kin
11
All posts from kin
  kin in kin,

Население России сократится до 116 млн человек

Население России сократится до 116 млн человек, государственный долг составит 585% ВВП, рейтинг государства упадет до «неинвестиционного» — к таким последствиям, по мнению Standard and Poor's, приведут демографические проблемы России.

Демографическая проблема загонит Россию в долги, к такому выводу приходит международное рейтинговое агентство Standard and Poor's в исследовании «Старение населения-2010». За 39 лет, к 2050 году, коэффициент зависимости лиц пожилого и старшего возраста от трудоспособного населения, рассчитываемый как численность людей в возрасте 65 лет и старше, деленная на численность населения трудоспособного возраста в возрасте 15-64 лет, вырастет с 18% до 39%. А население сократится.

«В течение всего прогнозного периода население России сократится до 116 млн человек. Доля трудоспособного населения, сейчас составляющая 72%, к 2050 году упадет до 60%»,

— говорится в отчете. «Демографические» расходы государства — пенсии и социальные обязательства — вырастут до 25% ВВП (в 2010 году они составляли 13%). Затраты на пенсионные выплаты удвоятся и составят 18,8% ВВП. В итоге чистый государственный долг может вырасти до 585% ВВП.

Падение кредитных рейтингов произойдет еще раньше. Уже к 2035 году финансовые показатели, снизятся «до значений, приближающих Россию к уровню стран, имеющих рейтинги неинвестиционной категории». Это произойдет из-за того, что прогнозируемый рост душевого ВВП уже не сможет компенсировать ухудшение ситуации в бюджетной сфере.

Хотя сначала рейтинг России будет расти в связи с ростом благосостояния.

При любом сценарии в 2015 году рейтингу России обещано повышение с текущих ВВВ до А.

 

Причины, которые приведут страну к кризису: низкая рождаемость (среднее количество детей у одной женщины — 1,5) и высокая смертность (14,6 смертей на тысячу жителей, тогда как в среднем в странах ОЭСР — 8,1). А также недостатки действующей пенсионной системы: «относительно мягкие правила, определяющие круг получателей пенсии, и низкий фактический возраст выхода на пенсию».

Дополнительные проблемы создает большая доля населения, выбравшая ВЭБ в качестве управляющей компании для пенсионных накоплений. Из-за ограниченного списка бумаг, в которые может вкладываться ВЭБ, «он не сумел обеспечить адекватную доходность накоплений, что позволяет предположить невысокий уровень коэффициента замещения государственной пенсии в будущем». С 2009 года инвестиционные возможности расширились, но «высокий уровень инфляции в России не позволяет инвестору генерировать сколько-нибудь приемлемый реальный доход, не подвергаясь значительным рискам».

Все это предполагает «базовый сценарий», не рассчитывающий, что в государстве пройдут реформы. Это не прогноз, а результат моделирования, уточняет S&P. «Мы считаем маловероятным, что правительство позволит себе потерять контроль над уровнем государственного долга и бюджетным дефицитом, а также что кредиторы захотят покупать ценные бумаги страны, имеющей очень высокий уровень долга», — отмечают авторы доклада.

S&P знает, что делать, чтобы точно не допустить этого. Если «правительство заморозит все расходы, связанные с демографическим фактором (в процентах от ВВП) на текущем уровне», а также будет работать над сокращением дефицита бюджета, то к 2016 году страна получит сбалансированный бюджет.

В этом случае рейтинг России не опустится ниже А вплоть до 2045 года.

Отдельные меры, подчеркивает S&P, не приведут к желаемому результату. Так, если только обеспечить нулевой рост демографических расходов, то в 2050 году все равно получим долг в 335,8% ВВП и неинвестиционный рейтинг.

«Я просто не верю, что долг России составит 500% ВВП. Это подразумевает линейное развитие, а если долг составит хотя бы 100% ВВП, уже начнутся нелинейные процессы», — говорит аналитик «Тройки Диалог» Антон Струченевский. К долгосрочным прогнозам он предлагает относиться с осторожностью. «Исторический опыт показывает, что из нескольких сценариев развитие происходит по нейтральному и даже приближается к позитивному», — напоминает эксперт.

Меры, предложенные S&P, можно реализовать без существенного роста социального напряжения, полагают экономисты. «Заморозить социальные расходы как процент от ВВП — это не означает заморозить их в номинальном выражении, — обращает внимание Струченевский. —

Текущий рост ВВП дает возможность номинально увеличивать их примерно на 10% ежегодно. А люди смотрят именно на номинальный рост, их интересует, насколько рублей они получают больше, чем вчера. О росте в реальном выражении большинство не задумывается».

Действенность предложенных S&P мер вызывает сомнения у экономистов.

«Я согласен с постановкой вопроса: проблема, безусловно, есть. Но я категорически не соглашусь с предложенным решением. Это мера самая простая, она уводит от более сложных проблем, — считает директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. — Замораживание вызывает у меня внутренний протест. Популизма в госрасходах действительно должно быть меньше. Но демографические расходы — многофакторный процесс, кто знает, может быть, экономика потребует их увеличения».