IvanMelnikov
1
All posts from IvanMelnikov
  IvanMelnikov in IvanMelnikov,

Абрамович против Березовского

В Высоком суде Лондона продолжаются заседания по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу о возмещении ущерба в $5,5 млрд. Сегодня в качестве свидетелей со стороны ответчика будут допрошены его бывшие партнеры, в числе которых экс-руководитель администрации президента России Александр Волошин.
Позиция Березовского
Борис Березовский подал иск к Роману Абрамовичу в 2007 году. Высокий суд Лондона 31 марта 2010 года согласился, что дело может быть рассмотрено по существу. Господин Березовский требует $5,5 млрд в качестве возмещения ущерба от продажи в 2001-2004 годах своих долей в «Сибнефти» (21,5%) и «Русале» (12,5%). По утверждению истца, он вместе со своим партнером по бизнесу Бадри Патаркацишвили был вынужден продать принадлежащие им доли в компаниях значительно дешевле их реальной стоимости под давлением и угрозами со стороны Романа Абрамовича. Одним из средств такого давления, по словам Бориса Березовского, было условие освобождения из-под стражи его близкого друга и бывшего бизнес-партнера Николая Глушкова.
Бывший заместитель генерального директора «Аэрофлота» Николай Глушков обвинялся в мошенничестве путем хищения средств авиакомпании на сумму 214,9 млн руб. В июле 2006 года Савеловский суд Москвы приговорил его к двум годам условно за хищение средств авиакомпании на сумму 214,9 млн руб. Господин Глушков не признал себя виновным. В 2010 году он получил политическое убежище в Великобритании.
В 2007 году Борис Березовский был заочно приговорен за мошенничество со средствами «Аэрофлота» к шести годам лишения свободы. Суд обязал его возместить причиненный ущерб.
Процесс стартовал в Лондоне 3 октября. На первом заседании суда адвокат Лоуренс Рабинович, представляющий интересы истца, заявил, что господа Абрамович и Березовский долгое время были друзьями и партнерами, но после того, как Борис Березовский поссорился с Владимиром Путиным, господин Абрамович «предал» его. С 5 по 17 октября показания в суде давал сам Борис Березовский, причем на английском языке. Он обвинил Романа Абрамовича в нарушении доверия и соглашения между ними. Тот факт, что до 2001 года он отрицал наличие у него каких-либо акций «Сибнефти», господин Березовский объяснил тем, что у них была соответствующая договоренность. По заявлению Бориса Березовского, управление «Сибнефтью» было доверено Роману Абрамовичу, но акционеры не обсуждали, каким образом оно будет осуществляться. В ходе допроса Борис Березовский признал, что сделка с «Сибнефтью» была скреплена не на бумаге, а просто пожатием руки – именно так, по его словам, тогда делался бизнес в России.
Позиция Абрамовича
Роман Абрамович давал показания в Высоком суде Лондона с 31 октября до 10 ноября. Основной аргумент господина Абрамовича состоял в том, что Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили никогда не являлись его деловыми партнерами. По словам ответчика, он обратился к господину Березовскому за «крышей» — политическим покровительством благодаря связям Бориса Березовского с семьей Бориса Ельцина. Вопреки словам своего адвоката Роман Абрамович заявил в суде, что инициатива создания «Сибнефти» на базе «Ноябрьскнефтегаза» и Омского НПЗ принадлежала именно ему. «С этой идеей я пришел к Петру Авену, который предложил мне обсудить эту тему с Березовским»,— рассказал господин Абрамович. Ответчик тем не менее признал, что без Бориса Березовского покупка контрольного пакета акций «Сибнефти» на залоговом аукционе в декабре 1995 года была бы невозможной. Однако Роман Абрамович не упускал случая подчеркнуть, что в построении холдинга «Сибнефть» и покупке алюминиевых активов не меньшей была роль Бадри Патаркацишвили, который никаких претензий к господину Абрамовичу не имел (Борис Березовский утверждает обратное). В ходе допроса Роман Абрамович подтвердил, что нефть «Ноябрьскнефтегаза» продавалась на Омский НПЗ и впоследствии «Сибнефти» по завышенной в несколько раз цене через посредников, зарегистрированных во внутрироссийских офшорных зонах. Ответчик настаивал, что участие посредников не влияло на прибыль «Сибнефти», а лишь уменьшало сумму уплачиваемых в бюджет налогов. Суммы выплат за «крышу» Борису Березовскому и Бадри Патаркацишвили, по словам Романа Абрамовича, составили в 1996 году – около $80 млн, в 1997 и 1998 годах — по $50 млн, в 1999-м – больше (точная цифра названа не была). По эпизоду с «Русалом», господин Абрамович рассказал, что приобрести алюминиевые активы ему предложил Бадри Патаркацишвили.
Выяснилось, что в договоре от февраля 2000 года о приобретении КрАЗа, КрГЭС и БрАЗа в качестве покупателей помимо Романа Абрамовича фигурирует и господин Патаркацишвили, который по утверждению ответчика лишь вел переговоры, за что в дальнейшем получил комиссионные. Господин Абрамович настаивал, что в переговорах с Олегом Дерипаской ни Борис Березовский, ни Бадри Патаркацишвили не участвовали, они лишь были поставлены в известность о предстоящей сделке по слиянию алюминиевых активов (на их базе впоследствии был создан «Русал»). Роман Абрамович также признал, что был в хороших отношениях с тогдашним президентом Владимиром Путиным, однако отрицает встречу с Березовским на мысе Антиб 7 декабря 2000 года. На этой встрече, по утверждению истца, господин Абрамович выступил посланником Владимира Путина и вынуждал Бориса Березовского продать акции ОРТ под угрозой оставления Николая Глушкова (близкий друг и партнер Бориса Березовского) в тюрьме. По словам Романа Абрамовича, он был во Франции лишь 6 декабря 2000 года, тогда как с 7 по 9 декабря он находился в России и встречался с Давидом Давидовичем (партнер Абрамовича по фонду Millhouse), Михаилом Зурабовым (бывший министр здравоохранения и социального развития) и Евгением Адамовым (бывший глава Минатома). В своих письменных показаниях Роман Абрамович утверждал, что в январе 2001 года была встреча в Куршавеле с Бадри Патаркацишвили, на которой тот предложил завершить отношения между ними с Березовским и потребовал сделать последнюю выплату — $1,3 млрд. В суде господин Абрамович заявил, что он согласился выплатить эти деньги, чтобы не испортить отношения с господами Березовским и Патаркацишвили.
«А также таким образом я покупал себе свободу», — заявил ответчик.