Петр I
6
All posts from Петр I
Петр I in ТрейдерS KOSMOS,

Власть и оппозиция. Часть II

Продолжаю http://bear197.whotrades.com/blog/43206909236. В чём заключается преимущество современной России?

В том, что наш президент имеет два очень мощных источника власти. Первый — безусловное доверие народа, который, спасибо агрессии Запада, поддерживает политику президента почти целиком. Второй — пятнадцать лет управления государством, в течение которых Владимир Путин выстроил крепкую вертикаль власти и поднял свой авторитет до очень серьёзного уровня.

Crimsonalter:

http://crimsonalter.livejournal.com/71370.html

В России есть четыре больших политических группы, которые я предпочитаю слегка цинично описывать через сочетание их официальной идеологии и её реального воплощения:

1. «Либерал-компрадоры»

Предлагаемый образ будущего: Россия интегрированная в западную цивилизацию.
На самом деле: Россия интегрированная в западную цивилизацию в качестве сырьевой колонии США.

2. «Новые консерваторы»

Предлагаемый образ будущего: Российская Империя 2.0.
На самом деле: «Православный Иран» (подразумевается реальный Иран с его плюсами и минусами, а не карикатурное изображение Ирана в западных СМИ).

3. «Новые либералы»

Предлагаемый образ будущего: Страна победившего патриотического капитализма.
На самом деле: 2007 год как «День сурка» — бесконечные попытки воспроизвести сытость нулевых за счет модификации существующей системы.

4. «Красные патриоты»

Предлагаемый образ будущего: СССР 2.0.
На самом деле: Китай нулевых (опять же, подразумевается реальный Китай нулевых, с бурным экономическим ростом, огромной ролью государства в экономике, но и с возвращением специфического социального расслоения, при котором о статусном потреблении партийных элит пишут не в Татлере, а на заборе, от чего оно не становится менее реальным).

Мы можем соглашаться с тем делением на группы, которое предлагает crimsonalter, или не соглашаться, однако вполне очевидно, что разные политические группы тянут Россию в разные стороны. Если завтра одна из этих групп, паче чаяния, выиграет в борьбе с остальными, власть президента резко ослабеет. Президент перестанет быть играющим арбитром, который находится «над схваткой» и управляет процессом, и станет всего лишь одним из игроков.

Если вспомнить, что наш с вами мандат доверия находится именно у президента — а не у одной из властных группировок — станет ясно, что угнетение не нравящихся нам групп элит отнюдь не в наших интересах. Это несколько парадоксальный вывод, однако если вы немного задумаетесь над ситуацией, думаю, вы со мной согласитесь. Штурвал в руках Владимира Владимировича — это гораздо лучше, чем штурвал в руках влиятельных людей, за которых мы не голосовали, которые чувствуют ответственность не перед нами, а только лишь перед членами своего партийного клана.

Затронем краешком тему массовых репрессий. Ни для кого не секрет, что во власти есть огромное количество людей с весьма спорными талантами, которые ведут себя зачастую довольно неприглядным образом — вызывая тем самым недовольство почтенной публики.

Казалось бы — увольнять таких с позором, сажать в тюрьму, конфисковывать наотмашь имущество... но не всё так просто. Каждая влиятельная фигура во власти является членом какой-нибудь группировки. И в тот момент, когда мы без веского повода отправляем не нравящуюся нам фигуру на нары, мы резко ухудшаем отношения с этой группировкой.

Если кто-то попался на преступлении, если есть доказывающие его вину документы, всё в порядке. В дело включается суд, и человек садится в тюрьму. Тут всё понятно, тут никто не возражает.

Однако проблема в том, что влиятельные люди хоть и ведут себя зачастую довольно глупо, но всё же стараются при этом максимально подстраховываться — не подписывая лично никаких документов, которые могли бы подвести их под монастырь. Мало того, они имеют возможность нанимать лучших адвокатов России, которые помогают им выстроить защиту максимально надёжным способом.

Теперь поставьте себя на место президента. Вот есть очередной вельможа, которого в обвиняют в каком-то проступке, и которого принадлежащие какому-то клану СМИ требуют примерно покарать. Вот есть суд, в распоряжении которого нет необходимых для посадки вельможи документов, так как вельможа имел достаточно мозгов, чтобы не подписывать ничего компрометирующего лично, и чтобы нанять очень хорошего адвоката.

Напомню, что даже гангстера Аль Капоне, вина которого была очевидна каждому, не могли посадить очень долго, и посадили в итоге только по обвинению в неуплате налогов — что, конечно, было далеко не самым серьёзным его преступлением. Современные коррупционеры стали в США ещё хитрее, посадить их практически невозможно:

http://ruxpert.ru/Коррупция_в_США

Отечественные коррупционеры, будьте уверены, ничуть не глупее американских. Так вот — должен ли наш президент надавить на суд и потребовать показательной посадки вельможи, который подозревается в чём-то неприглядном?

