Петр I
14
All posts from Петр I
Петр I in ТрейдерS KOSMOS,

«Альтернатив американскому рынку просто нет»

В ноябре Россию посетил легендарный американский трейдер Ларри Вильямс, который в свое время разработал один из самых востребованных технических индикаторов – «процент Вильямса». Финансист выступил на конференции для частных инвесторов, организованной компанией Derex при поддержке брокера «Открытие» и Московской биржи. Financial One не упустил возможности пообщаться со знаменитым трейдером в кулуарах этого мероприятия, обсудив с Ларри Вильямсом его профессиональный путь, перспективы фондового рынка США, новые технологии, Китай и…любовь к марафонам.

Ларри, вы в России не впервые. Что-то изменилось принципиально с момента вашего последнего визита?

О, еще бы. Многое изменилось. Настроения среди трейдеров раньше были совершенно другими – в этот свой приезд я увидел гораздо больше счастливых людей. Чувствуется больше оптимизма, раньше такого не было. И еще – мне кажется, в прошлый раз было гораздо холоднее. Может быть, причина в глобальном потеплении, но на этот раз атмосфера более теплая, энергии больше, и люди, как мне показалось, стали счастливее. Не могу точно описать – это просто ощущение, что какое-то потепление в России есть, предпринимаются активные действия, есть реальная надежда.

Я торгую уже больше полувека, а местным игрокам пока не хватает опыта, и я рад поделиться информацией, чтобы они не набили те же шишки. Многие из них могут стать отличными трейдерами, вдохновившись, в том числе, и моими результатами.

Вы торгуете до сих пор?

Да-да, торгую. Каждый день.

А почему вы торгуете? Исключительно ради заработка, или?..

А я, кроме этого, ничего не умею делать. Вся моя жизнь – это трейдинг. Это мой единственный способ заработка. Торгую уже 50 лет – как можно после этого остановиться? Мне нравится управлять деньгами. Кроме того, чем больше я заработаю, тем больше смогу сделать людям хорошего. Бедный человек никому не может дать работу. А богатый – может. И я стараюсь помогать всем, занимаюсь благотворительностью, перечисляю деньги в фонды и прочее. Богатство – это хорошо. Самые мощные проекты на планете создаются обеспеченными людьми. Да и как можно сказать птице перестань петь? Это невозможно.

У вас есть торговые стратегии, которые работают из года в год? Или вы постоянно что-то меняете в своей системе?

Раньше мы вели ручную торговлю, сейчас – электронную, это многое изменило. Но фундаментально рынки все те же. Рынок не движется графиками. Большинство думает, что если у них есть график – они могут прогнозировать рынок. Нет. График – лишь отражение. Рынок движется фундаментальными условиями, условия порождают эмоции, а уже на основе эмоций возникают графики. Всякий раз, когда на рынке возникает перепроданность или перекупленность, возникает движение – это фундаментальные силы, которые работали всегда. И они не меняются, как и возникающие в ответ эмоции людей.

И что вы думаете о сегодняшнем рынке?

Я верю в американский рынок. У нас есть очень хорошая бухгалтерская система, надежная отчетность, огромная история. Фондовому рынку США уже 200 лет, а российскому – пока всего 20. Альтернатив Америке нет. Нет. Понимаете? Как можно не инвестировать в США? Там столько возможностей для торговли, столько молодых людей с потрясающими идеями и новыми продуктами, сильных компаний, зарабатывающих из года в год. Америка – это номер один. Это – король.

То есть вы не верите, что рынок США может вновь стать «медвежьим» ?

Нет, я думаю, что нас в этом году ждут новые максимумы. Все «медвежьи» моменты мы в этом году уже отыграли. Возможно, где-то будут откаты, но в целом бычий тренд на американском рынке продолжится. Кстати, это касается не только американского, но и других рынков. Потому что когда растет Америка – растут другие рынки. Тут есть прямая корреляция – за некоторыми исключениями.

Вам лично на современном рынке работать легче, чем раньше?

Конечно. Когда я был в вашем возрасте и только начинал торговать, свежий номер The Wall Street Journal за три дня доезжал до Калифорнии. Представляете, сидишь и три дня ждешь, пока он к тебе придет. И знаете, сколько он стоил? $300-400. Сейчас журнал можно купить за $2. Кроме того, торговать сегодня можно гораздо дешевле. Раньше я платил сотни долларов, а сейчас – лишь центы. Тридцать лет назад я звонил брокеру, он сообщал мне, что происходило на рынке, я записывал это на бумажке. Сейчас – пожалуйста, есть компьютер: сижу себе в Монтане, попиваю глинтвейн, ем рыбу, на костре приготовленную… или в Аргентине где-нибудь, и торгую. Гораздо легче.

А еще – раньше на рынке было мало игроков. Приходишь на вечеринку и говоришь: «Я на фондовом рынке торгую». Ответ: «Что?». Никто не знал, что это такое. Это было дело для избранных, сродни азартным играм. А сейчас инвестировать хотят все. В 1967 году объем торгов на бирже превысил 10 млн акций, и торги пришлось приостановить. Сегодня 10 млн – это секунда. Ликвидность выросла колоссально по сравнению с теми годами. Это даже сравнивать нельзя.

