Олег
20
All posts from Олег
Олег in Олег,

Загадки обороны Южного острова в Брестской крепости

Последние высказывания Яценюка по второй мировой войне говорят о том, что у мужика поехали мозги. Хочу сказать, что подобная дезориентировка меня не слишком удивляет. Слишком большой шок произвело назначение здесь в Москве начальником в некой фирме человека, который потехи ради кричал молодым сотрудникам "Зиг хайль". Мозги его поехали из-за желания быть популярным. Лично я предпочитаю лозунг испанских республиканцев "no pasaran" (они не пройдут).
Сегодня я хочу поделиться своими думами о Брестской крепости.


Возвращаясь из Европы, я решил остановиться на денек (27.08.2014г.) в Бресте, чтобы посетить Брестскую крепость. Еще в детстве я читал до дыр книгу Сергея Смирнова о подвиге защитников крепости в 1941г. Поэтому не мог просто так проехать мимо. Признаюсь, самое большое эмоциональное впечатление во всей европейской поездке произвела именно наша крепость.


Территория всего комплекса очень обширна. Центральный остров - это главная Цитадель, но вокруг находятся другие укрепления, в которых везде шли бои. В данном очерке я ограничиваюсь описанием положения дел с обороной Холмских ворот - (на схеме под номером 23) и Южного острова (Волынское укрепление). Попытаемся, прежде всего, визуально оценить масштаб боев.

Это фото Холмских (Южных) ворот Цитадели.

Обратите внимание, что кольцевая казарма справа от ворот разрушена.

То же фото Холмских ворот изнутри, стена, соответственно, слева разрушена. Кажется, что разрушение этих стен заставило полкового комиссара Фомина отвести своих бойцов внутрь Цитадели.

на фото 1941г. немцы обстреливают эти ворота из противотанковых орудий..


А вот впечатляющее фото Егорыча сверху - слева от Холмских (Южных) ворот стена кольцевой казармы на десятки метров не сохранилась.

Однако на немецких фото 1941г. ближняя часть этой разрушенной стены у стены всё-таки выглядит целой. К сожалению, расширенного старого фото стены вдоль реки Мухавца не нашел, но, видимо, часть разрушений относится к послевоенному времени, поскольку на военных фото другие стены цитадели кажутся более-менее целыми..


Обратите внимание на фото 1944г сверху - справа северная часть крепость. Холмские ворота можно узнать справа в верхнем углу - они белеют за зданием бывшей гарнизонной церкви.

Холмские ворота советским бойцам пришлось оставить довольно скоро и перейти внутрь цитадели с тем, чтобы попытаться прорваться из крепости на север.. Ошибка это или нет, может прорываться надо было на юг. В любом случае, в северной части крепости гарнизон стал добычей немецких саперов. Они взрывали казармы цитадели, в которых сражались бойцы. Контуженный руководитель обороны комиссар Фомин попал, похоже, в плен в казарме 33 инженерного полка, где сейчас находится музей Брестской крепости. Командира выдал предатель и комиссара расстреляли - по первому описанию Смирнова - у Холмских ворот, где теперь установлена памятная доска. Позже появились другие версии даты пленения и места расстрела комиссара.

Переходим по мосту на Южный остров, где находился Госпиталь.

Сразу сталкиваемся с памятным камнем, посвященным его защитникам. Однако как протекали здесь сражения? С описанием сражений здесь похуже. Поэтому попробую описать всё известное, чтобы задать тут же вопросы.

Воспоминания старшего сержанта Данияла Абдуллаева:

"В этот первый день войны (22/06) нам трижды пришлось отбивать атаки противника (на Холмские ворота - Д.О.) со стороны госпиталя. Фашисты, как правило, не выдерживали штыкового боя и в панике отступали."


Многочисленные корпуса госпиталя (брестский военный госпиталь и военный госпиталь 28 стрелкового корпуса) располагались как раз на Южном острове. Также здесь находилась Школа младшего командного состава 84 стрелкового полка им.Коминтерна 6 стрелковой дивизии, большая часть курсантов была выведена из крепости на полигон. И в госпитале, и в школе курсантов врагу оказывали сопротивление дежурные курсанты, врачи, больные, пограничники 17-ого пограноотряда. Но, как видно из схемы госпиталя, немцы более-менее свободно проскочили по дороге от внешних Волынских ворот к мосту перед Холмскими воротами.

Старшая медсестра Ткачёва Прасковья

"Утром (23.06. в подвале госпиталя) вновь появились фашисты. Маслов хорошо говорил по-немецки. Он что-то объяснил им. Гитлеровцы отделили женщин и детей. Раненых и больных увезли, а мы ждали решения своей участи. Очень запомнился мне сын врача Григорьева, смышленый, четырехлетний мальчик. Он все время повторял: «Пусть уж добивают».

