autgardist
6
All posts from autgardist
  autgardist in autgardist,

Технология трейдинга

 

О четырех прибыльных торговых методах, совмещение которых позволяет нарисовать плавную кривую эквити (equity), о правильном анализе работы торговых систем, немного о самолетах и преимуществах работы в команде

Знакомство с биржей у меня состоялось в 2000 году в общежитии Хайфского технологического института Technion. Сосед получал 13-ю зарплату акциями и регулярно проверял состояние своего счета, отслеживая котировки с моего компьютера. Так, слово за слово, я узнал, что биржа — это не только в кино и не только для избранных.

Затем — поглощение бесконечного числа околобиржевой литературы от зарубежных гуру и первый счет в размере $350 в израильском банке с комиссионными $25 плюс налог на каждую прибыльную сделку. Сделка требовала посещения банка и написания заявления, причем банк закрывался до того, как открывались американские биржи. Две недели перед первым трейдом, потом еще неделя ежедневных наблюдений за судьбой позиции и 300% профита. Работая с этого же счета, я узнал, что акции могут стоить меньше величины комиссии за их продажу: купив акцию EXDS за $8 по секретной рекомендации знакомого, у которого дядя работал брокером в США, я продал ее по $0,2 после того, как компанию обанкротили.

Где-то через год экспериментов стало окончательно ясно, что трейдером я быть хочу, а наемным программистом — уже нет. Учеба в моем университете на Computer Science была труднодостижимой мечтой для многих студентов в те времена, тем не менее достаточно быстро я решил бросить это приятное место и стать частным трейдером.

 

В направлении алготорговли

Я взял академотпуск и отправился в Москву, предварительно договорившись пройти там курс по биржевой торговле. Как оказалось, на нем я был единственным учеником. Сейчас уже сложно оценить полезность всего материала: главное, с чем меня познакомил лектор, — это TradeStation, которая позволяла моментально проверять те или иные идеи, не тратя месяцы на рисование карандашом, заполнение табличек и расчеты на калькуляторе. Это и стало первым шагом в направлении алготорговли.

Второй я предпринял через неделю после окончания курсов, когда в офисе представителя западного брокера мне помог с открытием счета бородатый дядя немного бомжеватого вида. У брокера был замечательный уголок с небольшой кухней, где трейдеры могли попить кофе, поесть домашнюю еду и пообщаться. Так за чашечкой кофе в благодарность за помощь я решил раскрыть дяде таинства технического анализа. Некоторое время он внимательно слушал, а потом сказал: «Я тут в конкурсе участвую. Пойдем, покажу». Я не помню точную цифру, но, если не ошибаюсь, на экране компьютера была что-то в районе 786 000% напротив дядиного ника. «Тут люди со всего мира соревнуются, я на первом месте. Это за полгода, а второе место в районе 10 000%…» Так я и познакомился с Александром Ермаченко ака Атаманом — трейдером, который, экспериментируя, публично увеличивал реальные счета со $100 тыс. до $10 млн за четыре месяца или с $10 тыс. до $2,6 млн за год. Не могу сказать, что я был его учеником, но общение с ним в течение нескольких месяцев существенно изменило мое понимание рынка, подход к трейдингу и представление о планке целевой доходности.

Однако даже такие полезные знакомства не уберегли меня от «самого большого лося». Однажды я потерял 17% счета за пять минут. Случилось это вскоре после 11 сентября 2001 года, когда по CNBC было объявлено, что в лифте Белого дома обнаружены споры сибирской язвы, акция, которую я купил, упала вместе со всем рынком. В результате потеря равнялась стоимости отечественного автомобиля, однако трейд остался открытым, и на следующий день убыток был практически полностью возмещен. Но, как говорится, осадок остался, урок о необходимости мани-менеджмента был выучен, и по сей день та просадка — самый большой мой «лосс» в процентном отношении.

Благодаря в том числе и этому уроку мне удается оставаться в рынке с 2001 года, причем трейдинг продолжает быть единственным способом заработка. Были, правда, перерывы на полгода-год, когда я уходил в малый бизнес и когда родилась дочка. Однако работа принесла понимание того, что лучше трейдинга бизнеса не существует.

В торговле были разные периоды. Первые три года работал по 18 часов в сутки, читал все подряд, шерстил американские трейдерские форумы в попытках разгадать методы гуру. В основном торговал американские хайтеки и биотеки, досконально изучая рынки лекарств от рака, видеокарт или чипов для пометки коров. Постепенно изучение отдельных отраслей сменилось отслеживанием исключительно общерыночных тенденций, а потом автоматизация и алгоритмизация и вовсе вытеснили какой-либо фундаментальный анализ. Одновременно с этим акценты сместились с акций на фьючерсы.

