Никита Петров
2
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Азербайджанское золото

Сегодня, если кто не знает, отмечается день нефтяников Азербайджана. Именно в этот день в 1994 году был подписан «Контракт века», давший 12 крупным компаниям из восьми стран право на добычу нефти в азербайджанском секторе Каспийского моря. Это соглашение, в рамках которого 80% чистой прибыли от продажи добытой нефти достается самому Азербайджану, остается основной экономики страны и до сих пор, хотя добыча нефти в ней в последние годы снижается. Собственно, значимость проекта была очевидна сразу. Например, вот так о нем писал «Огонек» в 1996 году, в статье «Контракт века: трезвый расчет против амбиций».

Страсти вокруг проекта освоения каспийских нефтяных месторождений c помощью нескольких транснациональных нефтяных компаний, инициатором которого в 1994 году стал Азербайджан, то утихают, то вспыхивают с новой силой

Причин тому множество. Однако главная из них кроется в объективной реальности: Каспий долгие годы считался зоной совместных политических и экономических интересов Ирана и Советского Союза, и после развала последнего права на его богатства, главным из которых, безусловно, является нефть, заявили сразу несколько государств. Впрочем, правильнее было бы сказать "попытались заявить", причем в разное время и с разной степенью активности.

В то время, когда остальные искали аргументы для формального обоснования собственных претензий (в первую очередь, конечно, Россия), Азербайджанская Республика действовала. По словам президента Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) Натика Алиева, ускоренное развитие нефтегазовой отрасли на основе привлечения иностранных инвестиций было единственным шансом для республики выйти из полосы затянувшегося экономического кризиса. Не воспользоваться им означало бы обречь экономику страны на бесконечное латание дыр, что в свою очередь привело бы к отсрочке в реализации социальных программ, которых в воюющем Азербайджане нынче предостаточно.

Сегодня процесс освоения новых нефтяных месторождений и политические консультации по статусу Каспийского моря идут параллельно. Насколько такой подход руководства Азербайджана был необходим и оправдан, вряд ли кто-нибудь сегодня рассудит объективно и беспристрастно. Разве что истории это под силу...

Кому-то нужна истина, кому-то - нефть

Идея разработки месторождений каспийского шельфа не так нова, как это может показаться людям неискушенным. Еще до распада Советского Союза правительство СССР объявило тендер на азербайджанские месторождения, и именно тогда на горизонте впервые появились крупнейшие мировые нефтяные компании, такие как "Бритиш петролеум", "Амоко", "Пеннзойл", "Рэмко", "Экссон" и другие.

После распада СССР Азербайджан два года самостоятельно вел разведку и освоение месторождений. Претензии со стороны России появились позже, когда уже договор о создании международного консорциума находился на стадии подписания. Кстати, тот первый тендер выиграла американская компания "Амоко", которая сегодня по праву имеет самую высокую, 17-процентную долю в консорциуме наравне с английской "Бритиш петролеум".

Между тем с приходом к власти в Азербайджане Народного фронта переговоры по созданию консорциума были фактически заморожены. И возобновились лишь тогда, когда вчера еще опальный Гейдар Алиев вновь встал во главе государства.

Все это время Россия, озабоченная собственными внутренними проблемами, не слишком внимательно следила за развитием событий вокруг "новой азербайджанской нефти".

Сегодня, задним числом, можно сетовать, что установлением морских границ между постсоветскими государствами, соседями по Каспию, никто не занимался, пока Азербайджан не ввел в одностороннем порядке в международную практику понятие "сектор Каспийского моря такой-то страны", тем самым создав прецедент. Но, похоже, российские власти тоже были заинтересованы в том, чтобы именно Азербайджан начал процесс освоения каспийских нефтяных месторождений, не дожидаясь "команды" Москвы.

Поначалу российская сторона настаивала на том, чтобы все природные богатства Каспийского моря находились в общем владении всех государств, границы которых выходят на побережье. На уровне российских МИДа, Минтопэнерго и Роскомнедра был даже подготовлен и разослан во все прикаспийские республики документ, по которому предлагалось за каждой из заинтересованных стран сохранить 12-мильную зону, а морские пространства за ее пределами считать общим достоянием. Должен быть создан коллективный орган, который выдавал бы лицензии всем нефтедобывающим компаниям в соответствии с их техническими возможностями и с учетом экологической обстановки. Азербайджан проект этого документа не поддержал.

После визита в Москву президента Азербайджана Гейдара Алиева и его переговоров с Борисом Ельциным и премьером Виктором Черномырдиным стало вдруг очевидно, что Россия уже не столь активно возражает против создания международного нефтяного консорциума. Таким образом, де-факто существование "азербайджанского сектора Каспийского моря" северным соседом было признано.

Среди аналитиков существует множество версий относительно того, почему Москва кардинально поменяла точку зрения на порядок разработки каспийских нефтяных месторождений. Дело в том, что в это же время ГНКАР переуступила 10 процентов из своей 30-процентной доли участия в проекте крупнейшей нефтяной компании России - АО "ЛУКойл". Некоторые склонны искать в этом шаге "карабахский" мотив: пообещав народу возвратить захваченные Арменией в ходе военного конфликта исконно азербайджанские земли, Гейдар Алиев якобы вынужден был косвенно подключить и Москву к решению этой насущной проблемы. Еще одна версия связана с азербайджанским происхождением нынешнего руководителя компании "ЛУКойл" Вагита Алекперова.

