Никита Петров
2
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

До чего дошел прогресс

Вкалывают роботы, а не человек – этот принцип становится актуальным для все большего количества сфер жизни. Причем если пару десятилетий назад уделом машин и алгоритмов были достаточно простые операции, то сейчас они уверенно конкурируют со своими создателями в сегментах, требующих приложения интеллекта и интуиции. Если еще 9-12 лет назад та же программа Deep Fritz чаще всего сводила свои матчи с шахматными гроссмейстерами вничью, то с 2006 года немецкий виртуальный шахматист все больше выигрывает. На фондовом рынке торговые роботы правят бал уже несколько лет, и их доля только растет. Не так давно восстание машин добралось еще до одного сегмента – азартных игр, а точнее – покера. Подробнее об этом – в старости, заимствованной с сайта «Академия покера».

В последнее время повсеместно появляется информация об успехах ботов – специальных программ, которые играют в покер без помощи человека. У многих довольно скептическое отношение к этой проблеме, но представляемые графики дают основания считать, что искусственный разум уже сейчас способен побеждать на средних лимитах в online покере.

Это заметный прогресс, так как ещё пару лет назад утверждалось, что ботам не превзойти человека в покере – игре с неполной информацией, в которой многие решения принимаются в зависимости от действий оппонента. Допускалось, что боты могут достичь успеха в лимитированных разновидностях покера (благодаря точным математическим расчетам), но безлимитный холдем считался вотчиной «белкового» интеллекта.

Интересно отметить, что похожие тенденции в свое время наблюдались и в мире шахмат. Для начала проведем краткий экскурс в историю. Активное развитие шахматных программ началось в 1960ых годов прошлого века, как в СССР, так и на Западе. Первый чемпионат среди компьютеров был проведен в 1973 году.

Шахматные программы того времени играли очень слабо, потому что алгоритмы были весьма посредственны, да и аппаратные средства были им под стать. Английский мастер Дэвид Леви даже заключал пари, что ни один компьютер не сможет его обыграть, и до поры до времени ему удавалось забирать у разработчиков солидные суммы денег. Причем его шахматный уровень был весьма далек от лучших образцов того времени. Однако к концу 1980-ых годов программы существенно усиливаются и начинают побеждать приличных гроссмейстеров, но только в партиях с укороченным контролем. Дело в том, что тогда искусственный интеллект мог реализовать только одно свое преимущество над человеком – быстрый расчет вариантов. Это качество сильно помогало ему в блиц партиях (например, по 5 минут каждому игроку), так как даже гроссмейстер допускает серьезные ошибки при остром дефиците времени на обдумывание ходов. В целом, компьютеры относительно спокойно чувствовали себя в сложной комбинационной игре, когда от них требовался только конкретный расчет возможных вариантов, но полностью терялись в позиционной игре и эндшпиле, так как у них «хромала» глобальная оценка позиции.

В середине 1990-ых годов на свет появилась программа «Дип Блю» компании IBM. Это был многопроцессорный монстр в полном смысле этого слова. «Дип Блю» просчитывал в секунду огромное количество вариантов, а разработчики загрузили в его память все известные шахматные партии. Вызов был брошен действующему чемпиону мира – Гарри Каспарову. Матч состоялся в 1996 году. Сразу на старте произошла сенсация – первая партия закончилась разгромом Каспарова. Однако в дальнейшем чемпион сумел подобрать ключи к своему партнеру и победить 4:2. В 1997 году состоялся матч-реванш. «Дип Блю» стал намного мощнее и был лучше готов в дебюте. После четырех встреч счет был 2:2, а в пятой компьютер сумел спастись в окончании. Легко представить себе, какое настроение было у Каспарова, когда он отправлялся на заключительную партию. В ней он был буквально неузнаваем: проиграл её всего за 19 ходов!

Матч завершился скандалом, чемпион мира обвинил разработчиков, что во время игры распределение машинных мощностей регулировалось при помощи ассистировавших программе гроссмейстеров-людей. Но IBM добилась своего — чемпион мира среди мужчин повержен, электронный интеллект победил. Любопытно, что в очередном издании «Книги рекордов Гиннесса» (1999 год) информация об этом событии обведена в рамочку. В шахматах наступила эра новых чемпионов!