Начнём с того, что такое давление будет нарушением закона. Повторюсь, поймать за руку коррупционеров не так-то просто: они обычно не дураки и отлично понимают, что делают.

Допустим однако, что президент решит сыграть в Глеба Жеглова и прикажет подкинуть карманнику кошелёк. Последствия подобного шага предугадать несложно. Во-первых, СМИ дружно начнут кричать о судебном беспределе: и у них, что характерно, найдутся для этого основания, так как найти изъяны можно в любом, даже самом честном в мире судебном процессе.

Во-вторых, элиты воспримут такое действие как объявление войны и примут некие ответные меры. Если неправосудные посадки станут сколько-нибудь массовыми, начнётся бунт. В нынешней политической ситуации этот бунт выльется в массовый переход элит на сторону США и последующую организацию майдана на Красной площади. Возможно, этот майдан и удастся задавить путём жестоких репрессий, однако легче от этого не станет.

Даже сейчас, в весьма спокойные по историческим меркам времена, в наших тюрьмах полно невиновных людей, которые случайно попали под раздачу. В тридцатые годы, будьте уверены, таковых было ещё больше. И не потому что Сталин был кровавым тираном, а потому что репрессии — это оружие массового поражения. На потоке отличать реальных преступников от обычных граждан колёса правосудия не смогут.

Обратите внимание: я ни в коем случае не хочу сказать, что коррупцию надо терпеть. Отнюдь. Коррупция не только несправедлива по своей природе, но весьма опасна для государства — с коррупцией надо бороться. Однако бороться с коррупцией нужно системно. Не подкидывая подозреваемым в воровстве кошельки, а устанавливая в трамваях видеокамеры.

Предвосхищая очевидный вопрос — работа по совершенствованию антикоррупционного законодательства ведётся, и весьма активно. Кое-какую информацию по этой работе можно уже найти на «Руксперте»:

http://ruxpert.ru/Коррупция_в_России

Пожалуй, на этом описание политической системы современных государств можно считать вчерне завершённым. Отмечу, что если вы посмотрите на власти США или на власти Китая, вы найдёте там ровно то же самое — извивающийся клубок элитных группировок, который имеет очень мало общего с той глянцевой демократией, которая изображается на листовках оппозиционных партий.

Теперь мы с вами готовы ответить на вопрос из начала статьи — нужна ли нам оппозиция.

Несложно увидеть, что весь властный ресурс в нашей схеме делится на три сегмента: собственно власть, умеренную оппозицию и жёсткую оппозицию.

Применительно к России власть — это сам президент и его ближайшие соратники. Президент в настоящее время опирается на волю народа и таким образом представляет собой пример столь редкого в современном мире по-настоящему демократического правителя.

Умеренная оппозиция — это разного рода властные группы, которые преследуют собственные интересы, но которые соглашаются подчиняться центральной власти, покуда она достаточно сильна, чтобы обеспечивать порядок.

Жёсткая оппозиция — это властные группы, которые имеют нерешаемые противоречия с центральной властью, и которые считают, что в текущей схеме они отстаивать свои интересы не могут.

Умеренная оппозиция полезна государству, она делает его более устойчивым. Наличие такой оппозиции страхует страну от излишней централизации и позволяет более-менее гладко обеспечить преемственность при переходе от одного правителя к другому. В государствах, в которых вся полнота власти находится в руках одного лица или одного клана, кризисные периоды заканчиваются зачастую катастрофами.

Наличие жёсткой, непримиримой оппозиции — это симптом некой болезни. Появление жёсткой оппозиции означает, что некоторые группировки не видят себе места в государстве, так как власть не хочет или не может учитывать их интересы.

Жёсткая оппозиция, очевидно, опасна для государства. Если жёсткая оппозиция представляет некие внутренние группы, с этими группами власть должна находить некий компромисс, который позволит этим группам как-то выживать в рамках государства. Как сказал в своё Сергей Витте Александру III, «если вы не можете утопить евреев в Чёрном море, вы должны дать евреям равные права с остальными подданными».

Если же жёсткая оппозиция представляет интересы групп внешних, если эту оппозицию подпитывают другие государства, следует смотреть уже на геополитическую карту мира. Независимые государства должны тянущиеся из других государств щупальца обрезать, чтобы другие государства не могли влиять на их политику изнутри. Слабым и зависимым государствам, наоборот, надо договариваться с более влиятельными странами, чтобы те держали контролируемую ими оппозицию на цепи.

Что же касается вопроса, чем конкретно должна заниматься правильная оппозиция — предлагать альтернативные законопроекты или ходить на митинги — это, на мой взгляд, вопрос десятый. В конце концов, как сказал ещё в XVI веке Фрэнсис Бекон, «сколько бы ни было родов государственного строя, для науки существует только один — таким всегда было и всегда останется свободное государство».

PS. Павел Шипилин пишет о волонтёрах на Донбассе, которые помогают местным жителям готовить заявления в Европейский суд по правам человека:

http://pavel-shipilin.livejournal.com/462163.html