Pavel AkselT
0
All posts from Pavel AkselT
Pavel AkselT in Pavel Taxubaev,

Враг не пройдет в ворота России

Враг не пройдет в ворота России

«Стратегия национальной безопасности США» угрожает госпереворотом - Путин пригрозил адекватным ответом

США намедни представили свою новую «Стратегию национальной безопасности США». В ней центральное место занимает Россия и то, как с ней надо бороться. Из документа следует, что лучший способ – это устроить госпереворот через организацию «цветной революции». От редакции можем подарить вариант названия, применительно к России – «медовая революция». Но добыча медка для заговорщиков окажется трудной. В сегодняшней России, духовно расцветшей после «русской весны», бунты и мятежи маловероятны. Даже массовые протестные акции. Да и «пчелы» не дремлют.

Выступая на днях на заседании коллегии ФСБ России, президент России Владимир Путин отметил, что ответственность силовых структур страны в этом и последующих годах существенно возрастет. Российский лидер отметил, что дестабилизация общественно-политической обстановки в стране извне при помощи неправительственных организаций и политизированных объединений, работающих на иностранные источники финансирования, возможна в период приближающегося выборного цикла 2016–2018 годов.

Стоит отметить, что Путин был предельно откровенен и не стал преуменьшать угрозу национальным интересам страны. В частности, он отметил, что для сдерживания России используются все инструменты, включающие масштабную информационную войну и работу иностранных спецслужб. Необходимым условием для позитивных изменений президент обозначил сохранение твердой позиции и независимой политики государства. Вместе с тем, он гарантировал, что Россия при любых обстоятельствах продолжит развивать диалог с оппозицией, «прислушиваться к содержательной критике» с тем, чтобы продолжить строить свой собственный вариант эффективно действующего гражданского общества. На правах верховного главнокомандующего Путин еще раз напомнил, что страна готова найти адекватный ответ на любые внешние угрозы своей национальной безопасности.

Заявление президента, безусловно, нельзя рассматривать в отрыве от выводов научного совета при российском Совете безопасности (СБ), которые эксперты сделали после изучения основных направлений обновленной стратегии национальной безопасности США. Оставшиеся во многом незамеченными в СМИ итоги работы Совбеза о многократном возрастании риска «цветной революции» в России пришлось информационно усилить самому главе государства, выступление которого и стало, по сути, концентрированной реакцией Кремля на явный антироссийский характер нового американского документа.

Вкратце отметим, что в аналитической записке совета безопасности России указано, что при реализации национальных интересов Америки «все более широкое распространение для устранения неугодных Соединенным Штатам политических режимов приобретут усовершенствованные технологии «цветных революций» с высокой вероятностью применения их в отношении России». С целью изменить внешнеполитический курс РФ в отношении Украины Вашингтоном будет рассмотрена возможность использования «адресных акций во взаимодействии с союзниками». При этом базовые условия просты – демонизация правящего режима (нечестные выборы, коррупция и т.д.); искусственное ухудшение социально-экономических условий в стране и наличие широкой прослойки потенциально «рассерженных» граждан, из которой потом рекрутируются участники массовых протестов. Добавить к этому политическое безволие власти по отношению к формирующейся извне группе давления, наличие «шестой колонны», переходящей в нужный момент в «пятую» и зарубежных кураторов будущего кровавого действа – и «народный переворот» готов. Подобная схема успешно прошла «обкатку» не только на постсоветском пространстве – в Грузии, Киргизии или на Украине, но и ранее – в Югославии и Ливане.

Как верно заметил директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДНГеоргий Филимонов, апологеты «цветных революций» вроде Джина Шарпа и его последователей – военного эксперта Роберта Хелви и главы Международного центра ненасильственных конфликтов Питера Аккермана – никогда не опирались на декларируемые, почти толстовские принципы «непротивления злу» насилием. Пожалуй, единственными случаями мирного перехода власти и демонтажа неугодной Западу политической системы произошли в ходе «бархатной революции» в ЧССР в 1989 году и прообраза будущего флешмоба – знаменитого «пикника на обочине», устроенного венгерскими диссидентами у австрийской границы в ожидании падения «железного занавеса».

