Андрей Кульпин
4
All posts from Андрей Кульпин
Андрей Кульпин in Андрей Кульпин,

Россия будет жить с рискованным бюджетом

 

Сегодня Государственная дума рассмотрит в первом чтении проект федерального бюджета на 2012–2014 годы. Традиционно скучная законодательная процедура могла бы пройти незамеченной, если бы не предшествующее ей выступление экс-министра финансов Алексея Кудрина на страницах газеты «КоммерсантЪ». Впервые публично и подробно объясняя свою позицию по поводу возникших разногласий с президентом, опальный чиновник заявил о необходимости умерить пыл и снизить бюджетные расходы, чтобы не допустить повышения основных налогов.

Мысль, конечно, не оригинальная. Бюджетная политика уже давно вызывает недоумение экспертов. Пока руководители иных государств ломают голову над тем, как бы еще сократить траты, российские власти действуют ровно наоборот и наперебой раздают щедрые обещания. Крайне благоприятная внешняя конъюнктура не располагает к раздумьям об экономии. Страна проедает практически все, что получает благодаря высоким ценам на нефть. Но подобная беззаботность может обернуться тяжким похмельем в случае их резкого снижения. А рассчитывать на то, что «эта музыка будет вечной», по меньшей мере, опрометчиво.

«Умерить оптимизм заставляет, во-первых, известная цикличность динамики этих цен: только за последние десять лет среднегодовая цена на нефть составила всего $60 — без малого половину от нынешней. А, во-вторых, текущие нефтегазовые „сверхдоходы“ тратятся без остатка, не создавая никакой „подушки безопасности“. Если в 2008 году бюджет оказывался сбалансированным при цене в $57,5 за баррель, то бюджет 2011 года — при $109, а бюджет-2012 балансируется только при $117,2», — напоминает Кудрин. Если нефтяные котировки упадут до $60 за баррель, дефицит бюджета составит 5,5%, резервный фонд быстро иссякнет, и расходы все равно придется резать, только это будет уже больнее.

Риски с исполнением бюджета, озвученные в статье Кудрина, безусловно, присутствуют, согласен Андрей Нечаев, бывший министром экономики в 1992–1993 годах. Правительство выдает слишком много авансов, но нет гарантии, что все обещания удастся выполнить. «В первую очередь, надо вообще разобраться с приоритетами, — отмечает Нечаев. — Потому что в нынешней ситуации, когда весьма высока вероятность того, что упадут мировые цены на нефть и, соответственно, резко сократятся доходы бюджета, который, как известно, на 45–50% формируется за счет нефтегазовых доходов, одновременно повышать пенсии, зарплаты учителям, расходы на оборону, зарплаты военнослужащим и т.д. — достаточно опасное занятие. Поэтому, конечно, правительство должно определиться, что для него наиболее приоритетно, и не наступать на госрасходы широким фронтом. Я думаю, что, если мы говорим о модернизации экономики и переходе на инновационный путь развития, то, конечно, образование более приоритетно, чем правоохранительные органы и оборона».

Почти двукратный рост расходов на оборону в ближайшие три года — основной камень преткновения в спорах по поводу запланированного бюджета, Его чрезмерная милитаризация, собственно, и рассорила Алексея Леонидовича с Дмитрием Анатольевичем. «Разработанная правительством и согласованная всеми ведомствами программа вооружений на ближайшие десять лет распухла до 20 трлн. рублей, — пишет Кудрин. — При этом способность оборонной промышленности сколько-нибудь эффективно усвоить эти деньги толком не прорабатывалась и вызывает большие сомнения: существенно более скромный оборонзаказ прошлого и этого года фактически сорван».

Позицию экс-министра разделяет директор Института глобализации и социальных решений Борис Кагарлицкий: «Проблема не в том, сколько тратится, а в том, как, и на что тратится. Механизм принятия решений абсолютно непрозрачный. У нас бюджет — это вершина айсберга, сам по себе он абсолютно не имеет значения. Когда мне называют сумму денег, которую потратят на оборону, мне это ни о чем не говорит. Потому что у нас танки получаются чуть ли не самые дорогие в мире уже сейчас. И когда начинают пересчитывать, сколько реально танков получит за эти деньги армия, наоборот, выходит, что у нас бюджет очень маленький. Значит, проблема не в том, что у нас много тратят на оборону, а в том, что у нас тратят неправильно — не на то, не так. И второй момент — просто воровать надо меньше. Тут даже сменой правительства не отделаешься, нужно всю систему управления радикально реорганизовывать как минимум».

Вот что еще интересно: даже если вдруг у правительства возникнет острое желание секвестрировать бюджет уже после его утверждения, с этим могут возникнуть проблемы. Нынешнее бюджетное законодательство практически не оставляет такой возможности, соответствующие процедуры там не прописаны, указывают эксперты. Впрочем, пока об этом нет и речи.

Бюджет на 2012 г. сверстан из расчета среднегодовой стоимости нефти на уровне $100 за баррель. И как ранее заявлял премьер-министр Владимир Путин, эта оценка консервативная, ведь сейчас нефть торгуется в районе $110 за баррель. Объем ВВП на будущий год планируется в 58,683 трлн руб, а инфляция не должна превысить 6%. В 2013 г. эти показатели планируются на уровне $97 за баррель, 64,803 трлн руб и 5,5%. В 2014 г. — $101 за баррель, 72,493 трлн руб и 5%. И все три года расходы будут увеличиваться. Доходы, предположительно, тоже. Однако бюджет останется дефицитным.

Чуда сегодня никто не ждет. Комитет Госдумы по бюджету и налогам на заседании во вторник рекомендовал принять в первом чтении проект бюджета. Возможно, его одобрение не будет единогласным. По крайней мере, фракция «Справедливая Россия», например, объявила о намерении проголосовать «против». Но в том, что документ пройдет первое чтение, равно как и все последующие, сомневаться не приходится. Второе и третье чтения назначены на 18 ноября и 22 ноября соответственно.