Интересно, что сын президента Азербайджана Ильхам Алиев, занимающий ныне высокий пост вице-президента ГНКАР (круг его должностных интересов - международные связи компании), объясняет неожиданное появление в консорциуме "ЛУКойла" только тем, что с уходом с политической арены Народного фронта Азербайджана, не очень благоволившего России и всему, что с ней было связано, появилась реальная возможность включить в проект наиболее динамично развивающуюся в последнее время российскую компанию. В этом, и только в этом смысле, добавил он, включение АО "ЛУКойл" в проект можно считать моментом политическим.

Выигрывают все

По признанию директора департамента "Морнефть" акционерного общества "Роснефть" Ивана Чернова, в любом случае участие "ЛУКойла" в освоении месторождений Азери, Чираг и Гюнешли следует расценивать как несомненный успех российской фирмы. Более того, было бы неплохо, если бы в освоение новых нефтяных месторождений на Каспии постарались включиться и другие российские компании. Но, как известно, одного желания российских фирм участвовать в проекте, сулящем безусловные выгоды, мало. Вопрос упирается в финансовые возможности каждой из них.

Что касается АО "ЛУКойл", то, по словам Вагита Алекперова, российская компания полностью отвечает по обязательствам финансирования проекта в размере 10 процентов от общей стоимости. Кроме того, специалисты "ЛУКойла" работают над системой перевозки по России и странам СНГ грузов, необходимых для деятельности консорциума. Предметом особой заботы "ЛУКойла" стала собственная социальная программа в Азербайджане, которая включает в себя помощь русской общине республики, организацию выступлений ведущих российских артистов в Баку, широкую и многогранную издательскую деятельность. Вступив позже остальных, более именитых собратьев, в борьбу за каспийские нефтяные миллионы, "ЛУКойл" тем не менее успела уже "отметить" свое участие в проекте чисто внешними признаками: открыв в Баку сеть фирменных автозаправочных станций, пользующихся у населения невероятной популярностью, компания "ЛУКойл" сняла попутно для себя и проблему рекламы.

По Соглашению о совместной разработке и долевом разделе добычи, которое было подписано 20 сентября 1994 года в Баку, каждая из иностранных нефтяных компаний получит свою долю прибыли и каждая будет нести ответственность за выплату налогов согласно законам Азербайджана.

Условия контракта весьма благоприятны и для самого Азербайджана. Он получит в общей сложности 80 процентов всей добытой нефти. С учетом налогов на прибыль, стоимости долей, принадлежащих ГНКАР и правительству Азербайджана, реализация проекта может принести в государственную казну до 80 миллиардов долларов. К тому же проект по мере развития предполагает создание большого числа рабочих мест для квалифицированных азербайджанских специалистов. Еще на стадии общего согласования проекта ГНКАР удалось добиться существенного для республики преимущества: весь попутный газ достанется ей бесплатно, тогда как поначалу предполагалось, что его придется выкупать. Так что выгоды от контракта века очевидны для всех его участников.

Задачка из школьного учебника

Как известно, добыча нефти - только часть программы освоения месторождений каспийского шельфа, суммарные запасы которых составляют примерно один миллиард тонн. Проблема транспортировки нефти в последнее время тоже приобрела ярко выраженную политическую окраску.

Россия отстаивает "северный вариант", согласно которому ранняя нефть должна пойти через Дагестан и Чечню на Новороссийск. В пользу этого способа транспортировки говорит относительная дешевизна работ по окончательной подготовке существующего нефтепровода. Российская компания "Транснефть" в феврале нынешнего года подтвердила гарантии безопасности трубопровода, несмотря на то, что военные действия в Чечне ведутся до сих пор. До 60 миллионов долларов до середины 1997 года готова вложить в реконструкцию нефтепровода компания "Транснефть".

"Западная труба" (Баку - Батуми) будет стоить примерно 230 - 240 миллионов долларов, и для ее реконструкции потребуется создание специального консорциума, о возможном участии в котором, впрочем, уже заявили несколько западных компаний. Безусловным преимуществом "западного" маршрута является то, что он пройдет по относительно спокойным в военном отношении районам.

У вице-президента ГНКАР Ильхама Алиева нет сомнений в том, что республика не должна в случае с транспортировкой нефти становиться заложницей политических пристрастий. По его словам, интерес Азербайджана, как и в случае с освоением месторождений, должен заключаться в минимальном риске, по возможности коротких сроках подготовки трубопроводов и максимальной прибыли.

Ожидается, что все-таки "российская труба" будет готова быстрее, несмотря на то, что в последние несколько недель повышенную активность проявляет Турция, желающая заполучить (пусть даже за большие деньги) азербайджанскую нефть аккурат в нефтеналивном порту Джейхан, который уже сегодня технически готов осваивать до 120 миллионов тонн нефти в год.

* * *

- Разрабатывая документы по контракту века, - подчеркнул Ильхам Алиев, - мы постарались свести экономический и финансовый риск практически к нулю. Скажем, если даже на не до конца разведанном пока месторождении Карабах "сухими" окажутся все скважины, мы не потеряем на этом ни цента. В случае же успеха 70 процентов нефти будут принадлежать Азербайджану. У нас нет ни времени, ни средств, чтобы рисковать.

Реализация проекта позволит в максимально короткие сроки увеличить добычу нефти с сегодняшних 9 миллионов тонн в год до 17 - 20 миллионов уже через пять-шесть лет, практически ничего не вкладывая. Если учесть, что нефтяная отрасль дает сегодня 40 процентов доходной части бюджета, становится понятно, какие нас могут ждать перспективы.