяца после подачи заявления — признать Овсянникова банкротом.

Однако вздохнуть свободно ему пока не суждено: суд решил не освобождать его от долгов. «В отношении Валерия Овсянникова правила об освобождении от обязательств не применяются», — говорится в определении суда. Суд также подчеркивает, что Овсянникову можно предъявить «неудовлетворенные требования кредиторов, по которым наступил срок исполнения».

Это первый и, судя по всему, пока единственный подобный случай — остальных банкротов судьи все-таки освобождали от долгов. «Насколько мне известно, на сегодняшний день таких решений суд еще не выносил, так что его можно считать прецедентом», — замечает руководитель практики разрешения судебных споров инвестиционно-финансовой компании «Горизонт-Капитал» Василий Ицков. Не встречал подобного руководитель юридического департамента Ланта-банка Дмитрий Шевченко. «Это определение — пока единственный известный судебный акт подобного рода, практика отказов [освобождения от долгов] не сформировалась», — сообщает пресс-служба Сбербанка, где Овсянников занял более 140 тыс. руб.

Мошенник, а не заемщик

Резонансное решение судья Васютина подкрепила собственным мнением о поведении Овсянникова. В определении суда говорится, что освобождение от долгов — это не правовая цель банкротства, более того, эта мера должна применяться лишь в исключительных случаях. А ситуация Овсянникова, набравшего заведомо неподъемные для себя кредиты, с точки зрения судьи, в число таких случаев не входит.

Грузчика заподозрили в мошенничестве по отношению к банкам. А если гражданин действовал недобросовестно, закон о банкротстве (п.4 ст.213.28) разрешает не освобождать его от обязательств, подчеркивается в определении. «Поведение может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда», — подводит итог судья Васютина.

Овсянников начал брать кредиты в 2011 году, когда занял 71,2 тыс. руб. у банка «Хоум Кредит». Следом был Сбербанк с кредитом 103,9 тыс. руб. в 2012 году. Третьим — Кредит Европа Банк с суммой 414,8 тыс. руб. в 2013 году. И наконец в 2014 году, накануне кризиса, Овсянников взял еще 40,5 тыс. руб. у Сбербанка. Все это явно свидетельствует о недобросовестном поведении мужчины в ущерб кредиторам, посчитала Васютина.

Шевченко из Ланта-банка считает это расширительным толкованием закона о банкротстве. Его удивляют и определение главной цели закона, и основания отказа списать долги. «Мотивировка суда не бесспорна», — соглашается с ним управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. Он считает, что гражданин-банкрот не совершал мошеннических действий или незаконных сделок, не обманывал суд или финансового управляющего. «Поэтому лишать его права на списание долгов лишь потому, что он не рассчитал свои финансовые возможности, необоснованно», — убежден Старинский.

Суд должен руководствоваться конкретными положениями закона, а не оценочными суждениями, соглашается Ицков из компании «Горизонт Капитал». По его словам, недобросовестное поведение заемщика не очевидно — из приведенных расчетов вовсе не следует, что гражданин намеренно получал займы в надежде списать их через банкротство.

Отчаянные банкиры

Суд, судя по всему, не принял во внимание, что банки, выдавшие кредиты, наверняка проверяли кредитоспособность Овсянникова и cочли, что он будет способен выплатить сумму долга и проценты, предполагает Старинский из коллегии «Старинский, Корчаго и партнеры». «На момент выдачи кредита в нашем банке уровень кредитной нагрузки у заемщика был на приемлемом уровне», — подтверждает его догадку пресс-служба банка «Хоум Кредит». Кредитные обязательства Овсянникова соответствовали уровню его дохода, платежи исправно поступали до середины 2015 года, сообщает пресс-служба банка.

Сбербанк, чей кредит оказался для Овсянникова последним, в ответ на запрос РБК сообщил, что на момент выдачи второго займа у заемщика не было просроченной задолженности, которая появилась только в мае 2015 года. Пресс-служба Арбитражного суда Новосибирской области заявила, что комментировать свой вердикт судья Васютина не будет, поскольку все пояснения есть в решении суда.