Торговые методы постоянно совершенствуются, некоторые умирают, и на их место приходят новые или хорошо забытые старые. Во время разработки никогда не знаешь, какими будут доходность, просадки, оптимальный таймфрейм или даже инструмент для торговли того или иного метода. Просто есть некий принцип, который идеологически кажется правильным, прошел первичную «топорную» проверку и показал прибыльность. По мере развития метода он занимает свое место среди других, отранжированных по соотношению профит—просадка, получает деньги и начинает торговаться. Процесс улучшения существующих методов и замены старых или умирающих новыми подходами никогда не прекращается. В итоге, если сложить доходность по всем счетам, получается плавно растущая кривая эквити. Хотя никакая диверсификация по рынкам и торгуемым подходам не спасла от «запила» в минувшем октябре.

 

Четыре торговых метода

Для меня базовым является понимание того, что все, чем обладает трейдер, — это история, которая позволяет «увидеть» рынок глазами или программными средствами, а чаще симбиозом того и другого. Я имею в виду умение находить на истории статистически значимые закономерности, формализовать их, корректно проверять, превращать в торговые методы и эксплуатировать на свое благо. Основная задача, которая стоит передо мной сейчас, — это уже не поиск рыночных неэффективностей, а оборачиваемость капитала, оптимальное распределение средств между системами и рынками и совмещение работы принципиально разных подходов. Немного утрированный пример: три системы стоят вниз, три — вверх, а результирующая позиция — вне рынка.

Чтобы стало понятно, как может быть, что одна система в «лонгах», а другая — в «шортах» по одному и тому же инструменту и обе обладают положительным математическим ожиданием (МО), приведу собственную классификацию торговых методов. Все методы, дающие прибыль на длительном периоде, можно разделить на четыре группы: метод «катвилосей» (русскоязычное сокращение от сut the losses short and let the profit run), паттерны, инфраструктурный подход и торговля волатильностью.

Основа принципа «катвилосей» заключается в том, что если ограничивать убытки и не ограничивать прибыль, то периодически относительно крупные прибыльные трейды будут перекрывать серии убытков. Теоретически симметричность рынка должна обнулить результат таких действий, и счет постепенно будет съеден спредом и комиссией. На практике же за счет эффекта тренда такой подход оказывается прибыльным. Не везде это работает, но ключевой особенностью российского рынка является именно его экстремальная трендовость, которая совершенно не свойственна более развитым и, соответственно, более эффективным рынкам. Базовая проверка инструмента на «трендовость» осуществляется с помощью произвольных входов с постановкой «стопа» при отсутствии тейк-профита. Если эта проверка пройдена, остается сделать две вещи. Первое — подобрать оптимальную частоту попыток входа в день, которая должна соответствовать усредненному числу возможных существенных однонаправленных движений торгуемого инструмента. Второе — добавить в схему оптимальное управление позицией, являющееся, по сути, компромиссом между величиной просадки в периоды флэта и способностью системы «высиживать» прибыль на трендовых участках.

Паттерны представляют собой в основном контртрендовые модели. Они образуются там, где есть повторяющаяся ситуация, вынуждающая массу людей поступать одинаково из раза в раз, открывая или закрывая позиции. Паттерны можно найти только в том случае, если мы способны четко описать сигнал, то есть исходную ценовую конфигурацию. Примером паттерна может быть рост актива в течение n дней на х%. После чего при продаже мы имеем y% падения в z% случаев. Паттерны встречаются редко, поэтому, чтобы на них зарабатывать, торговать надо портфель инструментов — 10 тыс. американских акций для этого идеально подходят. Торговля по паттернам предполагает высокий процент прибыльных сделок (75–85%) при среднем прибыльном трейде выше среднего убытка.

Инфраструктурный подход — это использование особенностей механики рынка для получения прибыли от недостатков инфраструктуры. Примером может быть широко известный скальп на фьючерсе РТС. В России 133 брокера, предоставляющих доступ к торгам фьючерсами на рынке FORTS. Некоторые имеют быстрые каналы связи с биржей, другие — медленные. У кого-то относительно маленькая загрузка серверов, а у кого-то они перегружены. Как правило, перегружены серверы именно у тех брокеров, которые имеют больше всего клиентов. Поэтому масса клиентов получают котировки из прошлого с задержкой до одной секунды и выставляют ордера по прошлым котировкам. Выстроив быструю инфраструктуру с прямым доступом к FORTS, можно эксплуатировать это несовершенство. В этой категории находится арбитраж.

Есть и масса других инфраструктурных алгоритмов, но всех их объединяют общие характеристики. Во-первых, это маленькая средняя прибыль на сделку, зачастую сравнимая со спредом, а во-вторых, непродолжительность их жизни: инфраструктура постепенно устраняет такие неэффективности. Так, РТС ввела плату за транзакции, Forex-конторы вводят правила, согласно которым они не отдают прибыль, зафиксированную на резком «задерге» рынка, а любой арбитраж имеет тенденцию к уменьшению прибыли с появлением новых участников. Снижению доходности способствует и естественная эволюция: серверы становятся мощнее, каналы связи быстрее, а рынки все более глобальными и эффективными. Это не значит, что на инфраструктуре нельзя зарабатывать, просто надо понимать, что любая модель торговли, основанная на недостатках инфраструктуры, имеет свой срок жизни, порой весьма короткий.

Торговля волатильностью — это либо опционные стратегии, либо торговля, в основе которой расчет используемого капитала и корректное усреднение. Также сюда относится группа стратегий, нейтральных к рынку, например парный трейдинг.

