Глеб Кузнецов
8
All posts from Глеб Кузнецов
Глеб Кузнецов in Глеб Кузнецов,

Тоска по живой человеческой речи – главный запрос в современной политике

Мощный дед Вольфганг Шойбле заявил, что англичане в случае своего выхода из ЕС окажутся без европейских рынков для своего экспорта. И не просто высказался как сейчас принято: "можно прогнозировать, что в случае негативного результата возможно некоторое ограничение", а прямо таки: "No single market aсcess". И дальше: "они неизбежно пожалеют, и мы их примем назад". И плевать на то, что 7% экспорта Германии приходится на Британию и она, естественно, примет адекватные меры по отношению к ЕС после развода с битьем посуды. "ЕС то без Британии устоит", - говорит Шойбле, - "Ну и для нас это хороший повод задуматься и почистить брюссельскую бюрократию".

И это в то время, когда слюнявый журнал "Шпигель" выходит спецвыпуском на английском языке с обложкой "Пожалуйста, не уходите" на британском флаге. И в редакторской статье пишет про то, что "британцы к сожалению не ощущают того восхищения, которое испытывает по отношению к ним континентальная Европа...".

Язык "Шпигеля" и язык Шойбле (возьмемся за руки, выразив восхищение и солидарность vs гребитесь конем, дебилы, еще на коленях к нам приползете) - хорошая иллюстрация важнейшего политического конфликта современности. Конфликта языков. Который еще 5 лет назад казался полностью разрешенным в пользу прекраснодушно-идиотской политкорректности.

Ценности компромисса, ухода от конфликта, избегания острых углов потихонечку сегодня начинают сдавать позиции. Что общего у Трампа, халифа Ибрагима из ИГ (понятно, запрещенного в России) и Шойбле - они говорят о проблемах человеческим языком. "Новые партии" и политические силы что левые, что правые по всему миру отвечают на самом деле только на один запрос - запрос на настоящую живую речь, высказывание о проблемах и будущем.

Язык с помощью которого можно выражать мысли и чувства, которым можно побеждать и смягчать боль поражений, язык конфликтов, истинных различений и наименований. А не вязкое болото пустоты, экивоков и ничего не несущих речевых конструкций, пришедшее после холодной войны на место политического языка.

В России, что любопытно, эту тенденцию (как и все остальные мировые тенденции, впрочем) пытается остановить законодательно. Борьба с экстремизмом, с оскорблениями чувств всевозможных, ограничения на форму и содержание агитации на выборах - это попытки создать заповедник для бессмысленного, безреферентного языка провинциального чиновника. Языка, в котором не остается ничего ни от русского языка, ни от политики, языка ритуала возобновления властных полномочий.

Думаю, кстати, что популярность Трампа в России связана как раз с тоской по этому языку, по невозможности настоящего высказывания по важным для страны темы на русском языке в рамках русской политической реальности.

FB