Издательство «МИФ»
4
All posts from Издательство «МИФ»
Издательство «МИФ» in Издательство «МИФ»,

4 ментальные ловушки, в которые попадал каждый

Мы допускаем очень много ошибок, фатальных и несущественных. И делаем это по самым разным причинам: верим в свою мультизадачность, переоцениваем собственные способности, считая, что мы находимся выше среднего уровня, мыслим шаблонами и паттернами, упуская из виду мелочи.


Лауреат Пулитцеровской премии Джозеф Халлинан рассказывает об этих и других ментальных ловушках, показывает, как их избежать, и приводит много интересных примеров в своей книге «Почему мы ошибаемся». Публикуем несколько любопытных фактов из нее.

Почему мы забываем пароли и тайники?

Мы часто пытаемся перехитрить самих себя, скажем, когда прячем ценные вещи в укромном месте или выбираем замысловатые пароли, которые никому не подобрать. Но если тайник или пароль не имеют смысла, мы очень скоро забываем их, как бы ни старались запомнить.

За примерами далеко ходить не надо. По данным New York Times, каждую неделю тысяча ее онлайн-читателей забывает свои пароли. И эту ситуацию не назовешь уникальной. По результатам одного исследования в этой области, 80 процентов всех обращений в корпоративную службу технической поддержки составляют запросы на восстановление забытых паролей.

А как часто вы забываете свои пароли? Источник

Впрочем, этим дело не ограничивается. Наша жизнь словно состоит из важных вещей, которые мы умудряемся забывать с поистине пугающим постоянством: дни рождения и юбилеи друзей и родственников, кошельки и мобильные телефоны, места парковки автомобилей и многое другое.

Помимо того что мы перегружены информацией, которую необходимо постоянно держать в памяти, зачастую мы еще и прячем ценные вещи в тайниках, о которых потом забываем. А потом находим потерянные предметы в местах, где искать их было бы абсолютно нелогично

Почему так происходит? Исследователи пришли к выводу, что люди ошибочно полагают, что чем необычнее тайник, тем лучше он запомнится. Но, оказывается, все как раз наоборот: необычное место для тайника забывается гораздо скорее.

Чтобы выбрать хороший тайник, нужно соблюсти одно условие: это место должно четко ассоциироваться со спрятанной вещью. Источник

Недавно ученый Алан Браун проводил опрос среди группы людей в возрасте от восемнадцати до восьмидесяти пяти лет, задавая им вопросы о том, где они устраивают тайники и что, собственно, прячут. Их ответы выявили ряд любопытных различий. Оказалось, что пожилые люди, как правило, прячут украшения от воров, а молодежь делает денежные заначки от друзей и родственников. И хотя эти группы обычно выбирают для своих целей разные места, используемые ими стратегии в равной степени неудачны.

«Я считаю, единственный правильный подход при выборе как тайников, так и паролей, — делать это максимально быстро, — говорит Браун. — Чтобы подойти к делу научно, не стоит раздумывать минут десять или двадцать. Нужно остановиться на том, что первым пришло в голову».

Как формулировка вопроса влияет на наши решения?

Профессор Принстонского университета, лауреат Нобелевской премии Дэниел Канеман и член Национальной академии наук Амос Тверски изучали процесс принятия людьми решений. В результате ряда экспериментов они наглядно продемонстрировали, что от того, как мы формулируем тот или иной вопрос, зачастую очень сильно зависит ответ на него.

Так, в ходе одного из экспериментов Канеман и Тверски поделили испытуемых на две группы. Обеим предложили одинаковое начало гипотетической задачи: США готовятся к эпидемии неизвестной азиатской болезни, которая, как ожидается, унесет жизни шестисот человек. Затем обеим группам раздали по два варианта дальнейших условий и спросили, какой из них они предпочли бы.

Первой группе дали следующие варианты: если будет принята программа А, удастся спасти жизнь двухсот человек. Если принять программу Б, то на одну треть вероятно спасение всех шестисот заболевших и на две трети — что все они умрут. В вариантах второй группы значилось: если будет принята программа В, умрут четыреста больных. Если примут программу Г, на треть вероятно, что не умрет никто, и на две трети, что умрут все заболевшие.

Теперь сделайте небольшую паузу и перечитайте оба сценария. (Кстати, участникам эксперимента такого шанса не дали.) Источник

Программы А и В описывают одинаковый результат: двести человек будут спасены, четыреста умрут. То же самое относится к программам Б и Г: на треть вероятно, что спасутся все, на две трети — что никто не выживет.

По идее, если человек предпочитает вариант А, он должен выбрать и вариант В, так как последствия в обоих случаях совершенно одинаковы. Однако вышло совсем не так. В вариантах, предложенных первой группе, решение было сформулировано с точки зрения числа спасенных жизней, поэтому 72 процента респондентов предпочли вариант А. Но в задаче второй группы ответ сформулировали с точки зрения числа умерших, и 78 процентов выбрали вариант Г.

Полученные Канеманом и Тверски результаты позволяют сделать интересный вывод: в ситуациях, когда предполагаются потери, люди склонны больше идти на  риск. Скажем, если, как в приведенном выше примере, акцент делается на смертности, предпочтительнее более рискованная альтернатива, предполагающая хоть какие-то перспективы спасения всех заболевших. А вот при оценке выгод человек действует гораздо консервативнее, поэтому выбирает только то, в чем уверен.