***

Но ветер перемен, который подул на неугодные Вашингтону режимы по всему миру в «нулевые», быстро развеял с технологий «экспорта демократии» налет романтизма и стихийности конца 1980-х годов и обнажил в последующих протестах повторение одного и того же шаблона по насильственным акциям гражданского неповиновения.Кстати, описание «правильного» алгоритма смены политических режимов приводится в разделе «Вдохновлять гражданское общество и молодых лидеров» новой заокеанской стратегии нацбезопасности. Надо сказать, получился на редкость действенный механизм переложения практики в теорию: искусственное создание нестабильности, политический шантаж власти и далее – участие радикализованной молодежи протеста. Не имеет значения, пошла ли власть на исполнение требований протестующих, как было на Украине, или разгоняла мятежников в дни провалившейся «васильковой революции» в Беларуси в 2006 году.

Практика «цветных революций» показала, что для успешной смены власти кураторам будущих выступлений необходимо воспитывать «подающих надежды» молодых лидеров (на это также указывается в обновленной стратегии США). Отчасти ввиду отсутствия новых лиц частично провалилась первая попытка американцев сменить власть в Киргизии («тюльпановая революция» 2005 года). Тогда сменившие бежавшего Акаева лидеры протеста являлись узнаваемыми фигурами из числа обиженных прежней властью чиновников, которые, получив посты, погрязли в коррупции и занялись выяснением отношений друг с другом. В пылу разборок киргизские политики абсолютно забыли про «наставления» зарубежных кураторов и в 2010 году получили второй, но уже пророссийский майдан. Гипотетически трудно предположить, каким образом бы развивались события, если бы десять лет назад США нашли бы в Киргизии неравнодушных к «экспорту демократии» молодых людей. Но, очевидно, традиционный восточный консерватизм и неготовность новых фигур вмешиваться в большую политику сделали свое дело и привели к «антимайдану»-2010.

***

Предположу, что частично по причине отсутствия молодых и мобильных лидеров протеста «белоленточная революция» в России в конце 2011 года не удалась. Пожалуй, впервые безупречные по исполнению «цветные» технологии дали сбой. Хотя стартовые условия для дестабилизации были подобраны идеально: излишние старания услужливых чиновников в ряде регионов (на памяти случай, когда правящая партия даже получила фантастические 146%) подогрели общественное недовольство до нужного градуса и спровоцировали обоснованные разговоры о массовых фальсификациях в ходе выборов.

Так, благодаря непониманию серьезности любых ошибок в «реальной политике» и отсутствию стратегического видения ситуации на местах, к вящему удовольствию американского Госдепа Россия получила Болотное движение – не просто новую форму протеста, в которую еще только предстоит набрать «рекрутов», но с уже готовым «ядром» в виде «рассерженных горожан». Кстати, в появлении этой социальной группы виновата не только власть, но и либеральная оппозиция. За последние 25 лет известные всей стране демократы не смогли сколотить между собой ни одной устойчивой коалиции, не сформировали у общества запрос на «думающую» праволиберальную, но все-таки патриотичную оппозицию, которая бы смогла заставить власти учитывать мнение своих представителей. В результате за четверть века ожиданий «жизненного порыва» от демократов первой-второй волн часть россиян настолько утратило смыслы самой либеральной идеи (подмененной бесконечными дрязгами правых), что было готово даже поддержать «Болотную».

Однако, к удивлению американских кураторов, после «оккупаев» и шествий по дворам белоленточный протест быстро сошел на нет – одной только финансовой подпитки некоммерческих организаций из-за рубежа оказалось недостаточно, чтобы пустить Россию по будущему украинскому сценарию. Западным грантодателям так и не удалось сделать из лидеров либеральной оппозиции народных любимцев, хотя новые лица (почти что молодежь) все же появились. Лучше других на почве своей нелюбви к власти преуспел блогер Алексей Навальный. Но его не обошла традиционная и крайне раздражающая потенциального «рассерженного горожанина» болезнь других известных оппозиционеров (Рыжкова, Касьянова – список можно продолжать) – их близость к власти. Участие Навального в хищениях и «распилах» времен «Кировлеса» и «Ив Роше» позволило быстро нейтрализовать ранее казавшегося неуязвимым претендента на ребрендинговую оппозицию.

