Николай _
97
All posts from Николай _
Николай _ in Mikola – последний из комонян,

Треп на кухне по выходным. Куда мы идем?

 

А отличная дискуссия получилась позавчера на комоне http://www.comon.ru/user/andbeyond/blog/post.aspx?index1=42061  Растет, ведь, ресурс! Уже есть с кем цивилизованно о политике поговорить! Поскольку в комментариях сложно разворачивать тему, отвечу своим оппонентам блогом. Да и то только очень частично, ибо тема огромнейшая, но, похоже, крайне нужная. Потому что понять где мы сейчас и куда идем, можно только понимая откуда мы сюда попали я что с нами произошло.

            Так вот является ли современная Россия правовым государством, в котором гражданам обеспечены основные права? Ну, право, достаточно смешно это обсуждать. Конечно нет. И СССР таким государством тоже не был, в чем я совершенно с оппонентами согласен. А чем же он был, будучи второй стране в мире по объему ВВП, с развитой промышленностью, передовой наукой и повальной грамотностью населения? И чем является современная Россия? Да, как и при царе – государством, где отсутствующее формальное право всегда заменялось сложной и весьма богатой системой неписанных социальных норм. Строгость законов смягчается необязательностью их исполнения – это как раз про это. Русский человек всегда знает где и как можно нарушить закон и ничего ему за это не будет. А с другой стороны можно закон не нарушать, но нарушить норму и за это очень даже что будет. Самое существенно идеологическое отличие современной России от СССР – это как раз набор этих самых норм. Вот я и попробую хотя бы частично восстановить нормы того последнего советского периода, который еще застал в сознательном возрасте и сравнить их с сегодняшними.

Итак для позднего СССР:

Нормой был коллективизм. Понятие семьи, дома, двора, класса, трудового коллектива и далее по иерархии не были пустыми словами. Поступки всегда соотносились и оценивались во многом на основании того, что об этом скажут мои родные (друзья, одноклассники, коллеги, соседи и т.д. и т.п. в зависимости от того в какие социальные группы был наиболее активно включен человек).

Нормой было праздновать все государственные праздники, как семейные. Май, октябрь и новый год были обязательными датами встреч в широком кругу родных, когда после первого тоста за победу, революцию и новый год, пили уже по своим семейным поводам, то с радостью, за прибавление в семье, то не чокаясь, за ушедших. 

Нормой была уверенность в социальной безопасности, как собственной, так и всех близких. Я бы даже сказал определенная беспечность. С 10 лет я занимался плаванием. Поскольку в нашем городе был только десятиметровый лягушатник, то мы, мелкие пацаны и девчонки, ездили на тренировки в соседний город. На электричке, а потом на автобусе и потом пешком через пустынный лесопарк. Возвращаться домой, порой приходилось иногда часов в 11 ночи. И наши родители совершенно не беспокоились! Но, главное-то в том, что ничего страшного практически никогда не происходило! Отпустим ли мы сегодня свое одиннадцатилетнее чадо часов на пять шесть без мобильного телефона на какую-то там «тренировку»?

Нормой было гордиться страной и мечтать о великих делах. Ну там стать космонавтом, военным, учителем, врачом, ученым на худой конец. Семь из десяти выпускников десятых классов собирались в институт, чтобы заниматься развитием страны (вот это интересное преломление – мы, действительно хотели заниматься великими делами для страны, а не для себя).

Нормой было много читать и набрасываться на все культурные новинки, будь то книга, спектакль, фильм или выставка художников. Даже провинциальные музеи и музеишки ломились от посетителей. А в некоторых список экскурсий был расписан на месяц и попасть в них просто так было практически невозможно.

Нормой было не выделяться. Это интереснейшая часть тогдашних норм. Быть «как все» считалось лучшим, чем быть «лучше всех». Соперничество при этом, конечно оставалось, человеческую природу не изменишь, но оно было эдаким «мягким» что ли… В среднем грызть друг другу глотки никто не хотел и не стремился, поскольку эта норма накладывалась на коллективизм – « а что об этом скажут…».

Нормой были с одной стороны не озабоченность деньгами, а с другой – приворовывание. Средней «получки» среднего гражданина вполне хватало на нормальную еду, одежду и стандартный набор развлечений. Средним уровнем жилья и медицины бесплатно обеспечивало государство. Но приворовывать или «носить», в небольших количествах, все, что лежит плохо, тоже считалось вполне нормальным. Не деньги. Что производили, то и «несли». В хозяйстве пригодится.    

Нормой были политические анекдоты. Такого количества анекдотов, по большей части весьма добродушных и даже добрых, как в позднее брежневское время, я больше не помню. Это был, похоже, такой народный ответ на серьезный официоз, которым были заполнены все СМИ. За рассказанное в неудачном месте в неудачный момент, могли пропесочить на комсомольском или партсобрании, но большие меры были крайней редкостью.