А как вы относитесь к высокочастотному трейдингу?

Честно говоря, у меня нет четкой позиции по этому поводу. Я не занимаюсь HFT-трейдингом, у меня нет в этом никакого опыта. Кому-то это подходит. Но в прошлом году в США семь из 15 крупнейших HFT-компаний потеряли деньги. Так что это игра не для каждого. Сам я не очень понимаю этот процесс, и, честно говоря, эта тема меня не очень интересует.

Сейчас есть ряд технологий, в том числе мобильных, которые должны упрощать выход на рынок акций, привлекать молодежь к торговле. Как это сказывается на рынке?

Возможно, стало даже слишком легко. А слишком легко быть не должно, понимаете? Ты покупаешь с неправильным мотивом и, соответственно, теряешь. Кто-то, расставшись с деньгами, разочаровывается и больше никогда не выходит на рынок. К сожалению, многие гонятся за технологиями, не сделав «домашнюю работу», не имея знаний. Одна технология тебе ничего не даст – это не казино.

Хорошо, конечно, что молодежь выходит на рынок. Но, к сожалению, значительный ее процент просто уйдет, разочаровавшись. И вот это мышление в духе «что-то не прикольно»… Если вы здесь для развлечения – вы сольете депозит.

Ларри, вы были в этом году в Китае?

Да, езжу в Китай каждый год в июне-июле.

И каковы впечатления от людей? Сохраняют ли они энтузиазм по поводу фондового рынка?

Китайцы сумасшедшие. Посмотрите, на нашей встрече большинство присутствующих – молодые мужчины. Ну, или немолодые. В Китае я выступал перед четырьмя тысячами людей, говорил четыре часа без остановки. И большинство из них были женщинами 35-45-летнего возраста. Их там называют «курочками» («the hens» – ред.). Так и говорят: «Рынком сегодня правят курочки». Это, конечно, очень сильно отличается от США и других рынков. Кроме того, на китайском рынке сегодня много молодых людей. Он был спекулятивным, но все изменится.

И что еще интересно… Я довольно хороший спикер, но когда я выступаю – кто-то обязательно засыпает. И среди китайских слушателей я также ожидал увидеть спящего. Но нет. Никто не спал. Они настолько погружены в обучение – я никогда ничего подобного не видел: слушатели фотографировали слайды, снимали лекцию на видеокамеры. Энергетика там царит потрясающая.

Когда я впервые посетил Китай тридцать лет назад, ничего подобного не было. Люди нуждались в деньгах, чтобы оплатить жилье и прокормить семью. Кто бы мог подумать, что все так изменится. А что еще интересно – когда я впервые был в Китае, люди в среднем были ростом мне по плечо. А сейчас там многие дети выше, чем я – настолько изменилась за тридцать лет их диета. Пожилые люди низкого роста – а молодежь высокая. То есть они изменились даже физически.

Я знаю, что вы любите бегать марафоны...

Есть такое. Правда, сейчас у меня больное колено, поэтому пока приходится ходить пешком. А так да – 70-80 миль пробегаю спокойно.

Для вас это способ расслабиться, или здесь тоже присутствует азарт, как в трейдерских соревнованиях?

Я люблю конкурировать. С другой стороны, марафон, при всей конкуренции – это дружба. Вы проводите вместе с этими людьми сотни часов, бежите бок о бок километр за километром. А еще, когда в жизнь все складывается тяжело, ты бежишь – и все стирается. Появляются свежие мысли, новые идеи. Поэтому здесь есть и очень сильный терапевтический момент.

Скажите, а что для вас значат награды? И трейдерские, и спортивные.

Ну, поскольку я люблю конкуренцию – я бы в любом случае участвовал в соревнованиях, даже если бы не получал за это денег. Ведь это способ доказать, что я действительно что-то умею. Может быть, я не лучший в мире – но я умею это делать. Понимаете? То есть сама природа конкуренции заставляет меня расти в собственных глазах. Дает жизненные силы.

Плюс, конечно, заработок – это всегда хорошо. А особенно приятно видеть, как зарабатывают мои ученики. Если я вижу, что они зарабатывают – значит, мое знание работает. Для меня это чувство очень-очень важно.

А можете рассказать о том, как складывается ваш обычный день? Сколько часов в сутки торгуете? Чем занимаетесь в свободное время?

Ну, во-первых, я не сплю, как обычные люди. Могу встать в четыре часа утра или в два часа ночи, а потом до семи утра работать. И затем снова заснуть. У меня нет фиксированного графика. Я никогда не спал как обычный человек. Хотел бы, но не получается. Может быть, из-за того, что я постоянно думаю о рынке.