То же уныние ждало американцев и на левом фронте оппозиции. Причем буквально.Сергей Удальцов – яркий представитель «новых левых», не согласный с действующим курсом, выходец из известной своей порядочностью и домовитостью семьи. Словом, идеальный пример русского интеллигента XXI века. Одна беда – ему оказались присущи черты его предшественников XIX века – противогосударственность и безыдейность, отчасти выраженная его убежденным атеизмом. Оба этих качества далеки от принятия большинством россиян.

Согласитесь: кто бы что ни говорил о действующей власти – остаться без Отечества в условиях югославо-украинского «цветного» сценария и при этом не обращаться к Богу – никто в России, пожалуй, не желает. Социологические замеры лишь подтверждают выводы: после триумфа «русской весны», например в Приволжском федеральном округе, сегодня готов протестовать только 1% опрошенных, говорится на форуме активных граждан «Сообщество».

Об убедительном одобрении курса президента страны на защиту национальных интересов говорят и последние данные «Левады-центра»: 75% россиян готовы поддержать Владимира Путина на следующих выборах. Если взять данные психолого-социологических исследований, то среднестатистический «сочувствующий» несогласным – это человек, который в оппозиции к местным властям, но не к общей политической линии своей страны. Выражать недовольство люди если и готовы, то – локально, и не за американскую идею, а за достойную жизнь для себя и будущее своих детей в своей стране.

Поэтому, несмотря на экономические трудности, связанные с санкциями и валютными колебаниями, люди с пониманием относятся к искусственно возникшим из-за действий Запада проблемам. Россияне готовы потерпеть и сплотиться перед внешней угрозой. Креативные западные политтехнологи и профессиональные военные психологи не смогли показать никаких новых и исключительных «майданных» технологий для раскачки нашей страны.

***

Западу нужны эксклюзивные технологии для прорыва «цветной» идеи в России, однако, кажется, что с этим и связаны основные сложности англосаксонских стратегов. Конечно, можно по традиции воспитывать в оппозиции новых молодых прозападных лидеров. Но этот процесс слишком трудоемкий, учитывая «вежливые» методы российских правоохранителей по нейтрализации потенциальных лидеров протеста (вспомним про Навального, Удальцова и ожидаемое лишение депутатской неприкосновенности со всеми вытекающими из этого последствиями «несогласного»Ильи Пономарева).

Продолжать давить экономически? Но возможности санкций, как признают сами европейцы под бурное несогласие американцев, почти исчерпаны. Пик экономической блокады России со стороны ЕС достигнут и далее экспертами прогнозируется постепенное сворачивание и откат с тайными сепаратными договоренностями между РФ и некоторыми «клятвоотступниками» единой Европы вроде Греции или Венгрии.

При этом не забудем, что любая революция – это коммерческий проект, предполагающий отдачу для спонсоров. Тут живет и побеждает дело Остапа Бендера: нет финансовой основы для работы – нет разговора о массовых протестах. В той же логике, отсутствуют предпосылки для ухудшения социально-экономических условий жизни, то где брать «естественное» основание протеста?

Другой способ «зажечь» (опять-таки молодежь) – это использовать технологии интернет-пропаганды в попытке завладеть умами бунтующей романтизмом и «требующей перемен» толпы юных «несогласных», которые в силу возраста, скорее, не разбирающиеся в загогулинах большой политики. Но российская молодежь тоже не проста, и «завести» ее трудно. Ставка на популяризацию в медиа культа потребления, американской мечты себя изжила. В теории, предполагая действенность этого пути, нужно, чтобы «перевоспитанные» люди стали доминирующей группой населения, то есть необходима традиционная 20-летняя смена поколений. Следовательно, условия для майдана в России будут готовить уже под другого президента и, как минимум, тезис «Путин должен уйти» – станет неактуальным.