Во время наступления на Цитадель враги прикрывались женщинами и детьми. Женщины кричали нашим бойцам, чтобы они стреляли, не считаясь с тем, что их гнали впереди вражеской цепи..." Из воспоминаний Ткачевой не следует, что она была в этом живом щите.. Скорее всего, эпизод имел место 23 июня. В фильме "Брестская крепость" применение фашистами живого щита привела к тому, что женщины и дети легли, и наши бойцы стреляли, атаковали от Холмских ворот поверх заложников. С.Смирнов же пишет о том, что: "когда наши пулемётчики огнём с верхнего этажа казарм отбили и эту атаку, гитлеровцы сами перестреляли женщин, за спинами которых им не удалось укрыться."

Лейтенант Леонид Кочин:

"Со стороны госпиталя мы заметили группу людей, двигавшихся в нашу сторону. В бинокль были хорошо видны немецкие автоматчики, которые гнали перед собой людей в больничных халатах и в гражданской одежде. Это были больные из госпиталя и медицинский обслуживающий персонал, которых фашисты решили использовать как живой заслон. Они гнали их перед собой, зная, что в своих людей мы стрелять не будем. Тех, кто сопротивлялся, немцы расстреливали, больные что-то кричали нам, махали руками, а когда приблизились, мы услышали их призывы стрелять, не обращая ни на что внимания. Немцам удалось вплотную подойти к речке, и там они закрепились. Тогда мы поднялись в атаку и уничтожили большую часть их гранатами."

В этом отрывке очевидца в отличие от Ткачевой почему-то нет упоминаний о детях-заложниках, а весь характер быстрого изложения говорит о том, что это могло быть и 22.06.41г... Более определенное указание дает однако

Сержант Сос Нуриджанян:

"В конце второго дня (23.06. -Д.О.) во время атаки фашисты погнали впереди себя вольнонаемных, больных и раненых, захваченных в госпитале, женщин и детей. Спрятавшись за этим живым «барьером», гитлеровцы продвигались вперед. Мы подпустили их к мосту. Стали слышны возгласы наших людей: «Стреляйте, не щадите нас!»

- Ложись! - крикнул Бабаларян в ответ.

Увидев, что шедшие впереди немцев полегли, мы открыли огонь..."


С заложниками у немцев не получилось, и они подкатили орудия к мосту. Огонь прямой наводкой, вероятно, в т.ч. и вынудил Фомина покинуть Холмские ворота и уйти внутрь Цитадели.

Младший лейтенант Федор Забирко:

"Немцы ожесточились. В один из дней они подтянули артиллерию к насыпи за рекой со стороны госпиталя и, выкатывая орудия наверх, прямой наводкой на расстоянии 100-120 метров вели огонь по окнам. Из здания бывшей церкви гитлеровцы корректировали огонь."

Александ Филь, рядовой:

"Враг наступал со всех сторон. Тяжелый оборонительный бой вели бойцы взвода противотанковых орудий. В нашем расположении осталось по человеку на одно, а кое-где и на два окна. Боеприпасы были только трофейные.

В полдень (по логике этого рассказа - 24.06.41) комиссар Фомин приказал нам оставить незаметно свои боевые места (Холмские ворота) и перебраться в здание отдельного саперного батальона."

Старшина Александр Дурасов:

"Увидев меня, Фомин приказал двумя-тремя пулеметами по возможности задержать продвижение немцев со стороны госпиталя, а все остальные защитники в это время должны были отойти (от Холмских ворот - казармы 84-ого полка - Д.О.) в казармы саперного батальона. Вместе с группой, уходящей на это задание, я послал и Решетова, а сам установил на окне пулемет «максим». Среди оставшихся бойцов пулеметчиков не оказалось, поэтому мне пришлось вести огонь самому.". Позднее. "На противоположной стороне, в казармах 84-го полка (Холмские ворота - Д.О.), которые остались у нас в тылу, засели гитлеровцы и вели оттуда сильный обстрел из пулеметов, автоматов. Мы вынуждены были держать круговую оборону."

Однако сбивка по датировке может произойти за счет рассказа сержанта Соса Нуриджаняна

"Ночью 26 июня фашисты установили метрах в 100 от нас 3 орудия и на рассвете открыли огонь прямой наводкой. Снаряды попадали в стены, но особого вреда не причиняли. Один снаряд влетел через окно, ударился о противоположную стену, и казарма заполнилась слезоточивыми газами. Противогазов у нас не было, если не считать нескольких учебных." По логике текста вроде бы вытекает, что речь идет, скорее всего, о Холмских воротах и казармах 84 полка, а не казармах отдельного саперного батальона, куда ушли защитники Холмских ворот. Последующее описание говорит о том, что 29 июня Нуриджанян четко помнил, что прошла неделя боев. Несмотря на горячку боя, дни не потеряли свой счет. - "28-го все вспоминали предыдущую субботу и крепость с ее полноценной мирной жизнью."

Но сравните рассказ старшего сержанта Ивана Долотова, который расставляет все на свои места. Может, из рассказа Нуриджаняна вытекает, что все-таки казармы саперного батальона у Белого дворца (как ранее и Холмские ворота) немцы расстреливали прямой наводкой 27 июня?

Долотов: "26 июня утром, после ожесточенного артиллерийского огня, немцы пошли в атаку со стороны казармы 84-го полка (то есть от Холмских ворот на Белый дворец). Пулеметным и винтовочным огнем атаку остановили, хотя некоторые из фашистов уже находились метрах в 100 от нас."