Поединки новых лидеров компьютерного рынка против Каспарова и четырнадцатого чемпиона мира среди людей Владимира Крамника четырежды завершаются вничью. В 2006 году ничейный паритет заканчивается – «Дип Фриц» побеждает Крамника со счетом 4:2. Правда, чемпион мира подошел к матчу не в лучшей форме, что и сказалось на его игре. В одной из партии он зевнул мат в один ход. Проиграл Владимир и последнюю партию, пытаясь отыграться в азартном стиле. Эти достижения «железных монстров» во многом списывались на невероятную скорость расчета вариантов – компьютер исследовал сотни тысяч позиций в секунду, но в 2005 году на сцену вышел аналитический модуль, полностью изменивший сознание шахматистов. Детище Васика Райлиха «Рыбка» ворвалось в компьютерные шахматы, как метеор. Новый алгоритм значительно лучше оценивал позицию. «Рыбке» не требовалась специального оборудования. Можно было установить её на персональный компьютер и обыграть элитного гроссмейстера. По сути, после появления «Рыбки» противостояние «человек – компьютер» стало считаться исчерпанным.

Более того, в 2010 году появился аналитический модуль «Гудини», по всем статьям превзошедший «Рыбку». Таким образом, сейчас лучшие шахматисты мира могут надеяться лишь на ничью против «железного монстра», аккуратно упростив игру белыми фигурами.

Как же сказалась компьютерная революция на мире шахмат?

Прежде всего, резко обострилась проблема «читерства» – подсказок со стороны компьютерной программы. Причем на самом высоком уровне. В 2006 году в матче на первенство мира Крамник – Топалов возник конфликт, получивший затем в СМИ название «туалетный скандал». Болгарский гроссмейстер, Веселин Топалов, обвинил нашего чемпиона в том, что тот пользовался помощью компьютера, выходя в уборную. Апелляционный комитет постановил закрыть личные туалеты участников, открыв один общий (причём это оказался женский туалет). Владимир Крамник посчитал такое решение нарушающим контракт о матче и попросту оскорбительным. В знак протеста Крамник не явился на пятую партию, за что ему было засчитано техническое поражение. После длительных переговоров матч все-таки был возобновлен, и в итоге Крамник вырвал победу на тай-брейке.

Это событие получило широкую огласку из за своего статуса, но и на многих других крупных турнирах возникают подозрения к игрокам. Обычно обвиняют шахматиста, который прежде не добивался хороших результатов, но в одной партии сумел обыграть сильного соперника. Впрочем, до штрафных санкций дело доходит крайне редко. Здесь можно упомянуть только «дело Феллера». Французский гроссмейстер Себастьян Феллер был уличен в том, что с помощью SMS-сообщений получал ходы, предлагаемые компьютерной программой. В итоге он был дисквалифицирован на 5 лет, хотя затем суд первой инстанции Версаля приостановил это решение. Безусловно, каждое подозрение по данному вопросу вводит нас в плоскость этики.

Публичное, но бездоказательное обвинение может поставить клеймо на шахматисте. Фактически, любой строгий вердикт прекращает карьеру игрока, так как больше он не получит приглашения на солидный турнир. Подсказки в турнирном зале ещё можно пресечь, поставив специальные «глушилки», но гораздо труднее следить за соперником в онлайне. Во многом из-за этого по интернету не проводятся крупные соревнования с солидными взносами. Шахматисты не хотят рисковать своими деньгами, зная, что противник может свободно пользоваться помощью компьютерной программы. Конечно, откровенное мошенничество можно доказать, но относительно квалифицированному игроку может хватить всего несколько советов от «Гудини», чтобы довести партию до победы против более сильного оппонента. Таким образом, «благодаря» компьютерной революции шахматы потеряли огромнейшее поле для сражений.