 

Технология трейдинга

На мой взгляд, наилучшим подходом является не выбор одной самой доходной системы, а создание нескольких систем, диверсифицированных по разным торговым методам таким образом, чтобы и тренды не пропускались, и в периоды флэта какие-то системы давали небольшой профит, который будет держать на плаву весь комплекс. Комбинация принципиально разных подходов очень здорово сглаживает эквити счета и отвлекает внимание от текущих просадок по отдельно взятым системам. Например, торговля трендов и паттернов или торговля трендов и продажа опционов на одном счете позволяет получать прибыль как в периоды сильного рынка, так и в периоды флэта.

Наглядным пр

имером совмещения различных техник для достижения нейтральности по отношению к рынку может служить торговля паттернов на широком спектре а

кций. Если половина денег находится в «шортах», а вторая половина — в «лонгах», то даже экстраординарное событие практически никак не повлияет на размер счета. Это позволяет снизить общий риск портфеля и задействовать большую часть капитала, чем если бы все торговалось только в «лонг» или только в «шорт».

Практика совмещения систем, эксплуатирующих разные торговые методы, не исключает необходимости тщательной проверки каждой из них. Говоря о трендовом подходе, часто упоминают психологию трейдера как ключевой фактор успеха. Надо уметь пересиживать затяжные периоды просадок и не обрезать прибыль трейда, который перекроет просадку и выведет счет в плюс. Я глубоко убежден, что трейдинг — это технология, а не психология. Психология вступает в игру там, где технология отсутствует или нет понимания характеристик ее работы. Необходимо не ограничиваться графиком доходности и сухими параметрами, а понять, как себя ведет система во времени и за счет чего она забирает с рынка деньги.

Возьмем для примера набор трендовых систем, которые торгуются у меня на фьючерсе РТС. Если посмотреть на совокупный график доходности без реинвестирования с 2006 года по сей день (см. график 1), то все представляется более чем радужно. Перманентный рост практически без просадок. Теперь рассмотрим график дроудаунов (см. график 2) за тот же период — совсем другая картина: создается впечатление, что комплекс практически все время находится в просадке. Подсчет дней роста / просадки подтверждает опасения: из 1100 торговых дней 725 (65% времени) система находилась в просадке, а в оставшиеся 375 дней выводила счет на новую высоту. Усугубляет картину и подсчет длительности просадок и беспрерывного роста счета (см. графики 2 и 4) — просадки явно длятся больше. Типичная картина доходности хорошей трендовой системы, которая показывает стабильный рост на длительный периодах, при ближайшем рассмотрении выглядит так (см. график 5). Нужна ли психология для того, чтобы торговать такую систему? Нет. Нужны корректный расчет вовлеченности в рынок, понимание ожидаемого характера доходности и знание того, что самый большой дроудаун всегда впереди.

Иногда возникают дискуссии, что важнее — выход из позиции или вход в нее, что является ключом к успеху и т. д. Мне кажется, трейдинг можно сравнить с авиацией, в которой важно абсолютно все. Все компоненты в самолете должны быть высококачественными — от квалификации пилота до последнего винтика. Индивидуальный трейдер является инженером-конструктором самолета, а также заправщиком, летчиком-испытателем, рейсовым пилотом, техником, диспетчером, а порой сам является самолетом. Со 

временем, когда количество торгуемых рынков и систем разрастается, все меньше внимания уделяется каждой функции, соответственно, падает качество. С качеством в нашем деле опять же как в авиации. Все может быть замечательно, но достаточно всего лишь одному элементу дать сбой — и весь комплекс рухнет. Не говоря уже о том, что мы существуем в условиях постоянно меняющейся «атмосферы», в которой старые самолеты перестают летать и требуется перманентная разработка новых или доработка существующих. Поэтому, как мне кажется, имеет смысл максимально автоматизировать рутинные процессы и объединяться в команды.

В 2003 году я собрал команду из десяти человек для разработки систем на форуме Investo.ru. И хотя законченный продукт мы не создали, это мероприятие, несомненно, оказалось полезным. С кем-то я потом встречался, с кем-то работал над совместной системой, а с кем-то сотрудничаю по сей день. На сегодня dreamteam мне представляется такой:

1) исследователь / генератор систем — человек изучающий рынок, отвечающий за формализацию, проверку и создание законченных торговых алгоритмов;

2) программист — человек, способный алгоритмизировать и запрограммировать то, что не может запрограммировать исследователь, а также программирующий финальный вариант системы с техникой вывода ордеров в рынок;

3) трейдер отвечает за непосредственное исполнение и отслеживает текущий перформанс работающих систем;

4) сейлз занимается привлечением денег — недокапитализация не должна приводить к повышению рисков.

Так что буду собирать свою команду либо вольюсь в подобную структуру, чтобы взять на себя функции создателя систем и освободить себя от выполнения всего остального.

 

 

Опубликовано: журнал «D-Штрих» №21 // 15 ноября 2010 года

Автор: Евгений (pratrader), pratrader.livejournal.com