Пока ни Сбербанк, ни «Хоум Кредит» не знают, будут ли требовать, чтобы банкрот вернул кредиты. «Мы оцениваем определение суда и, исходя из него, будем формировать свое окончательное решение», — заявила пресс-служба банка «Хоум Кредит». Определение Арбитражного суда Новосибирской области еще не вступило в законную силу, поэтому рано говорить о возможности истребовать долг в судебном порядке. Будет ли Сбербанк требовать возврата долга, решится после того, как дело пройдет вышестоящие инстанции либо истечет срок для обжалования определения, сообщила пресс-служба банка. Пресс-служба третьего, больше всех пострадавшего кредитора — Кредит Европа Банка — отказалась от комментариев.

Жертвы практики

Юристы говорят, что, в общем, ожидали, что индивидуальное банкротство не станет для заемщиков спасением от всех бед. Партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов напоминает, что банкротство — новый институт и, если практика правоприменения пойдет по пути Арбитражного суда Новосибирской области, он будет не таким перспективным, как все изначально предполагали. «Это хороший способ уменьшить число поданных в суд заявлений о банкротстве», — иронизирует он.

Если высшие судебные инстанции поддержат мнение, что списание долгов не главная цель банкротства, надежды граждан на избавление от долговой нагрузки исчезнут, соглашается Шевченко из Ланта-банка. Про каждого должника можно будет сказать, что он принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, добавляет он.

«Если следовать такой логике, практически все граждане-банкроты не рассчитали свои силы», — придерживается той же позиции Старинский из коллегии «Старинский, Корчаго и партнеры». По опубликованным в среду данным Объединенного кредитного бюро, у жителей 22 российских регионов на платежи банкам уходит больше половины зарплаты, а на одного заемщика приходится в среднем 1,7 кредита — ситуация, близкая к той, в которой оказался Овсянников. На грани банкротства находится более полумиллиона человек — 601,2 тыс. россиян, подсчитало ОКБ.

Банкрот с долгами

Многих ли из них ждет судьба «банкрота с долгами»? По закону о банкротстве (ст.213.28) нельзя списать так называемые долги личного характера, рассказывает юрист BGP Litigation Алиса Аверина. Это задолженность, которая возникла из-за неуплаты по алиментам, нанесения серьезного вреда чужому здоровью или жизни, а также морального вреда. Обязательства не исчезают в случае преднамеренного и фиктивного банкротства, продолжает Аверина.

Кроме того, нельзя обнулить долги, замечает юрист компании «Юков и партнеры» Светлана Тернопольская, ссылаясь на все тот же закон о банкротстве (п.4 ст.213.3). Имеются в виду обязательства, которые могут возникнуть у банкрота в течение пятилетнего периода ограничений (когда гражданин по идее не может брать кредиты и занимать руководящие посты).

Наконец, нельзя списать долги, возникшие из-за нарушения закона. Это самая спорная категория. По словам Авериной из BGP Litigation, чтобы применить это правило, суд должен доказать, что гражданин действовал незаконно. Например, предоставил банку заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество. В деле Овсяникова этих данных нет.

Гражданин имеет полное право обжаловать подобное решение суда в апелляционной инстанции, считает Старинский. С Овсянниковым РБК связаться не удалось, звонки на его работу остались без ответа. Но, судя по всему, он собирается оспаривать это решение. По данным зампреда коллегии адвокатов «Арбат» Игоря Зиневича со ссылкой на картотеку арбитражных дел Седьмого апелляционного арбитражного суда, грузчик подал жалобу на определение Васютиной.

По мнению Зиневича, у него неплохие шансы: незаконные действия должника при возникновении или исполнении обязательств не доказаны. «Доказательства злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, сведения о возбужденных уголовных делах в отношении Овсянникова по признакам мошенничества или уклонения от уплаты налогов в дело не представлены», — объясняет он.