Андрей Мовчан
36
All posts from Андрей Мовчан
Андрей Мовчан in Андрей Мовчан,

Кто и зачем защищает вредные российские законы?

Calvin Candie [slave-owner]: Hello. Stephen, my boy!

Stephen: [old black house servant exiting the Big House] Yeah, yeah, yeah. Hello, my ass. Who dis nigger up on dat nag?

Calvin Candie: Aw, Stephen, you have nails for breakfast? What's the matter? Why you so ornery? You miss me? Huh?

Stephen: Oh, yes, sir. Like a baby miss mammy titty! I ask you, who dis nigger on dat nag?

Django [freed slave, a slaver-companion to white head-hunter Dr. Schultz, pretending to be a slave-driver]: Hey, Snowball. You wanna know my name or the name of my horse, you ask me.

Stephen: Just who the hell you callin' 'Snowball,' hoss boy? I'll snatch yo black ass off dat nag down here in the mud so fast make yo head spin!

Calvin Candie: Whoa, whoa, whoa, whoa! Stephen! Stephen! Let's keep it funny. Django here's a freeman.

Stephen: Dis nigger here?

Calvin Candie: That nigger there. Django, and his friend in gray here, Dr. Schultz, are customers. And they are our guests, Stephen. And you, you old, decrepit bastard, you are to show them every hospitality. You understand that?

Stephen: Yes, sir. Him I understands, but I don't know why I got to take lip off dis nigger.

Calvin Candie: You don't have to know why. Do you understand?

Stephen: Yes, sir. I understand.

Calvin Candie: Well, good. They're spending the night. Go open the guest bedrooms and get two ready.

Stephen: [mortified] He gawn stay in the Big House?

Calvin Candie: Stephen. He's a slaver. It's different.

Stephen: In the Big House?

Calvin Candie: Well, you got a problem with that?

Stephen: Aw, naw, naw. I ain't got no problem with it. If you ain't got no problem with burnin' the bed, the sheets, the pillowcase, and everything else when this black-ass motherfucker's gone!


Что я хочу сказать? Вот что.

Я написал недавно пост о бессмысленности… нет, о вредности закона о валютном контроле; о том, что это – анахронизм, как и многие другие контрольно-репрессивные акты в России, которые ни от чего не защищают (ха, триллион долларов из России вывели за 17 лет, стоимость рубля зависит только от цены нефти, за 17 лет к доллару улетели в 3 раза, шиш вам а не польза закона о валютном контроле), зато эффективно увеличивают себестоимость бизнеса, отвращают от предпринимательства и буквально выталкивают лучших предпринимателей (кроме конечно рентных капиталистов) за границу – с деятельной помощью «контролирующего органа», который использует иезуитский способ прочтения закона и, пользуясь отсутствием в русском законодательстве принципа Contra Proferentem (кстати это верный признак несовершенного, архаичного законодательства), зарабатывает на штрафах.

У поста 10 000 лайков и сотни комментариев типа «можем подтвердить, сами на практике все это прошли, просто ужас». А еще у него десятки комментариев следующих 4 типов:

(1) Ну и дураки, надо было брать дорогих юристов и бухгалтеров побольше и получше, и проблем не было бы, все приспосабливаются а они что – лучше всех / ну и идиоты, надо было как все умные люди договора подделывать и проблем бы не было, нечего из себя чистеньких строить; (2) А если вам волю дать, вообще все разворуете, закон то защищает честных людей от предпринимателей, а то в 90е все растащили [кстати в 90е этот закон был еще намного жестче, прим. моё]; (3) Все вранье, я работаю пять лет, у меня ИП в Урюпинске и ко мне налоговая не приходила с этой проблемой; (4) Да на Западе еще хуже, мне друган говорил.

Протест против простой идеи – «давайте отменим идиотский репрессивный закон, который никому не помогает» – настолько удивителен (ну ведь никому же не помогает!!!), что я уж было подумал, что пишут эти жуткие комментарии тролли. Но тут мне в ленте попалась на глаза жалоба пассажирки какого-то самолета, что в салоне было холодно, и немедленный комментарий под ней: «А сама то что, как взрослая думать не умеешь? Могла свитер взять! А то лезут в самолет в лифчиках и шортах, а потом жалуются! А вот раньше вообще пледов не было, и ничего, летали!»

И тут меня осенило. Это не тролли. Это – «house negros».

