Никита Петров
1
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Формула Экклстоуна

Главное российское событие прошедших выходных – гран-при «Формулы-1», прошедшее в Сочи. Оно активно освещалось практически всеми основными мировыми СМИ. Правда, западные журналисты традиционно попытались очернить светлый спортивный праздник. Так, британцы из The Telegraph сравнили сочинское ралли с потемкинскими деревнями, а несколько изданий выдали прогнозы, что «Формула» может не прижиться в Сочи – мол, туристов мало, не хотят они к нам ехать, да и прямых рейсов нет. Впрочем, на событие такого уровня Россия вполне может сформировать и внутренний спрос. А продолжение ралли – это вопрос бизнеса, т.к. гоночный проект ориентирован на получение прибыли. Именно о бизнес-модели «Формулы-1» рассказывает сегодняшняя старость (заимствована из прошлогоднего РБК).

Современная «Формула-1» давно перестала быть спортом отважных мужчин и превратилась в глобальное бизнес-предпри¬ятие, которым бессменно руководит прозорливый Берни Экклстоун.

Мы давно уже не удивляемся тому, что за возможность насладиться звуками моторов и вблизи увидеть чудо современного автомобильного спорта — болид «Формулы-1» — придется выложить кругленькую сумму. Уже никого не изумляют разговоры о том, что наш единственный представитель в мире королевских автогонок потерял место на стартовой решетке из-за отсутствия должной финансовой поддержки. Безобидное шоу увлеченных механиков из заброшенных гаражей и бесшабашных пилотов трансформировалось в лавину блестящих монет. В целом в «Формуле-1» вращаются миллиарды долларов. Но давайте разберемся, откуда берутся такие цифры, а самое главное — куда деваются все эти безумные средства.

Безусловно, коммерциализация спорта очевидна. Затраты на подготовку спортсменов возросли за последние десятилетия в десятки раз, миллиардные вложения требуются для того, чтобы запустить стадион мирового уровня или построить автодром. Мы безропотно включились в гонку вооружений, громко хлопнув дверью перед носом спортсменов-самоучек. Для того чтобы пробиться к олимпий¬ским вершинам, богатым папочкам или вовлеченным в процесс спонсорам придется серьезно раскошелиться. Тренеры-рекрутеры давно перестали набирать мальчишек в футбольные клубы на дворовых площадках: теперь желающие могут с самого раннего детства посещать спортивные секции в любимом футбольном клубе. Оплачивая эти радости сполна.

В «Формуле-1» все вертится вокруг денег. За выступления в команде пилоты должны заплатить спонсорскими взносами, сами команды вынуждены за бешеные деньги приобретать у поставщиков запчасти, двигатели, коробки передач, колеса. Каждый телевизионный канал, желающий показывать своей стране захватывающие баталии на лучших мировых трассах, должен выложить до десятка миллионов долларов.

Много лет назад именно Берни Экклстоун, или Мистер Е, как его называют в паддоке, предложил командам объединиться в чемпионат, подписав при этом некий Договор Согласия, давно ставший камнем преткновения «Формулы-1». Именно этим Договором определяются условия участия команд в чемпионате. Без него команда просто не выйдет на старт Гран-при. Точнее, она может участвовать в гонках, но это не будет иметь никакого коммерческого смысла, так как Договор Согласия не просто определяет правила игры, но и позволяет лучшему десятку команд насладиться щедростью Мистера Е — именно первые десять команд получают по итогам сезона финансовую поддержку. Средства для поддержки команд состоят из поступлений от продажи прав на телевизионные трансляции и иных коммерческих отчислений. Добрая их половина так и остается в управляющей компании «Формулы-1», остальные распределяются между командам пропорционально результатам, показанным в предыдущем сезоне. Команда-чемпион может получить по итогам такого распределения до сотни миллионов долларов.

Итак, команда получает финансовую поддержку от Берни, но этих средств едва ли хватит на содержание коллектива в 300—500 человек. Так что остальную часть бюджет каждая команда должна найти самостоятельно. Весомым источником финансирования команд являются поступления от спонсоров. Причем взносы пилотов в размере 7—10 млн не являются определяющей статьей в бюджете команд, но станут весомым подспорьем. Кроме того, каждый спонсор, поддерживающий того или иного начинающего гонщика, потенциально может стать перспективным партнером команды, ориентированным на высокотехнологичный бизнес автоспорта. Крупные компании, серьезно поддерживающие команды, выкладывают за право получить наклейку на борту болида «Формулы-1» десятки миллионов долларов.

Дополнительным финансовым ресурсом чемпионата являются взносы, которые Экклстоун собирает с каждой трассы, желающей принять гонку Гран-при. Причем суммы эти давно стали девятизначными. Именно по этой причине «Формула-1» постепенно переезжает на современные автодромы, сооружаемые по всем миру. Нет у Европы возможностей оплачивать дорогущие развлечения.

Любой баннер на трассе, принимающей гонки, приносит Берни деньги. Даже появление поставщиков у чемпионата мира сопровождается подписанием чека на крупную сумму.

«А как же спорт?» — спросите вы. А спорт является прекрасным обрамлением жестко отстроенного и скоординированного финансового механизма. Простой мальчишка, даже очень талантливый, не сможет пробиться в «Формулу-1», не пройдя несколько ступеней подготовки, не выступая в молодежных гоночных сериях. А это означает, что подготовительный период спортсмена может продлиться несколько лет, за которые будет потрачено около десятка миллионов долларов.

Очередной сезон чемпионата мира стартует в Австралии. Этот сезон станет последним в эпохе двигателей V8. «Формула-1» возвращается к турбированным моторам, но теперь это будут шести-ци¬лин¬дро¬вые агрегаты объемом 1,6 л. Переход на новые правила должен сократить расходы на постройку болидов и содержание команд. Неужели этого добивается расчетливый Берни Экклстоун?