Financial One
3
All posts from Financial One
Financial One in Журнал о финансовых рынках, инвестициях и биржевой торговле,

Бизнес или собес?

В последнее время мы видим беспрецедентный рост расходов компаний на благотворительность. Это явление недавно даже привлекло внимание Владимира Путина, который на встрече с членами Общественной палаты 9 июля высказался против того, чтобы отчисления бизнеса на благотворительность шли в ущерб налогообложению. Впрочем, пока российская специфика такова, что зачастую за благими, казалось бы, целями скрываются не совсем понятные реальные мотивы. Далеко за примерами ходить не нужно – о них будет рассказано ниже.

По итогам 2012 стало известно, что компания Мосэнергосбыт собирается пожертвовать 300 млн рублей некоммерческому фонду поддержки медицины, культуры и спорта «Созидание». Это 20% чистой прибыли компании за 2012 год. В отчетности Татнефти на «безвозмездную передачу средств другим организациям» в 2012 году было потрачено 2 млрд рублей, а в 2013 эта сумма подскочила более чем в три раза - до 6,3 млрд руб. В 2013 году Казаньоргсинтез сделал «целевое пожертвование в бюджет Республики Татарстан в целях обеспечения адресной социальной защиты населения при оплате жилищно-коммунальных услуг» в размере 623 млн рублей, а Нижнекамскнефтехим выделил на те же цели 2,8 млрд рублей при чистой прибыли в 6,1 млрд.

Что получается? Мажоритарный акционер (то есть владелец более 50% акций) может от лица общества и, как следствие - всех остальных акционеров (без их согласия), тратить на благотворительность любую сумму? Хоть всю чистую прибыль каждый год? Мы считаем, что эта практика нарушает базовые права акционера на дивиденды и часть имущества при ликвидации.

Устав АО по своему смыслу является коллективным договором. Мы считаем, что возможность расходовать средства на благотворительность должна быть прямо в нем прописана. Более того, в уставе должны быть установлены максимальные значения размера расходов на благотворительность (процент от прибыли или абсолютная сумма). Тогда, перед тем как купить акции, инвестор сможет оценить возможную отдачу от своих вложений. В противном случае покупка акций становится похожа на лотерею, так как даже при успешной деятельности самой компании инвестор не получит выгоды, потому что мажоритарный акционер вдруг «захочет» кому-то помочь. Мы считаем, что любой акционер, если он увидит в отчётности компании расходы на благотворительность, и при этом в ее уставе нет соответствующего положения, может подавать в суд против таких действий, так как они не соответствуют уставу.

Оправдываясь, компании часто ссылаются на типовое положение устава, разрешающее иные виды деятельности, причисляя к ним расходы на благотворительность. Но под «иными видами деятельности» подразумевается предпринимательство. Напомним, что благотворительность к нему не относится, так как согласно статье 2 Гражданского кодекса РФ, предпринимательство — экономическая деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от производства и/или продажи товаров, оказания услуг.

Также отметим, что государство (налоговые органы) и акционеров должен расстраивать тот факт, что данные средства не будут потрачены на развитие компании, а значит, это негативно отразится на будущей прибыли, дивидендах и налогах с них.

Изменения в законодательство можно было бы и не вносить, если бы правоприменительной практикой (решениями судов) признавались незаконным расходы на благотворительность, если они напрямую не прописаны в уставе либо сделаны не в рамках ограничений установленных уставом. Возможно, имеет смысл внести уточнение, содержащее требование о включении в устав ограничений на размер расходов на благотворительность (в абсолютном выражении и/или в процентах от чистой прибыли)

Резюмируя, мы хотим отметить, что , на наш взгляд, благотворительностью должны заниматься частные лица (по велению сердца) и специализированные благотворительные организации, имеющие для этого нужные компетенции и обладающие полнотой информации о том кому нужна помощь. 

УК "Арсагера"