Теперь последуем по Южному острову от Холмских ворот к Волынским воротам, что открывают дорогу через внешние валы к крепости. Слева в порослях я заметил какое-то сооружение.



Судя по схеме, разысканной в интернет - это здание управления Госпиталем. Экскурсоводы в музее сходу, кстати, не могли вспомнить, что это. - "Много там всего". Но, боже, в каком оно состоянии. - А ведь здесь 22 июня, возможно, тоже шел бой, хотя госпиталь и разбомбили уже в первые часы войны. Установить, оборонялись ли в здании управления, я пока не могу. Смирнов же пишет следующее.. "Полковые миномётчики нашли в этом складе небольшой запас мин и теперь стреляли из окон по расположению противника в районе госпиталя. Возникло даже своеобразное состязание в меткости стрельбы — миномётчики били по большому флагу со свастикой, который был поднят над крышей главного госпитального корпуса. Дважды гитлеровцы устанавливали этот флаг, и дважды миномётчики сбивали его."

Вот внутренняя сторона Волынских ворот на крепостных валах.

Справа находится женский монастырь (Свято-Рождество-Богородицкий), а в 1941г. в этом доме была полковая школа (84-ого полка).

видео Госпиталя

Большинство курсантов школы 84-ого полка было выведено на полигон для учений юго-восточнее деревни Волынка.

Вспоминает Николай Кюнг, заместитель политрука полковой школы:

"Мы спали, завернувшись в плащ-палатки и шинели. В небе (22.06.41 - Д.О.) засверкали зарницы. Потом они разрослись в сплошную завесу. Снаряды точно ложились в расположении нашей школы (то есть лагеря, а не казармы - Д.О.) ...

Первым желанием каждого из нас было прорваться за валы и укрыться за кирпичной стеной Цитадели. Но жестокий артиллерийский огонь преградил туда путь. В руках винтовка СВТ, пять холостых патронов и три взрывпакета. И так у каждого. У командиров пустые кобуры. И все-таки 19-20 человек, в числе которых я помню Кислицкого, Тарасова, Негодяева, Пушкарева, Алексея Кропачева, Максима Карповича, Чомаева, прорвались. Минуя Волынку, вышли к валам и недалеко от перекрестка заняли оборону."

Валы Южного острова мы видим. Бойцы, таким образом, намеревались оборонять крепость, её внешнюю ограду извне - на необстреливаемом участке.

Внешняя стороны ворот волынских укреплений

Что делалось же в самой школе, - вот это для меня большая загадка. Есть очень краткое описание в литературе. Всего одна строчка о том, что группе суточного наряда курсантов лейтенанта Михаила Егоровича Пискарева удалось закрепиться в казематах главного вала у Южных ворот и что она сражалась от 3 дней до(чуть ли)7 дней, - это уже в зависимости от источника. Например, пишут так: "Во второй половине дня 24 июня 2-й батальон 133-го пехотного полка противника захватил Волынское укрепление." - Это можно установить на основе немецких реляций о боях на Южном острове. http://www.brest-fortress.by/photo-gallery/category/42-the-last-centres-of-resistance.html

Однако, что случилось на самом деле с Михаилом Пискаревым, понять трудно (я прошу поэтому откликнуться всех, кто знает этого человека). Между прочим Пискарев уцелел идолгоработал после войны в г. Вязьма. Тем не менее, где найти его воспоминания? - Нет их в открытых публикациях сайтаhttp://www.fire-of-war.ruсобравшего воспоминания и работы по Брестской крепости. Что касается об упоминании в литературе (В.Бешанов, н-р) группы старшего политрука Леонида Кислицкого, сражающегося на южном острове, то она же действовала за внешними валами крепости - по ту сторону оборонительного комплекса. Бойцы не успели, не сумели возвратиться из полевого лагеря к месту своей постоянной дислокации (монастырь - школа командиров 84 полка). В этот отряд как раз входил наш рассказчик Кюнг.


Николай Кюнг о 23 июня 1941г.: "Сзади слышались беспрерывные взрывы, как будто падал большой водопад - это гитлеровцы обстреливали из минометов и гаубиц Цитадель нашей крепости. На Южном же острове только изредка раздавались пулеметные и автоматные очереди. Госпиталь, по словам разведчиков (из группы Кислицкого - Д.О.) , лежал в развалинах, полковая школа наша была цела, но вокруг нее виднелись фашистские пехотинцы."


Другими словами, на 23 июня Кюнг об ожесточенном сражении на Южном острове не говорит. Неужели, в основном сопротивление уже подавили? Как говорят германские источники, немцы были вынуждены ввести на остров дополнительные резервы. По книге Бешанова "А на следующий день (23 июня) командир 133-го пехотного полка доложил, что на острове сложилось критическое положение, и попросил выделить ему бронеавтомобиль. Бронеавтомобилей в дивизии нет, и саперы приступают к подрыву отдельных зданий и казематов."


На южном острове я нашёл также дот, который смотрит в сторону Буга. Это картинка, наверно, уже для другого рассказа.

Душин Олег