Западу можно еще попробовать пойти по пути наименьшего сопротивления и начать управлять агрессивной околофутбольной публикой. Связи украинских футбольных хулиганов, принимавших участие в карательной операции на Донбассе, с российскими околофутбольными группировками, отмечает, например, руководитель Объединения спортивных болельщиков, член Молодежной палаты России Всеволод Алексеев.

Но основные причины братания все те же: возраст, приверженность «модным» праворадикальным идеям и исторически крайне неоднозначное отношение в фанатской среде к любой действующей власти, включая, к сожалению, болезненный межнациональный вопрос. В этом смысле управлять протестом извне, конечно, проще и интереснее: всем известно неформальное противостояние московских или ростовских ультрас с фанатами кавказских футбольных клубов. Как и в начале 1990-х годов, отсыл к националистической риторике может стать слабым местом власти и катализатором «цветной революции» как против надуманного «внутреннего врага» (выходцев с Кавказа), так и «засилья эмигрантов» (из «теперь небратской» Украины и Средней Азии). С другой стороны, не должно являться секретом, что с частью российских ультрас плотно контактирует даже не полиция, а спецслужбы. Следовательно, о настроениях и степени мобилизации к протесту фанатской среды в ФСБ узнают раньше, чем молодежь удосужиться раскачаться на «сборы у Абая». При всем задоре любой воинствующий на словах глашатай «цветников» боится ответственности, а действующая редакция закона о противодействии экстремизму в России позволяет привлечь к ответственности не то что националистические выпады, а любого неосторожно высказавшегося человека. Система подавления инакомыслия, еще два-три года назад осуждаемая российским обществом, перед лицом внешних угроз сработает на упреждение «цветной революции». Российское государство сегодня готово к попыткам разжечь межнациональную рознь и впредь будет их подавлять.

Наконец, заокеанские партнеры могут обратиться к истории и зайти в Россию издалека. Например, можно тянуть гражданскую войну на Украине, втягивая в нее Россию до тех пор, пока народ не начнет роптать о необходимости «оставить Украину украинцам» и не вмешиваться в ее внутренние дела. Напрашивается и историческая аналогия с удачным для зарубежных интервентов в России 1918-го года общественным настроением в стиле «долой войну». Однако давление на Кремль по украинской теме «снизу» может только притормозить активность России на Донбассе, но к революционным настроениям внутри страны не приведет.

Но, в любом случае, предпосылки для «цветной революции» в РФ сейчас не созданы, и семена раздора от обманчивого «ветра перемен» вряд ли появятся у нас в ближайшие годы.

***

В этих условиях действенной технологией против нашей страны может стать доработка Западом первого этапа «цветной революции» – дискредитирующей концепции сетевых войн, которые пока ведутся против российских интересов в мире с переменным успехом. Однако, на наш взгляд, существенное упущение России в этой связи – выбор ею реакционной, а не превентивной стратегии информационного действия. Официальная Москва проводит защитную линию, реагируя на выпады внутренних оппонентов и из-за рубежа по факту, слабо пытаясь при этом заранее выстроить алгоритмы информационной работы по предварительному выявлению сетевых угроз и задействовать контрудары.

Отрадно, что хотя бы усилившаяся нестабильность в мире побудила отечественную дипломатию и Совбез не ждать «экспертных оценок» происходящего, а отвечать быстро и адекватно, если с нами пытаются разговаривать как со страной третьего мира, образ которой мы собственноручно творили с конца 1980-х годов.

Любой конфликт хорош только тогда, когда он не состоялся. Поэтому, чтобы не повторить судьбу Югославии и других жертв «цветной» агрессии, нам следует показать если не единую общегражданскую позицию, то хотя бы умение отличать зерна от плевел и искать свой цивилизационный путь без посредников, несмотря на разность политических взглядов.

Александр Андреев 

ПО МАТЕРИАЛАМ САЙТА  http://kolokolrussia.ru