Далее, для меня важно отслеживать результаты других людей, моих учеников, которые прочли мою книгу и применяют мою систему. Также я часто занимаюсь исследованиями, прогнозированием рынков. Прогнозы у меня точные, но нужно постоянно совершенствоваться. Я хочу найти то, что до меня никто не открыл, понимаете? Люблю прогнозировать, заниматься аналитикой, статистикой. Я не математик, у меня нет профессионального образования, я не профессиональный аналитик. Просто от природы в этом преуспел.

А что касается торгов – это не такой уж большой процент времени. Просто в конце дня я смотрю на потенциальные тренды, где-то 45 минут. Я рассортировал, поставил свои сделки, ордера, стопы и все: запустил робота – он сам торгует. Поэтому чистый процент времени на трейдинг относительно небольшой.

Плюс ко всему, я живу у океана, поэтому плаваю, ловлю лобстеров, занимаюсь дайвингом. В общем, я доволен своим образом жизни. Живу сейчас на Виргинских островах. Классно.

Почему на Виргинских островах?

Потому что это потрясающее место. Там совершенно другая культура. 95% населения – афроамериканцы, я там «белое меньшинство», но мне нравится. Нет никаких «Старбаксов» и прочего... И потрясающие люди. У меня много друзей среди местных. Ну и еще одно преимущество, чисто трейдерское – налоги. Они здесь всего 4%, а не 50%, как в США. Представляете, сколько можно сэкономить на налогах? Это меня и привлекло.

Кто-нибудь еще в вашей семье торгует?

Дочка некоторое время торговала активно. Я сам ее учил – она даже победила в трейдерском чемпионате. Но актерством она, конечно, зарабатывает гораздо больше. Сын у меня психиатр, ему трейдинг не интересен. Но он проводил психологические исследования, хотел понять, что общего у великих трейдеров. И… понимаете, я ничего не боюсь. У меня нет страха рынка. А вот у него – есть. Я не боюсь потерять деньги, а он боится. Другие дети у меня преподаватели. Поэтому единственный, кто торгует – это я. Члены моей семьи могут быть хорошими инвесторами, но не трейдерами. Конечно, я хотел бы, чтобы они следовали за мной, но сердцу не прикажешь. А я хочу, чтобы мои дети были счастливы. Пусть каждый найдет свою песню.

Вы сказали, что сами учили дочь торговать. Это было ее желание – учиться трейдингу, или ваше?

У нее это было в рамках домашней школы. Как часть программы – математика, физика и трейдинг. Просто один из предметов. Но, в принципе, она человек довольно рискованный и зарабатывала достаточно хорошо. Я лишь сказал: давай попробуем поучаствовать в конкурсе. И она разогнала $10 тысяч до более $100 тысяч. То есть потенциал у нее есть.

Мы все читали ваши книги. А какие книги вы назвали бы своими учителями?

Моя любимая книга - «Цюрихские аксиомы» Макса Гюнтера. Потрясающая, невероятная, мудрая. Честное слово, если бы я умел так писать – был бы гением.

И еще одна книга у меня как раз с собой. Сейчас я вам ее покажу. [Достает тетрадь с записями – ред.]. Это самая важная книга для любого трейдера. По ней я могу отслеживать свои сделки по нефти, австралийскому доллару и так далее – и делаю это каждую неделю. Я все записываю. Очень педантичен в этом плане. Видите, даже в Россию поехал – и взял ее с собой.

А в свой компьютер вы вносите эти данные?

Я не очень люблю эти вещи, пишу от руки. У меня артрит, мне тяжеловато печатать, а здесь все черным по белому. Тут не ошибешься.

У вас много учеников, студентов. Какой совет вы обычно им даете?

Что большинству это [трейдинг – ред.] просто не подходит. Что большинство из них, так или иначе, проиграет. И тогда это не их дело. Есть амбиции, но нет таланта. Поэтому, если вы видите, что не идет – просто примите, что это не ваше. Идите дальше. Наверное, это мой главный совет.

Ну и во-вторых – каждому ученику нужен учитель, с которым он «на одной волне». Учитесь – не обязательно у меня, можно у кого-то еще. Если вы слышите материал и путаетесь – значит, это просто не ваш человек. Найдите своего учителя.

У вас есть ученики, которыми вы гордитесь?

Конечно. Брайан Шед, например, – бывший морской пехотинец, сейчас миллионер. Еще один, итальянец, Том Демарк – легендарный инвестор сейчас, начинал с нуля. Еще один, Себастьян Памкадро, был стоматологом. И что думаете – он очень много времени отдал трейдингу и сейчас зарабатывает сотни тысяч долларов в месяц. Он далеко не сразу стал таким успешным. Но у него было рвение. На самом деле, это здорово, когда люди занимались в жизни чем-то совершенно другим, а потом стали трейдерами и добились многого на этом поприще.

Вы с ними до сих пор общаетесь?

Конечно, постоянно общаемся.Открытки на Рождество от них получаю. Все-таки я сыграл важную роль в их жизни, показал этот путь. И они мне благодарны. А я рад, что у них все так блестяще получается.

Беседовала Татьяна Ломская