Нормой была готовность к войне. Начальная военная подготовка в школе с нормой разборки/сборки автомата Калашникова (в каждой школе был АКМ-74 со спиленным бойком) 30 секунд для мальчиков и минута, кажется, для девочек… Все эти военизированные секции ДОСААФ, школы юных пожарников, десантников, стрелков, разведчиков, радистов. Да нет, милитаризма не было. Учили-то и идеологически (особо строго) и практически не нападать, а защищать

Я не склонен идеализировать СССР.  Он был гремучей смесью сложного, странного, сильного, маразматического, героического, правильного, позорного и далее этот список можно продолжать очень долго. И уж точно Союз был совершенно особенным социальным обществом. Не капиталистическим и не коммунистическим, естественно. Чем-то специфическим, что позволяло стране быть по многим объективным показателям одной из реально ведущих и влиятельных стран мира. Мне кажется нельзя сейчас говорить только о плохом, отбрасывая хорошее. Нужно попробовать понять что же с нами произошло тогда, в девяностые и как мы оказались там, где находимся сейчас.

Сногие, особенно молодежь 20-25 лет, априорно считают, что сейчас явно лучше, чем тогда. Их так учат сейчас. Для них два факта.

Во-первых, про бедность. Раз уж эта тема была затронута. Самые смелые и явно ангажированные исследователи бедности в СССР дают оценки 30-35% населения. Реальную цифру восстановить сейчас практически невозможно, поскольку советская система учета полностью уничтожена (вот вопрос, кстати, зачем?). Видимо, реальность была чуть меньше экстремистких оценок. На уровне 20 – 25 %, что в принципе, совпадает с субъективными воспоминаниями. Да, бедные были. Инвалиды, дети-сироты, принципиально не желающие работать. 40-60 миллионов человек. А что сейчас? Вот официальные цифры росстата за 2010 год:

с доходом ниже 3422 руб. в месяц живут 13,4% населения;
с доходом от 3422 до 7400 руб. в месяц живут 27,8% населения;
с доходом от 7400 до 17 000 руб. в месяц живут 38,8% населения;
с доходом  от 17 000 до 25 000 руб. в месяц живут 10,9% населения

с доходом от 25 000 до 50 000 руб. в месяц – живут 7,3% населения;
с доходом от 50 000 до 75 000 руб. в месяц живут 1,1% населения России;
доход свыше 75 000 рублей в месяц имеет 0,7 % населения.

Вопрос заключается в том где провести черту бедности. Одни считают, что нищета в России это 3400 руб. в месяц, а бедность 7400. Это, конечно смешно. Господа депутаты могут долго вертеть составом прожиточного минимума, чтобы выкрутить поменьше реально бедных. То рыбу из него исключим, то мясо соей заменим. Но мы же понимаем, что человек с доходом 17.000 рублей в месяц никогда не сможет купить себе квартиру, или дом, да и машину нормальную тоже. Он еле-еле сможет прокормить одного ребенка и никогда не сможет дать ему нормального образования, которое сейчас платное, и случись у него что-нибудь серьезное со здоровьем, то шансов на выживание у него практически не останется. Границу бедности в России следует проводить где-то в районе 15.000 рублей в месяц. И в эту категорию попадают 70 – 75 % населения. Около 100 миллионов человек.

А вот второй факт. Известнейший график. Вы легко его найдете в интернете, равно как и множество обсуждений вокруг. Впервые его, вроде как, представил  г-н Илларионов, бывший советник Путина, в 2007 году в докладе кому-то там, где-то там, называвшемся «Предчувствие катастрофы». Этот график, на самом деле, вполне себе объективно, показывает масштабы произошедшего в девяностые. А ведь всего-то динамика ВВП России в долях от ВВП Америки чуть больше, чем за сто лет: 

 

Здесь нет данных за 2007-2010 годы, но я видел обновленные данные на одной из конференций. Сейчас мы примерно на уровне 30 %. Или в 1994-м, 1950-м, 1942-м, 1930-м, 1916-м, 1905-м году. А на дне 2000-го были в 1943-м, 1926-м или 1917-м. Если то, что произошло с нами в девяностые и продолжается сейчас не катастрофа, то что же?

            А что же изменилось за двадцать лет, если по объективным показателям очень много стало хуже?

С моей точки зрения, при отсутствии права, как и раньше, сильно изменились нормы. Индивидуализм и эгоизм вместо коллективизма. Страх и озабоченность будущим, вместо ощущения безопасности. Стремление выделиться любой ценой вместо стремления выглядеть как все.  Стыд за страну вместо гордости. Кабак вместо музея или театра. Деньги вместо мечтаний о великом. Воровство вместо приворовывания. Заигрывания с властью вместо анеклотов про нее. Беспечность, недальновидность и жизнь текущим днем вместо готовности воевать и защищать.

            Я не знаю хорошо это или плохо. Но мне не нравится то, что я не понимаю куда мы идем. И главное – зачем?треп