Какая часть того, что мы говорим, правдива?

Пару лет назад профессор Барбара Тверски вместе с коллегой Элизабет Марш из Университета Дьюка попросила студентов в течение нескольких недель ежедневно вести записи того, что они рассказывают окружающим. Испытуемых также попросили отмечать, искажали ли они тем или иным образом свои истории, скажем, чтобы приукрасить или сгладить некоторые детали.

Степень искажения оказалась неожиданной. Студенты и сами признавались, что несколько приукрашивали истину, но на деле практиковали это гораздо чаще и масштабнее, чем думали. Тверски и Марш установили, что молодые люди добавляли, опускали, преувеличивали или преуменьшали разные факты в 61 проценте рассказанных историй. А между тем, когда их прямо спросили, как часто они это делали, участники эксперимента признавались в этом «грехе» только в 42 процентах случаев.

Эта весьма существенная разница четко демонстрирует, что некоторые искажения настолько привычны для нас, что мы даже не задумываемся над тем, что, по сути, лжем. Студенты адаптировали рассказы, подгоняя их под свои цели, но часто делали это неосознанно.

Барон Мюнхгаузен живет в каждом из нас. Источник

Рассказывая истории, люди имеют обыкновение вводить в заблуждение не только других, но и самих себя. Ученые выявили, что коррективы, которые рассказчик вносит в повествование, внедряются в его память, причем настолько крепко, что нередко он сам «запоминает» то, чего не было в помине.

Мы с вами действительно часто верим собственной лжи, но делаем это невольно.

Так, в рамках одного эксперимента студентам раздали вымышленные истории о двух новых соседях по комнате в общежитии, которых мы для простоты обсуждения назовем Майклом и Дэвидом. Оба были замечательными малыми, но при этом оба совершали весьма неблаговидные и раздражающие поступки, например проливали красное вино на ковер или надевали одежду соседа без спроса.

Позже студентам предложили написать письмо о своих соседях по комнате. Одни письма должны были быть благожелательными — участникам эксперимента предстояло убедительно рекомендовать соседа на членство в университетском братстве. Другие следовало составить в негативном ключе — авторам требовалось внушить коменданту студенческого общежития мысль, что соседа необходимо выгнать.

Пытаясь убедить адресата, участники эксперимента сами поверили в свои слова. Источник

После того как все письма были написаны, студентов просили вспомнить как можно больше из того, что им рассказывали об их новых соседях в самом начале. Их воспоминания часто совершенно не соответствовали истинному положению дел.

Почему мы платим за то, чтобы не ходить в спортзал?

Не так давно исследователи из Принстонского университета попросили группу людей определить, насколько они сами и среднестатистический человек вообще склонны искажать оценку тех или иных вещей и событий; для этого им предложили прочитать длинный список самых разных предубеждений. И большинство респондентов ответили, что считают себя более непредвзятыми и объективными людьми, чем львиная доля других жителей планеты.

Конечно, это совсем неудивительно, ведь многие из нас абсолютно не готовы думать о себе как о среднестатистическом человеке. Так мы и живем, пребывая в абсолютной уверенности, что относимся к категории выше среднего, и это самомнение приводит к огромному количеству ошибок.

«На наш взгляд, самонадеянность — чрезвычайно распространенное человеческое качество, — говорит Стефано Деллавинья, профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли. — Почти все люди излишне самоуверенны — за исключением страдающих депрессией; только их, как правило, можно считать реалистами».

Почти все люди себя переоценивают. Источник

И вот очень яркий пример. По подсчетам, в США почти 33 миллиона человек платят за занятия в тренажерных залах около 12 миллиардов долларов в год. Как правило, большинство из них записываются в члены клуба, подписывая договор. Но оправданны ли эти траты?

Чтобы ответить на этот вопрос, Стефано Деллавинья и его коллега из Беркли Ульрике Молмендье проанализировали документацию трех американских центров здоровья, в которой зарегистрирована ежедневная посещаемость почти восьми тысяч членов за три года. Как обычно, постоянным клиентам предлагалось на выбор три варианта членства:

  1. Годовой абонемент.
  2. Месячный абонемент.
  3. Оплата за отдельное посещение, часто в виде абонемента на десять посещений.

Какой их них выбрали бы вы? Большинство людей предпочитают годовой или месячный абонемент и при этом сильно переплачивают. А все потому, что клиенты тренажерных залов, как и люди, желающие сбросить лишний вес, в основной массе излишне самоуверенны. Они убеждены, что будут ходить в спортзал гораздо чаще, чем делают это на самом деле.

Как выяснили Деллавинья и Молмендье, люди посещают оздоровительный клуб в два раза реже, чем собирались. Источник

В результате клиенты тренажерных залов, приобретающие абонементы, сильно переплачивают за эти услуги — по подсчетам Деллавиньи и Молмендье, в среднем по 700 долларов на человека. Разумеется, не все, но очень многие. Около 80 процентов членов клубов, купивших месячный абонемент, поступили бы намного правильнее, если бы просто платили за каждое посещение. Почему же они выбрасывают деньги на ветер?

«Большинство людей склонны переоценивать свой самоконтроль, — говорит Деллавинья. — Они путают то, что должны делать, с тем, что будут делать на самом деле».

Больше о ловушках мышления и о том, как их обойти, читайте в книге «Почему мы ошибаемся».