Михаил Абрамов
28
All posts from Михаил Абрамов
Михаил Абрамов in Промышленная политика,

Экономика России. Кто виноват и что делать?

Уже почти 30 лет идет разрушение экономики России. Многие предприятия прекратили существование. Многие из тех, что остались, влачат жалкое существование.

Коррупция захватила все сферы нашей жизни. Она развращает и разрушает Россию. Увеличением числа «посадок» проблему коррупции решить нельзя. У китайцев не помогают даже расстрелы. Если сажать всех, кто участвует в коррупционных действиях, в т.ч. и тех, кто дает взятки, получает зарплату в конверте и не платит с нее налог и др., то на воле никого не останется. Актуальная шутка: предпринимателя посадили в тюрьму и не сказали за что. Мысли о том, что он ни в чем не виновен у него нет. Он лишь перебирает, за что бы его могли посадить? За «незаконное» возмещение НДС по счетам-фактурам, которые он получает от поставщиков, или за получение «необоснованной налоговой выгоды», или за «откаты» покупателю, без которых тот отказывается покупать, или за выдачу зарплаты рабочим в «конвертах», что позволяет ему платить им на 30-40% больше, чем без конвертов, или за взятку Санэпидемстанции, чтобы она не закрыла производство, или за что-то еще. Так сделано, чтобы работать и одновременно не нарушать, было невозможно. А может быть, так и задумано?

А что делать? Очень просто! Надо делать то, что делали и делают во всех странах, добившихся успеха. Рецепт один – разумные законы и жесткий контроль их исполнения. В каждой стране законы могут отличаться. Такие законы надо создавать и вразумительно объяснять народу их необходимость.

Ситуация в стране критическая. Такой она может оставаться еще несколько лет, а может взорваться в любое время. Правительство со стоящими перед ней задачами не справляется, но менять ничего не хочет.

Скоро выборы нового Президента России. Люди и партии, претендующие на власть, должны предложить народу России конструктивную программу. Пока такие программы никто не предложил. Многочисленные «Стратегии развития», разрабатываемые разными авторами и коллективами, выглядят неубедительно. Ни одна из стратегий не предлагает конкретных инструментов и технологий. Во всех стратегиях много критики, но ни одна из них не содержит доказательств эффективности своих рекомендаций.

Но одной критики – даже справедливой – сегодня недостаточно. Тем более недостаточно одних «доколе?» и «долой!». Такие программы и стратегии народ не поддержит. А менять «шило на мыло» он не хочет. Тем более, что есть недавний печальный опыт: в 1996 году рейтинг президента России Б.Н. Ельцина опустился до двух процентов и тогдашние «демократы» решали проблему сохранения власти, забыв все, чему они нас учили, и используя способы, против которых выступали раньше и выступают теперь.

Ответ на вопрос «почему так происходит и что надо делать?» хотелось бы услышать от правительства и от выступающих, например, на проходивших в 2017 г. Гайдаровском и Красноярском форумах экономистов, услугами которых правительство России пользуется. Но они не в курсе дела. И этого не скрывают.

С проблемой непонимания процессов в экономике сталкиваются не только в России. Например, английский экономист и член палаты лордов Великобритании Роберт Скидельски в статье, опубликованной 27 декабря 2016 года пишет: «Никто, особенно экономисты, не понимают, что происходит с мировой экономикой… Ключевая причина такой слепоты среди экспертов – это простое отсутствие интеллектуального кругозора… Экономисты – это «учёные идиоты» (idiots savants) нашего времени».

Таково мнение английского лорда.

Но сравнивая «у них» и «у нас», надо понимать, что у них веками шлифовались инструменты управления экономикой – налоговая, денежно-кредитная, судебная и другие системы, которые у нас не выдерживают никакой критики. И если у них легкий насморк, то у нас воспаление легких. Трудно сделать что-то хорошее, не имея ни знаний, ни надежных инструментов.

Известно, что экономика (от др.-греч. οἰκονομία, буквально – «искусство ведения домашнего хозяйства») – совокупность общественных наук, изучающих производство, распределение и потребление товаров и услуг. И в других определениях экономики на первом месте всегда производство товаров и услуг, т.е. того самого «простого продукта», о котором говорили Адам Смит и А.С. Пушкин.

Наши экономисты – и в науке, и в правительстве, и в оппозиции (и в системной, и в несистемной) – до простого продукта не опускаются. С реальным производством они, как правило, дела не имеют и никогда не имели. Одни говорят надо делать то, другие – это. А как сделать, чтобы «то» или «это» было делать выгодно и с высоким качеством, и те, и другие не знают и знать не хотят. Такие «пустяки», как вопрос о введении «золотого рубля», принципы подоходного налогообложения, формы отчетности, ставки налогов, методы расчета НДС и многие другие конкретные вопросы, как правило, не интересуют не только придворных экономистов, но и оппозиционеров. Их причитания о необходимости снижения налогов и удешевления кредитов выглядят убедительно, но не неконструктивно. Также убедительно они могли бы утверждать, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным

Особенность России – некомпетентность экономической элиты, т.е. тех, кто принимает решения на разных уровнях и в разных отраслях народного хозяйства. Это касается не только чиновников и ученых, но и крупных предпринимателей. Большинство наших промышленников не являются создателями своих производств, а получили их в готовом виде. Для успеха были необходимы ум, сообразительность и стечение обстоятельств. Профессиональных знаний и производственного опыта большинство из них не имеет. Однако личный финансовый успех дает им уверенность в истинности своего экономического мировоззрения, которое и стало господствующим. Мнения, не попадающие в рамки этого мировоззрения, заведомо считаются ложными. Именно эти люди проводят экономическую политику в нашей стране. Кто сегодня персонально представляет бизнес, а кто сидит в руководстве предпринимательских союзов или в правительстве, принципиального значения не имеет. В тонкости причин стагнации нашей промышленности не углубляются ни те, ни другие, ни третьи.