Сейчас в онлайне можно биться лишь за условный рейтинг, либо ждать редких турниров с реальными призами от спонсоров. Тот факт, что компьютер превзошел человека в практической игре, вызывает снисходительное отношение к гроссмейстерам у некоторых любителей. В настоящее время любимым занятием таких «горе-экспертов» является включение шахматной программы и комментирование игры гроссмейстеров на какомнибудь форуме. «Всезнайка» порицает ходы игроков и поражается, как плохо они разбираются в шахматах. Первые разработчики компьютерных программ говорили, что прогресс в данном направлении не понизит интерес к игре гроссмейстеров, как и создание автомобилей не убавило зрелищности беговым дисци- плинам. Возможно, описанное явление носит временный характер, и любители просто не привыкли к мощи шахматных машин, но спад популярности шахмат можно объяснить и этим фактором.

«Зачем мне смотреть на несовершенную игру людей? Лучше я понаблюдаю за безошибочными действиями роботов!». Именно так рассуждают некоторые «ценители» шахмат. Компьютерная революция возобновила разговоры об исчерпаемости шахмат. Программы усиливаются с каждым годом. Не настанет ли тот день, когда искусственный интеллект просчитает шахматы до конца, и эта древняя игра будет закрыта? Предлагаются даже изменения правил. Например, все активнее обсуждаются шахматы Фишера. Они отличаются тем, что в начальной позиции фигуры расставлены не привычным образом (в центре король и ферзь, по углам ладьи и т.д.), а в случайном порядке. Конечно, с одной стороны такая реформа откроет новые перспективы для изучения шахмат, но с другой потеряется некая изначальная гармония. Да и новичкам и рядовым любителям будет трудно разобраться в этом хаосе. Тем не менее, несмотря на все негативные последствия компьютерного прогресса, шахматы по-прежнему живы и развиваются. За последнее время установилась четкая система розыгрыша чемпионского звания, проводятся супертурниры с крупным призовым фондом, разрабатываются проекты по внедрению шахмат в общеобразовательнуюшкольную программу. Трансляции по интернету собирают аудиторию в десятки и даже сотни тысяч человек, выдвигаются идеи по продвижению шахмат на телеэкраны.

Итак, компьютеры не «убили» шахматы, но то влияние, которое они оказали на эту игру, вполне можно спроецировать и на покер. В первую очередь усиление ботов отразится на популярности online покера. Подозрения в нечестной игре заставят игроков с опаской садиться за любой стол. В конечном итоге это приведет к оттоку огромной массы денег из всех покер-румов, которые не установят совершенных средств противодействия ботам. В online даже фиши не захотят проигрывать деньги неумолимой машине, ведь с тем же успехом это можно сделать в казино. Для регуляров вся игра превратится в перемалывание рейка. Возможно, боты будут не столь сильны в живом покере, так как там им придется оперировать меньшей статистической выборкой, но для России в нынешних условиях это слабое утешение. Прогресс ботов точно так же приведет к резкому скачку знаний о покере. Игра неполным стеком будет изучена вдоль и поперек, а некоторые дисциплины, возможно, закроются ботам. Придется задумываться об изменениях в игре. Разумеется, покер и шахматы значительно отличаются по своей природе. Компьютеру куда легче разобраться там, где у него под рукой весь необходимый объем данных. В покере определенная объективная информация разбавлена своеобразной игрой каждого оппонента, поэтому прогресс ботов несколько ограничен. Однако, представляется, что каждый последующий успех искусственного интеллекта будет гораздо острее и больнее отражаться на индустрии покера, чем это происходило в шахматах. Покер очень плотно завязан на деньгах, тогда как шахматы ещё предполагают интересную игру на «фантики». Полностью искоренить подозрения в online вряд ли получится, а массовый переход к оффлайну практически невозможен. Как бы там ни было, покер является азартной игрой, поэтому его излишняя популярность будет всячески ограничиваться в консервативных властных кругах. Таким образом, прогресс ботов, наверное, и обогатит кого-то на первых порах, но в долгосрочной перспективе это может разрушить современную индустрию покера.