Alia Bicer из York University пишет, анализируя “Django unchained” Квентина Тарантино: «Основной дифференциацией рабов африканского происхождения в США 19го века было подразделение на «домашних рабов» и «полевых рабов». Это разделение означало не столько вид занятости раба, сколько его ментальность». Стивен, старый раб и слуга главного отрицательного персонажа фильма Кэлвина Кэнди, является классическим примером домашнего раба. Он не просто лоялен к господину, он любит господина; он не просто принимает рабство, он разделяет его «ценности». Его отношение к белым господам полностью соответствует их желаниям (сочетание полной покорности и любви с умеренной долей панибратства и даже шутовства), а его отношение к черным рабам – это не только презрение, копирующее отношение белых господ, но и жестокость, и ненависть к тем немногим, кто осмеливается выпадать из устоявшейся картины мира (типа Джанго, освобожденного раба, который едет на лошади, что рабам не позволяется). В этом смысле Стивен намного больше «рабовладелец», чем его хозяин, который спокойно принимает Джанго и требует немедленного прекращения наказания Хильды (жестоко наказанной рабыни), чему Стивен сопротивляется. Позиция Стивена (и это не забывает показать в фильме Тарантино) совершенно искренняя, он не отступает от нее даже после смерти хозяина и перед лицом угрозы своей жизни со стороны Джанго. И тем она только страшнее.

Мы встречаем домашних рабов каждый день. Тех, кто в деле Серебренникова видит или «Сами призывали с коррупцией бороться, и вот – получите» или «Дыма без огня не бывает»; кто в ответ на предложение улучшить законы говорит: «нечего жаловаться, сами дураки что не приспособились»; кто поучает других, что обмануть, подделать, дать взятку – норма поведения; кто свято верит в Хозяина и требует прекратить критиковать «Нашу Страну» потому что «настоящий патриот любит Родину»; кто злорадно хихикает, когда кого-то посадили или изгнали (неважно – он из полевых рабов или из вчерашних господ); кто ищет врага среди тех, среди кого его искать безопасно (и указано свыше) – будь то геи, католики, мигранты, европейцы, США или бизнесмены; кто сакрализирует «устои и скрепы», правила и положения, кто считает, что «правильный миф» полезнее правды.

Правда, «Домашний раб» должен любить только своих господ; лучший домашний раб даже немного ненавидит господ других, потому что они могут умалить его господина, составить ему конкуренцию. Поэтому «домашний раб» не обязательно «за власть». Если он выбрал себе господина из оппозиции, то он может быть даже очень сильно против власти. Тогда он как раз будет поливать «Рашку» почем зря; зато его Господин будет безупречным, ему не будет альтернативы, его нельзя будет критиковать, а кто посмеет, тот будет «Dis nigger up on dat nag».

Объединяет домашних рабов одинаковая ненависть ко всем, кто свободен, но не «Господин», и садистическая жестокость к «полевым рабам» - тем, кто не хочет или не может стать «домашним» и не дотягивает (образованием, ресурсами, характером) до обретения статуса «свободного». Первые для них – всегда злобные враги, они либо работают на иностранцев, либо разворовали страну, либо плетут заговор с целью раскачать лодку, либо наоборот – продались власти и не дают раскачивать лодку, часто – все это одновременно. Вторые для них – всегда «быдло», «уроды», «население», которым «так и надо», которым только дай волю, все разнесут, поэтому нужна жесткая рука, в общем - «Сталина на них нет», они все как один просто обязаны всю жизнь простоять на ушах в позе лотос, удерживая над головой зонтик, вот только законы не трогайте и господам не мешайте удовольствие получать.

Наша проблема – слишком большой процент «домашних рабов» в обществе (на то видимо есть исторические причины, но сейчас не об этом). В добавок у нас много тех, о ком Джанго говорил: «but that is lower than the head house nigger!» - slave-drivers, черных надсмотрщиков. У нас быть надсмотрщиком даже почетно, у нас старшеклассники хотят ими стать много больше, чем бизнесменами (ха-ха), менеджерами, учеными, врачами или учителями.

А еще у нас есть нефть. При всем бедственном положении черных рабов в США (которое было много хуже, чем положение рабов в Древнем Риме), рабы были американским средством создания экономической стоимости. В России и «свободные не-господа» - независимые предприниматели, работники частных компаний, профессионалы, и «полевые рабы» - бюджетники, синие воротнички – пока течет «черная кровь» Земли представляют из себя только расходный материал для тех, кому мало нефтяного потока. В Django unchained один из персонажей говорит:“A Negro’s life is too valuable to be risked at it. If a Negro dies, it’s a considerable loss, you know.” Наши белые господа, к сожалению, так не считают. Боюсь, если считали бы – границу бы уже давно закрыли на выезд.

[Это была реклама фильма «Джанго освобожденный». Посмотрите, возможно вы и узнаете себя в каком-то из персонажей]

Оригинал