В результате в России создана экономика, в которой производству почти нет места. Есть банки, биржи, курсы акций и валют, фьючерсы, эмиссии, деривативы, свопы, и многое другое, имеющее к производству лишь косвенное отношение. В этой экономике, чем больше потратил, тем больше ВВП и тем выше производительность труда; выгодней купить за рубежом, чем сделать самому. Именно этим можно объяснить тот факт, что за годы реформ было уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы Великой Отечественной войны. Промышленность постепенно сходит на нет. По данным Минпромторга, доля продукции российских предприятий в стратегических отраслях (станкостроении, тяжелом машиностроении, легкой, радиоэлектронной, медицинской и фармацевтической промышленности) на нашем рынке в 2014 году составила от 20 до 10%, а от 80 до 90% составил импорт.

Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами. Производство многих видов продукции сократилось в десятки раз по сравнению с советским временем. Например, в 2015 году производство ткацких станков, экскаваторов, бытовых пылесосов, шерстяных тканей, согласно Росстату, составило от 0,23% до 1,9% относительно уровня 1990 года, а производство тракторов, металлорежущих станков, часов всех видов, кузнечнопрессовых машин, мотоциклов – от 3,0% до 4,8%. С другими видами продукции дела ненамного лучше.

1 мая 2017 года состоялась демонстрация трудящихся на Красной площади в Москве. Среди демонстрантов не было рабочих АЗЛК, «Красного пролетария», телевизионного завода «РУБИН», Второго часового завода «Слава», Станкостроительного завода им. Серго Орджоникидзе, завода «Динамо», фабрики «Трехгорная мануфактура», Пресненского машиностроительного завода, завода «Станколит» и многих, многих других. Эти предприятия прекратили существование в результате реформ 1991-2017 годов. А всего в России за годы реформ прекратили существование около 70 тыс. заводов и фабрик.

Типична и печальна судьба гиганта нашей индустрии – завода ЗИЛ, созданного еще до революции. В 70-80 годы на заводе ежегодно выпускалось около 200 тыс. машин, работали около 80 - 85 тыс. человек. 1200 рабочих стояли у 700-метрового конвейера. Каждые полторы минуты с него сходил грузовик. На 1 января 2014 года списочная численность работников составила 2305 человек. На июль 2016 года на ЗИЛе работают 600 человек. 2 августа 2016 г. отметили 100 лет ЗИЛу. Китайцы, для которых ЗИЛ построил автомобильный завод в Китае, приезжавшие на праздничные мероприятия на ЗИЛ, были в шоке от того, что уничтожили такой завод.

Интересно, на сколько нас хватит? Пора создавать «Бессмертный полк № 2, в котором пройдут сотрудники уничтоженных предприятий и их потомки.

Можно ли называть министерство, ответственное за эти результаты, министерством экономического развития? Более верное для него название – министерство разрушения российской экономики. То, что происходит последние 25 лет, никак нельзя назвать развитием. И никто не несет за это ответственности. Между тем, ответственность должны нести руководство страны, экономический блок правительства и обеспечивающие его теоретическими обоснованиями институты.

Суть проблемы достаточно четко и убедительно сформулировал Д.А. Медведев еще в 2009 году в статье «Россия, вперед!»:

«Нашей работе будут пытаться мешать влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них "все есть". Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его».

Видимо, правильно понимать суть проблемы не значит ее решить.

Наш Центр (ЭАЦ «Модернизация») много лет работает над экономическими проблемами России, привлекая к их решению лучших ученых и специалистов нашей страны. С работами можно ознакомиться на сайте www.modern-rf.ruв разделе «Наши труды». В то время, когда нам говорят, что «денег нет, но вы держитесь!», мы предлагаем правительству меры, реализация которых улучшит предпринимательский климат в нашей стране и даст бюджету дополнительно не менее 5-8 трлн руб. ежегодно за счет перераспределения имеющихся ресурсов и совершенствования администрирования. Более того, мы готовы в течение года доказать эффективность некоторых своих рекомендаций в 1-2 регионах России при минимальном содействии со стороны правительства. Наши рекомендации обеспечат тот самый рост ВВП, которого требует Президент.

Свои предложения мы направляли Администрации Президента, Правительству и Государственной Думе, но от всех получили отписки. Как говорил Д.А. Медведев, «они хорошо устроились, у них «все есть», их все устраивает». Отдельные рекомендации мы публиковали в СМИ и докладывали на многочисленных конференциях, форумах и совещаниях. Никто не возражал, по существу. Но и особого интереса не было. Каждый занят своим делом и решает свои проблемы.

Но ситуация обостряется! Отечество в опасности! Мы надеемся, что наши предложения рано или поздно будут востребованы и помогут России выйти из тупика.